Предсказания Пайетта начинают сбываться

2977

Под завалами информационных сообщений последних дней о парадах, взрывах, иностранных следах и невиданной поддержке едва не затерялись несколько новостей, невзрачных на вид, но имеющих чрезвычайное значение как для создателей государственной идеологической модели внутри страны, так и для стратегических партнеров.

Приведем пару-тройку примеров.

"Украинские производители в июле существенно увеличили экспорт арбуза".

В июле Украина отгрузила на внешние рынки более 9,5 тысяч тонн арбуза. Это в 2 раза больше, чем год назад. А после такого удачного маркетингового хода, как "арбузная баржа", превратившего арбуз едва ли не в главный продукт на столе отечественного потребителя, следует надеяться лишь на увеличение спроса и на внешних рынках.

"Украина вдвое нарастила экспорт говядины".

За первые семь месяцев 2017 года экспорт свежей и охлажденной говядины составил 64 млн долл., что более чем вдвое превышает показатели прошлого года за аналогичный период (30 млн долл.).

«Украина за январь-июль экспортировала 130 тыс. тонн сорго».

И пусть далеко не все, останови их на улице с микрофоном и камерой, скажут, что такое сорго, объем экспорта составил 129,8 тыс. тонн на сумму 18,63 млн долл. А это уже – хоть что-то.

"Польша обратила внимание на украинские сливы".

"Украина экспортировала 5 млн тонн зерна".

И так далее, и тому подобное.

Сельскохозяйственные новости пользуются гораздо меньшей популярностью, нежели сообщения о перестрелках, рейдерских захватах, добыче бурштына, контрабанде, офшорных схемах и прочих бандитских скандалах и депутатских разборках. Но в каждой подобной вести с полей содержится гораздо более весомая смысловая нагрузка, определяющая магистральные направления развития всего общественно-государственного образования на территории постсоветской Украины первой половины 21-го века, предначертанные аналитиками из стран – стратегических партнеров. Иными словами, предсказания бывшего посла Соединенных Штатов Джеффри Пайетта о превращении Украины в аграрную сверхдержаву сбывается.

На первый взгляд может показаться, что это не совсем так, потому что валютные поступления от экспорта говядины, сливы, арбузов находятся на уровне статистической погрешности. Для сравнения, в 2013 году Украина экспортировала металла на 14 млрд долл. Но следует учитывать два фактора: во-первых, основными экспортными товарами являются зерновые и подсолнечник, а во-вторых, важны не столько числовые показатели, сколько тенденции. А последние направлены указующим перстом в сверхдержавность настолько явно, что этого невозможно не заметить.

В 2013 году Украина продала за границу сельскохозяйственных товаров на 17 млрд долл., в 2014-м на 16,7 млрд долл., в 2015-м на 14,6 млрд долл., а в 2016-м – 15 млрд долл. (берем только итоги завершенных лет).

Как можно заметить, по сравнению с 2015-м наметился рост почти 3%. Но даже не это следовало бы поставить во главу угла, потому что есть показатели, растущие более стремительно. Доля аграрной продукции в отечественном экспорте уверенно увеличивается. В 2013 году она составляла 27%, в 2016 году – уже на уровне 40%. И именно эти данные следует использовать для демонстрации сверхдержавности.

Параллельно меняется и структура агроэкспорта. Доля готовых сельхозпродуктов за два года снизилась с 21% до 17%, что позволяет не заморачиваться на организацию сопутствующих производств, а получать валюту быстро, как говорится, здесь и сейчас.

Если в странах, которые хоть и имеют сверхдержавные амбиции, но далеко не аграрные – США и страны ЕС - доля сельского хозяйства в их ВВП составляет 1,5-1,6%, то в Украине этот показатель составляет 11,8% и, по прогнозам специалистов, будет только расти.

То есть движение в сторону, указанную плакатом с надписью "Верной дорогой идете, товарищи!" - налицо. Даже вопреки скептическим замечаниям отдельных экспертов по поводу того, что аграрных сверхдержав, мол, не бывает.

Немаловажным фактором превращения страны в аграрный суперкрейсер является избавление, по возможности окончательное, от статуса индустриального придатка.

Агросектор и здесь выполняет роль локомотива, резко избавляясь от балласта в виде производства удобрения и сельскохозяйственной техники.

За прорывной период 2015-2016 годов Украина превратилась из экспортера в импортера минеральных удобрений. По производству сельхозтехники удар был нанесен еще в 1990-х, но и за последние годы тоже кое-что сделано - исчезли Днепропетровский комбайновый завод и "Львовсельмаш". И процесс деиндустриализации, а фактически декоммунизации экономики, страны успешно продолжается и в иных сферах.

Наиболее значительные успехи были достигнуты в автомобилестроении. Если в самом тяжелом ранее для отрасли 2008 году было выпущено с конвейера более 400 тыс. авто. В 2016-м - 4,3 тысячи.

За первое полугодие 2017-го производство стали – ранее одного из главных экспортных товаров - сократилось на 25%. А это означает, что доля агропродукции в общем экспорте имеет шансы еще возрасти.

Не менее позитивными с точки зрения аграрной сверхдержавизации можно считать и новостные сообщения, к примеру, о сворачивания деятельности “Южмаша” или о планах кабмина закрыть авиапредприятие “Антонов” и тому подобное.

Теперь попробуем выявить преимущества сельскохозяйственной сверхдержавности, которые начинают проявляться уже на современном этапе:

- инвесторы вкладывают деньги в "быстрый бизнес", а не в долгий инновационный, наукоемкий и достаточно затратный. Это позволяет получать прибыль, как было сказано выше, здесь и сейчас, а не ждать 5-10 лет;

- при современном уровне развития агротехники в сельском хозяйстве можно задействовать небольшое количество наемных рабочих. Большая часть трудоспособного населения будет вытеснена за рубеж в рамках развития заробитчанства, что практически избавит правящий класс от социальной нагрузки, сделает государственную структуру легкой, динамичной, и не в некотором роде, атлетичной;

- превращение в аграрную сверхдержаву уже позволило государству настолько "накопить жирок", что теперь оно может делать значительные вложения средств в развитие управленческой инфраструктуры. Генеральная прокуратура может себе позволить объявлять тендеры на приобретение легковых автомобилей стоимостью 2,8 млн грн. (порядка 110 тыс. долл.) за штуку. А Минюст - выплачивать своим сотрудником ежемесячное жалование от одного до семи миллионов гривен.

Вишней на торте аграрной сверхдержавности может служить сообщение о перспективах создания в Черкассах фабрики по производству картофельных чипсов. Данное мероприятие следует, несомненно, считать делом архиважным и архисвоевременным, ибо учитывая стремительный рост стоимости стоматологических услуг, попкорн далеко не всем по зубам.

Екатерина Павловская