Привет, банк, или Операция "Национализация"

2203

Вместо эпиграфа

С кавказским акцентом: «Надежный банк – устойчивый банк. Поставк стеклотар из Тбилиси»

(Пародия на телевизионную рекламу, КВН 90-х)

 

Одним из любопытнейших статистических фактов уходящего года могло бы стать количество успокоительного, выпитого рядовыми вкладчиками «ПриватБанка» и переживающими за них невкладчиками в течение последней пары-тройки дней. Но хорошо все то, что кончается хорошо. Или хотя бы более-менее удовлетворительно. В общем, в прежние времена в подобных случаях говорили: «За испуг - саечка». И проштрафившийся получал щелчок по подбородку. Потому что главное правило во всех жизненных ситуациях – провалился под лед, устроил пожар, залез на дерево и не можешь спуститься – не суетиться. И когда гигантская рыба-меч пробивает днище корабля, а здоровые сильные мужики, втаптывая в палубу детей, женщин, стариков и всех, кто ниже ростом, устремляются к спасательным шлюпкам, капитан не просто имеет право, а обязан пристрелить нескольких паникеров на месте. Таковы суровые морские законы.

На берегу порядки не столь жестоки, очевидно, поэтому и  настроения куда более валидольные.

Недавний пост в ФБ одного из счастливых владельцев пластиковой карточки «ПриватБанка» вполне может претендовать на роль гимна обеспокоенного вкладчика.

«Из неприятного… В Р*** на Холодной горе не принимают к оплате карты «ПриватБанка». Кассиры сообщают покупателям, что на кассах терминалы «ПриватБанка» не работают, и произвести оплату картами банка покупатели не могут. В результате люди массово бросают тележки с продуктами прямо возле касс…»

Массово брошенные тележки с продуктами возле касс, как последний штрих картины апокалипсиса, стоило бы даже придумать, чтобы вставить в качестве немой сцены в финал пафосной повести о битве добра со злом на исходе времен. Но в целом остросюжетной истории из национализации «ПриватБанка», сообщение о которой должно было взорвать информационное пространство ранним утром в понедельник (что, естественно, не укрепляет убитую репутацию первого дня недели), не получилось. Интрига оказалась не более закрученной, нежели в пьесе о ребе и девушке, вопрошавшей, какую сорочку ей надеть в первую брачную ночь – длинную или короткую. (Даже незнакомые с данным произведением вполне могут догадаться, что результат для вопрошающей персоны был одинаковым абсолютно при любой длине сорочки). Поэтому пересічного громадянина причины и подробности национализации банка могут взволновать примерно в той же степени, сколь и приключения Карабаса-Барабаса в погоне за золотым ключиком.

Первая приходящая на ум представителю широкого круга читателей версия – отжали – вполне соответствует его уровню  познаний о сути бытия, почерпнутых из новостных лент, в которых рассказы о том, как хлопцы с автоматами приехали на комбайне и собрали взращенный чужими трудолюбивыми руками урожай, по популярности уступают лишь сообщениям об очередных косяках реформированной полиции.

Один из владельцев ФБ-страницы (указание имен совершенно лишено смысла, потому что под сочетанием букв может скрываться кто угодно) выступил с утверждением, что «Приват» не выдержал информационных атак, в частности, контрольным выстрелом стало сообщение «Интера» о приостановке платежей, что вызвало нездоровый ажиотаж среди вкладчиков – и вот вам результат. Как теоретически можно было бы завалить банк информатаками, и что из этого может получится, вполне забавно описал Сергей Минаев на страницах своей знаменитой повести «Media Sapiens». С учетом того, что на дворе век 21-й, информационная защита предприятий организуется примерно столь же тщательно, сколь и защита от налетчиков. И появление в ней прорех носит скорее субъективный характер, примерно, как появление дыры в заборе, через которую советский пролетариат тащил маргарин с маргариновой фабрики. А посему и версия, гласящая о том, что акционеры банка якобы (а как мы помним, во всех подобных историях это ключевое слово) избавились от чемодана без ручки, тоже имеет право на существование. Просто как версия – и не более.

Кто кого перехитрил – Карабас черепаху Тортилу или наоборот – вряд ли имеет значение. Ведь даже если театр перейдет в собственность Буратино, с носом все равно останется он, просто потому, что таков его сценический образ.

Теоретически меньше всего, конечно же, должны пострадать простые вкладчики. И потому что при нынешнем уровне доходов и цен никаких простых вкладчиков просто не может существовать в природе, и потому что нет ни одной причины, по которой рядовой представитель ширнармасса размещал бы свои сбережения в банках, если только они не стеклянные трехлитровые. Стремление получать проценты по вкладам – это последнее, в чем должен публично признаваться человек, претендующий на статус самодостаточного. Ибо извлечение добросовестной выгоды может быть связано исключительно с производством материальных благ. Сапожник производит сапоги, портной – одежду, хлебороб – хлеб. Рантье же не производит ничего кроме разве что хорошего впечатления, и то в исключительных случаях, если он персонаж водевиля «Соломенная шляпка» Леонидас Фадинар.

К тому же доверие к банковской системе таково, что даже премьер-министр и глава Минфина предпочитают сотню-другую тысяч держать у себя под условной подушкой, а не в чужом большом красивом доме с евроремонтом и опрятно одетым персоналом.

Даже угроза потерять случайно зависшие на карточках пенсии или зарплаты (а таковые не могут превышать нескольких тысяч гривен) отнюдь не повод для паники. Наличие в доме портативного калькулятора внесет в мятежные души умиротворение. За последние пару лет только на росте цен и тарифов каждый пенсионер недополучил (а следовательно, потерял) материальных благ примерно тысяч на 15-18 гривен, а обладатель средней зарплаты - тысяч на 60. К тому же дополнительным утешением может служить и то, что граждане, никогда не державшие своих денег в национализированном банке, тоже не останутся в стороне, о чем уже отрапортовала глава НБУ Гонтарева: «По состоянию на 1 декабря этого года, недостача (в банке – авт.) достигла 148 миллиардов гривен».

Так как привлечение к ответственности за образование подобной недостачи кого бы то ни было, в принципе, не планировалось, к указанным цифрам можно относиться исключительно с точки зрения беспристрастной арифметики, правила которой говорят, что 148 миллиардов на всех, это 3,5 тысячи на каждого, включая грудных младенцев. На семью из трех человек – 10,5 тысяч. Из четырех – 14 тысяч гривен. Примерно такой намек можно уловить и в заявлении президента о государственных гарантиях вкладов, учитывая, что никаких государственных денег в природе не существует, а существуют лишь деньги налогоплательщиков. О том, что процесс уже пошел, доложила замглавы НБУ Екатерина Рожкова, сообщив, о выделении национализированному банку 15 миллиардов гривен. Так что, если подходить к вопросу без эмоций, а чисто математически, то вместо 3500 гривен с носа причитается уже по 3150. То есть улучшения стали заметны уже сегодня. И это тем более не повод для паники.

Дмитрий Михайлов