Пришел, увидел, распустил. Особенности национальной инаугурации

557

Вместо эпиграфа

"Видно, в понедельник их мама родила…"

(песня из кинофильма "Бриллиантовая рука", 1969 год)

20 мая 2019 года имеет крайне высокие шансы остаться в истории отечественного инаугурирования, как минимум, по трем позициям:

- впервые в истории страны приведение президента к присяге проводится в понедельник (кому-то может показаться это совершенно неважным, но именно вокруг дня инаугурации велись отчаянные дискуссии в политических ток-шоу и сессионном зале парламента);

- впервые на инаугурацию мэр столицы прибыл на велосипеде (правда, троллинг в стиле кинематографического Голобородько не удался, ибо Зеленский вообще пришел пешком);

- впервые на церемонии инаугурации новоизбранный президент объявил о роспуске Верховной Рады.

Так как значение первых двух обстоятельства можно по большей части отнести к разряду политических примет (хотя пока и не понятно, что они означают), попробуем остановиться на третьем обстоятельстве, способном в ближайшем будущем радикальным образом изменить политическую картину страны.

Брать "быка за рога" – чего от него ожидала наиболее радикальная часть из 73% – шестой президент начал практически сразу, заявив о роспуске Верховной Рады.

Таким образом, перетягивание каната между президентом и парламентом началось в день инаугурации. Произнести слова "Я распускаю Верховную раду Украины" явно недостаточно для роспуска. Формально парламент не обязан мгновенно следовать добрым пожеланиям. Нужны законные основания.

Законодатели предприняли кое-какие превентивные меры, призванные прикрыть свои места соприкосновения с мандатопредоставляющими креслами кое-какими формальными нормами. Фракция "Народного фронта" выходом из действующей коалиции (по иной версии, несуществующей) как бы устранила формальные поводы для досрочного прекращения деятельности Рады 8-го созыва.

Согласно Конституции, одним из оснований для роспуска Рады является отсутствие коалиции (и выход НФа из коалиции косвенно указывает, что подтверждение наличия парламентского большинства вызывало очень большие проблемы). Но после прекращения деятельности коалиции на формирование новой, опять же в соответствии с Конституцией, отводится 30-дневный срок.

Формально парламентарии могут не реагировать не только на слова вступившего в должность президента, но и на письменный указ, который просто обязан появиться после столь громкого заявления.

Возникает феноменально большой и крючковатый вопрос: а как же президент собирается продавливать тему досрочных парламентских выборов, если Рада не захочет распускаться, опираясь на действующее законодательство?

Если Рада возьмет под козырек, и кто, понурив головы, а кто, преисполненный оптимизма, отправится на «досрочку» – проблема отпадает сама собой, как засохший ком грязи от ботинка. А если нет?

Попробуем спрогнозировать, что уже в ближайшие часы Владимир Зеленский будет подвергнут информационной атаке, основным содержательным наполнением которой будут обвинения в нарушении Конституции и узурпации власти. Не исключено, что наиболее резвые критики заведут разговор об импичменте, так как нарушение Конституции, в принципе, можно трактовать как повод к началу процедуры отстранения.

По факту вопрос о досрочных парламентских выборах должен наглядно продемонстрировать электоральным массам, кто в доме хозяин.

Согласие Рады отправляться на досрочные выборы будет означать, с одной стороны, победу старой системы доминирования института президентства, с другой – полное и, скорее всего, без права на реванш поражение старых политических группировок и проектов.

Если же тему досрочных выборов продавить не удастся, то новоизбранному президенту не будет иметь смысла даже появляться на глаза избирателю, все еще в большинстве руководствующемуся древними патриархальными стереотипами "мужик сказал – мужик сделал".

Екатерина Павловская