Прямые поставки газа: все "за" и "против"

522

Переговоры по продлению газового транзита из Российской Федерации в Европейский Союз через территорию украинского государства, зашедшие в тупик на уровне национальных газовых компаний, попытались несколько оживить на уровне первых лиц.

Однако заявление президента Зеленского об обсуждении газового вопроса во время телефонной беседы с главой Российской Федерации вызвало крайне неоднозначные оценки в среде экспертного и околоэкспертного сообщества. Одним из камней преткновения стало предложение "Газпрома" о прямых поставках газа, а не реверсом через Словакию, что с одной стороны должно привести к снижению стоимости импортного газа, но с другой вступает в категорическое противоречие с одним из главных современных агитационно-пропагандистких тезисов о соскакивании с газовой иглы.

Учитывая повышенную щекотливость тематики, воздержимся от собственных досужих суждений, предоставив слово исключительно знатокам и ограничившись лишь редкими комментариями.

Наиболее образно и емко аргументы сторонников и противников прямых поставок удалось аккумулировать схлестнувшимся в полемической баталии в эфире одного из телеканалов бывшему нардепу трех созывов Виталию Журавскому и бывшему Вице-премьеру Павлу Розенко. Их политический (или политэкономический, если кто-то помнит еще такое определение) батл вполне может подаваться широкой аудитории с подзаголовком "Все что вы хотите знать о прямых и реверсных поставках импортного газа, но стесняетесь спросить".

Кто категорически против прямых поставок?

Не понимающие прелестей газового реверса эксперты зачастую строят свои аргументационные конструкции от противного, пускаясь в рассуждения о том, кто выступает против прямых поставок газа из РФ в частности и был бы не против ликвидации газового транзита через территорию украинского государства в целом. Согласно расчетам Журавского, отказ от заключения договора о прмых поставках приведет к росту цены газа для населения с 8 000 за тысячу кубометров до 13 000. То есть более чем в полтора раза. Однако, ряд сил заинтересованы, чтобы договор не состоялся.

По версии Журавского это:

- представители руководства "Нефтегаза" Андрей Коболев и Юрий Витренко, которым в случае заключения договора с "Газпромом" придется возвращать премии в размере 200 и 150 миллионов гривен соответственно за выигрыш в Стокгольмском арбитраже, так как снятие взаимных финансовых претензий едва ли не главное условие противной стороны (премии нефтегазовцы начислили себе за выигрыш у "Газпрома" в Стокгольмском арбитраже 2,56 млрд долл., но деньги так и не поступили);

- частные добытчики газа, которые рассчитывают, что при дефиците энергоносителей смогут поднять цены;

- посредники, которые покупают газ в РФ и через Словакию продают его в Украину с наценкой примерно 30%;

- американское газовое лобби, которое стремится вытеснить "Газпром" с европейского рынка и нарастить поставки сжиженного газа из США.

При этом, по версии все того же эксперта, отказ от договора приведет к некоторым последствиям:

- потери 3=х миллиардов долларов в год от транзита;

- увольнению 50 тысяч работников, которые обслуживали транзит;

- повышению цены на газ для населения (о чем, впрочем, было сказано выше).

Это лишь одна из версий, не претендующая на абсолют. Что и попытался доказать бывший виц Розекнко.

Чем грозят прямые поставки газа?

Бывший виц Розенко попытался сконструировать позицию противников прямых поставок газа из РФ на фундаменте принципиального отказа от любых форм сотрудничества и некоторых обывательских страхах среднего уровня примитивности.

Сформированный комплекс аргументов вполне может занять место на страницах отечественной истории как "Тезисы Розенко":

- за прямые поставки газа украинское государство должно будет разместить российские военные базы в Мариуполе, Харькове или Одессе (не смотря на очевидную высосаннось рассказов о размещении военных баз из пальца, данный тезис достаточно метко поражает целевую аудиторию, выведенную из состояния психологического равновесия повышенным уровнем напряженности, который наблюдался в информационном пространстве в течении последних шести лет);

- за прямые поставки газа РФ потребует обеспечение прохода своих товаров на территорию Крымской АР через Мариуполь (такие условия в пакете предложений РФ отсутствуют, но рассужденияна уровне предположений тоже никто не отменял);

- прямые поставки газа приведут к неминуемому снятию санкций против РФ со стороны США и Европейского союза (объективно никакой связи между санкциями и поставками газа не существует, но как метод запугивания той части электората, для которой наличие санкций является едва ли не главным постреволюционным приобретением, тезис вполне продуктивен);

- "Нефтегаз" не покупает российский газ через Европу, а покупает газ у европейский операторов; происхождение этого газа не имеет значение (формально безупречный аргумент, даже если учесть, что по факты Словаки, поставляющей газ на территорию украинского государства просто негде его взять кроме как в РФ).

Почему транзитный договор не должен состоятся?

Рассуждения о "перемогах" и "зрадах" в газовой теме разбиваются о главный камень преткновения – материальные претензии украинской стороны к "Газпрому".

Напомним, что в стокгольмском арбитраже "Нефтегаз" отсудил 2,56 млрд долларов. Не смотря на то, что решение находится на стадии обжалование, с мыслью об этой победе все уже сроднились.

В 2918 году Антимонопольный комитет Украины наложил штраф на "Газпром" как на монополиста в размере 85,86 млрд грн., что по нынешнему курсу – около 3,55 млдр долл., на миллиард больше, чем заработано в Стокгольме.

Признание "Газпромом" данных претензий влечет не только серьезные материальные расходы, но и наносит имиджевый удар по высшему руководству РФ. Так что можно предположить, что именно в этом вопросе сторона поставщиков будет стоять до последнего.

В отечественном же политикуме просто физически не существует управленцев способных к принятию решения об отказе от претензий с очевидной для себя угрозой получить обвинения в предательстве национальных интересов. Такие дополнительные неприятности не нужны ни главе государства, ни премьеру, ни тем более руководителям "Нефтегаза", у которых и без этого все складывается относительно неплохо.

Впрочем, кое-какие выходы из кризисной ситуации тоже имеются: приобретение российского газа европейцами на украино-российской границе. Что помимо прочих проблем решило бы и идейные шероховатости – ГТС транспортировало бы не агрессивный газ, а вполне миролюбивый и цивилизованный. Однако, для принятия подобного решения потребовалось бы наличие у политического руководства страны реального веса на европейской арене, а не декларативного.

Дмитрий Михайлов