Правительство ждут перемены, правительство ждет перемен

1570

Чем ближе начало нового политического сезона, тем больше интригующих анонсов по поводу его содержания. Так, например, глава государства Порошенко и глава правительства Яценюк успели пообещать на осень масштабные перестановки в правительстве. Зрелище, на первый взгляд, обоими предлагается одно и то же. Но если вглядеться пристальнее, появляются сомнения.

Порошенко об изменениях, которые ждут правительство, заговорил еще в июне, Яценюк – в августе. Оба подчеркнули, что от них лично окончательное решение не зависит, ибо является прерогативой коалиции. Оба имели в виду не отставку правительства, а лишь изменения в его составе и структуре. Оба не сказали ничего конкретного, так что остается неясным, каким министрам предложат готовиться «на выход», какие министерства планируется ликвидировать, слить или образовать, какие полномочия перераспределить. Оба ссылаются на волю и интересы народа. Так что в этом плане заявления похожи.

Но есть и отличия. Главным отличием можно назвать то, которое и особо принципиальным, казалось бы, не выглядит. Порошенко спрогнозировал переформатирование нашего главного органа исполнительной власти на осень, а Яценюк сказал конкретно о сентябре. И это не просто так сказано. Ведь осенью у нас должно произойти довольно важное политическое событие – выборы в местные органы власти. Разумеется, прямого отношения к составу правительства оно не имеет. Но результаты, которых партии смогут добиться на этих выборах, вполне можно использовать в политической риторике, как показатель уровня доверия населения этим партиям. А поскольку некоторые из этих партий участвовали в формировании правительства и имеют в нем свои министерские квоты, провальный результат на местных выборах запросто может стать поводом для весьма настойчивых требований эти квоты пересмотреть.

Напомним, что партия Порошенко по ряду причин позволяет себе с некоторым оптимизмом смотреть на будущие итоги местных выборов. Рейтинги же партии Яценюка сейчас угрожающе невелики. Поэтому, разумеется, одному из них выгодно инициировать перестановки в правительстве после местных выборов, а второму – не дожидаясь их результатов. Отсюда и сентябрь.

Кстати, о квотах. Вопреки всем разговорам о привлечении «аполитичных профессионалов» и отказе от «партийных подходов», правительство у нас формировалось коалиционными партиями именно по квотному принципу, а его состав сейчас более-менее адекватно отражает коалиционные расклады. Особенно, если учесть, что в торги входили не только министерские портфели, но и кресла в руководстве парламента и его комитетов.

Сейчас в правительстве имеется двадцать министерских кресел, включая премьер-министра и трех вице-премьеров, двое из которых к тому же управляют конкретными министерствами. Два кресла автоматически исключаются из коалиционных торгов, поскольку кандидатуры министров обороны и иностранных дел определяет непосредственно президент. А поскольку президент у нас одновременно является лидером партии своего имени, входящей в коалицию, он имеет возможность определять кандидатуры не только этих двух министров.

Из оставшихся восемнадцати министерских постов партия «Блок Петра Порошенко» контролирует девять, то есть половину. Это примерно отвечает доле партии в составе около коалиции – около 48%. Ставленники БПП в правительстве: вице-премьер и одновременно министр ЖКХ Зубко, министр финансов Яресько, министр экономики Абромавичус, министр здравоохранения Квиташвили, министр образования и науки Квит, министр топлива и энергетики Демчишин, министр социальной политики Розенко, министр инфраструктуры (если проще – транспорта и связи) Пивоварский и министр информполитики Стець.

Пять постов, включая главный, достались партии «Народный фронт». Это 27% кресел. Ровно столько составляет и процент однопартийцев Яценюка в коалиции. Кроме премьерского «фронтовики» занимают посты вице-премьера и министра культуры (Кириленко), министра внутренних дел (Аваков), министра юстиции (Петренко) и министра Кабинета министров (Онищенко). Как видим, квоты двух основных коалиционных партий вполне отвечают их удельному весу в коалиции.

Несколько сложнее с квотами миноритарных коалиционеров. Так всего один пост контролирует партия «Самопомощь». Его занимает министр аграрной политики Павленко. Имея 10% голосов в коалиции, партия могла бы рассчитывать еще на одно кресло, но в копилке «Самопомощи» имеется также пост вице-спикера парламента. Одно кресло при 6% голосов в коалиции досталось партии Ляшко, а два при таком же показателе – партии Тимошенко. Однако кресло радикалов номинально повыше. Это пост вице-премьера, который занял Вощевский. По квоте же «Батькивщины» в правительство вошли министр молодежи и спорта Жданов и министр экологии Шевченко, уже отправленный в отставку.

Равными такие доли Ляшко и Тимошенко можно считать разве что с натяжкой. Пост Вощевского, хоть и формально высокий, явно уступает по полномочиям двум другим вице-премьерам, которые по совместительству руководят еще конкретными министерствами. А место министра экологии по понятным причинам считается весьма «жирным». Неудивительно, что вокруг кресла отставленного со скандалом Шевченко развернулась мощная конкуренция, и что очень заметную роль в отставке министра и в соперничестве вокруг освободившегося места играет именно Ляшко.

Еще одна любопытная деталь заключается в том, что структура Кабмина у нас не соответствует Конституции. Там в статье 114 сказано, что в состав правительства входят премьер-министр, первый вице-премьер-министр, вице-премьер-министры и министры. Так вот, первого вице-премьера у нас нет. Ни человека, ни вакансии в нынешнем правительстве. В результате возникают забавляющие публику ситуации, когда тушение пожара на нефтебазе или уничтожение зараженных африканской чумой свиней в качестве вице-премьера курирует министр культуры Кириленко.

Был ли Ляшко введен коллегами в заблуждение во время коалиционных торгов, приняв пост «простого» вице-премьера за пост «первого», - вопрос интересный, но второстепенный. Больше на работе правительства сказывается то, что никого, назначенного по квоте партии Яценюка нет среди министров так называемого «экономического блока» правительства – там сплошь ставленники партии Порошенко. Работу этого блока, кстати, и должен координировать этот несуществующий первый вице-премьер. Разговоры о том, что порошенковские министры экономического блока и Яценюк недовольны друг другом, шли чуть ли не с первых заседаний правительства, а некоторые конфликты, в частности с Демчишиным, неоднократно становились достоянием гласности.

Еще в марте, через три месяца после начала работы правительства, начали циркулировать слухи о грядущих в скором времени масштабных перестановках и введении должности первого вице-премьера. На это место прочили то Яресько по совместительству с руководством финансовым сектором, то Кононенко – давнего бизнесового и политического партнера Порошенко. Но разговоры так и остались разговорами.

На сегодняшний день имеем отказавшегося писать заявление об отставке, но в отставку отправленного Шевченко и написавшего заявление об отставке, но в отставку пока не отправленного Квиташвили. Плюс информацию в прессе об ушедшем в отпуск «неожиданно и на неопределенный срок» Авакове. Хотя не совсем понятно, что неожиданного может быть в уходе в отпуск в августе.

Так или иначе, будут ли сенью новые многочисленные отставки, какими они будут, произойдут они в сентябре или после октября, зависит о того, кто сможет перетянуть на себя рычаги управления этим процессом – Порошенко или Яценюк.

Игорь Гридасов