Расследовать расследование. Когда завершится "Дело Евромайдана"

1196

Пока сетевое сообщество с присущей ему бескомпромиссностью обсуждало песню "95-го квартала" о пожаре в имении Валерии Гонтаревой и желтое платье Елены Зеленской на интронизации японского императора, а народные депутаты массово проходили проверку на детекторе лжи, в Генеральной прокуратуре неожиданно (во всяком случае для потребителей информпродукта) вспомнили о расследовании "Дела Евромайдана".

В пресс-службе уполномоченного органа анонсировали создание рабочей группы для проведения аудита расследования преступлений, совершенных во время массовых протестов 2013-2014 годов. В группу включат адвокатов семей погибших. Можно предположить, что правоохранители готовы выйти на более высокий уровень расследования и от собственно расследования преступлений приступить к расследованию того, как проводились расследования.

Длительность расследований и не особо высокий уровень внимания к оным средств массовой информации породили в обществе представления о том, что, как и во многих прочих сферах, для установления истины о событиях почти уже шестилетней давности ничего не делается. Это не в полной мере соответствует действительности. Во всяком случае, так утверждают правоохранители.

Напомним, в ходе массовых акций погибли 87 частников протестов, еще 17 скончались от ранений впоследствии. Около 1700 человек получили ранения различной степени тяжести.

Также погибли 19 правоохранителей.

Такова, условно говоря, "Арифметика майдана"

А вот таким образом выглядит "Арифметика расследования".

По данным Генпрокуратуры, подозреваемыми по делам Майдана проходят 448 человек. Из них: 48 чиновников, 228 правоохранителей, в том числе 27 следователей, 20 прокуроров и 23 служителя Фемиды.

В суд направлено 193 обвинительных акта в отношении 297 человек. 45 человек получили обвинительные приговоры.

Но реальные сроки по майданным делам получили 11 человек. Все эти лица относятся к разряду так называемых "титушек", то есть лиц, нанятых за деньги для оказания физического воздействия или устрашения кого-либо.

В частности, отбывают наказание два представителя Харькова, которые в Киеве на Петровке захватили человека и подвергли его пыткам (по одной из версий, пострадавший даже не был причастен к протестам).

В остальных случаях суды устанавливали наказания, не связанные с лишением свободы (условные сроки или денежные штрафы).

Процесс идет, хотя числовые показатели жертв и понесших наказание – просто несопоставимы.

Ни один милиционер или боец спецподразделения не был признан виновным в совершении убийств участников протестных акций.

Крайне любопытно, что одним из подозреваемых является разжалованный из президентов Виктор Янукович. В январе 2019-го суд заочно приговорил Януковича к 13-ти годам лишения свободы по 111 статье УК (государственная измена) за деяния, не связанные напрямую с лишением жизни участников Евромайдана или причинения им телесных повреждений. Аргументов у следствия по "Делу Евромайдана" против Януковича не нашлось.

Что касается расследования убийств сотрудников правоохранительных органов, то визуально данное мероприятие представляется малоперспективным.

Здесь следует сделать оговорку, что Закон Украины "О недопущении преследования и наказания лиц по поводу событий, которые имели место во время проведения мирных собраний", принятый в 2014 году, предусматривает освобождение участников майдана по 80-ти статьям Уголовного кодекса. Например, не подлежат преследованию лица, причастные к преступлению, предусмотренному статьей 109 УК (Действия, направленные на насильственное изменение или свержение конституционного строя или на захват государственной власти), или причинившие тяжкие телесные повреждения (статья 121 УК).

Однако в перечне статей отсутствует статья 115 УК (умышленное убийство) и даже статья 119 (убийство по неосторожности).

Об истинном предназначении создания группы по расследованию расследования можно строить лишь догадки. На первый взгляд,  иных причин создания "группы" помимо выявления нарушений или даже злоупотреблений, допущенных в ходе расследования предшественниками, быть не может. Но, к примеру, информация о том, что ГПУ не видит объективных данных для расследования деятельности пятого президента Порошенко, косвенно указывает на то, что особого стремления "догонять папередников" в ведомстве не наблюдается. Остается запасной вариант – демонстративный шаг навстречу пострадавшим, совершенный в рамках реализации концепта "Мы сделали все, что могли".

Дмитрий Михайлов