Премьер в метро, или Кризис политических технологий

3156

Вместо эпиграфа.

Если премьеры начинают ездить на метро, значит, где-то запахло выборами.

(Народная примета)

Четвертый визит в Харьков первых персон государства – три раза премьер, один раз президент – даже с учетом неформального первостоличного статуса можно отнести к категории повышенного внимания.

Напомним, что не далее как вчера город снова посетил премьер-министр Владимир Гройсман, принявший участие в открытии «прозрачного» центра, собрании мэров городов и поездке в метрополитене.

Дополнение уже традиционной схемы работы с электоральным массивом «перерезание ленточки – заздравная речь – фото на память» поездкой в метрополитене свидетельствует о большом желании внести в телевизионную картинку элемент разнообразия. Но возвращение к жанровой архаике свидетельствует скорее о глубоком кризисе, который переживает современная политтехнологическая мысль.

Демонстрация единения спецперсонала с народным массивом посредством езды в общественном транспорте воспринималась на ура только в наиболее разносные дни перестройщины конца 80-х. Пребывая на посту первого секретаря московского горкома партии, Борис Ельцин сорвал бурю оваций, совершив поездку на трамвае. Хотя впоследствии данная акция подверглась уничтожающей критике из-за ограждений либерального лагеря. Еще не так давно ковавший свободу слова на центральных отечественных каналах Евгений Киеселев оставил отзыв, звучавший скорее политическим приговором: «Примитивный популизм прирожденного демократа».

В метро пару раз засветились «папередники»: Янукович ездил в харьковском поезде в 2005-м, Азаров в киевском пять лет спустя. Но, вроде бы, им это особо не помогло.

Попытки возрождения жанра в исполнении Арсения Яценюка вообще практически не запомнились, хотя именно он старался следовать канонам классики – стремительный бросок в народную гущу, рукопожатия, живое общение. Правда, его хождения в народ были еще в допремьерскую эпоху, году в 2013-м.

Компанию экс-премьеру составлял Юрий Луценко, опять же в допрокурорский период своей политической эволюции. 

Гораздо более жизнеспособным вариантом приобщения ко всему человеческому могла бы считаться поездка на веломашине киевского градоначальника Виталия Кличко, если бы антипиарщики не испортили малину распространением слухов о стоимости транспортного средства – 4000 условных единиц (якобы).

Совершенно очевидно, что дополнительная информация подобного рода – стоимость байка, размер кэша - практически сводит на нет все усилия быть как все. Поэтому промелькнувшее в паре-тройке заголовков о метропутешествии Гройсмана словосочетание «Как обычный человек» имеет крайне низкие шансы на вживление в массовое сознание. Наличие в е-декларации даже скромнейших по отечественным меркам 1,5 млн у.е. уже способны вывести далеко за пределы обычности абсолютно в любом месте пребывания – в метро, трамвае, бане, цирке и кино.

Так что, как говаривал профессор из первой версии приключений Шурика, за изобретение «пять», а по предмету – «неуд». Впрочем, и за «изобретение» следовало бы оценку не задирать, но память электоральных масс столь недолговечна, что при желании за откровение можно выдавать даже логарифмическую линейку. 

Хотя справедливости ради следует признать, что кое-какие попытки политтехнологического прорыва предпринимаются регулярно и неустанно, что не может не вселять изрядной доли оптимизма. Например, отправка в отставку президента ПАСЕ Педро Аграмунта усилиями депутатского трио Береза-Гончаренко-Арьев хоть и не была практически никем замечена, начиная с самого Аграмунта, тем не менее, может служить образцом демонстрации ярко выраженных способностей к постановке действительно масштабных задач.

Дмитрий Михайлов