Пожар прошел по плану

2075

Вообще-то поговорке про пожар, который идет по плану, уже много лет. И все это время она довольно успешно символизировала ироничное отношение непросвещенного обывателя к абсурдным или голословным с его точки зрения попыткам как-то упорядочить стихийные и неуправляемые явления. Минувшая неделя обогатила лексикон любителей поговорок на огнеборческие темы еще как минимум двумя терминами – «контролируемое горение» и «прогнозируемый взрыв». А высоченный столб дыма над горящей нефтебазой, несколько дней мозоливший глаза киевлянам в юго-западном секторе городского пейзажа, почти стал столичной достопримечательностью.

За неделю дикторы теленовостей успели объявить о ликвидации пожара едва ли не больше раз, чем за год о ликвидации Моторолы, но следующие новостные выпуски вновь возвращали зрителей к сюжетам про контролируемое горение и прогнозируемые взрывы. Пожар продолжал развиваться по плану, в подробности которого обывателя почему-то посвящали только постфактум. В результате история превратилась в настоящий трагифарс с героизмом и некомпетентностью, конспирологическими версиями и сбором денег на все, что можно, поиском крайних и выставлением счетов. А потом как-то погасла сама собой, заслоненная другими новостями. И даже не важно, как погасла – вместе с пожаром или вместо пожара. К тому же дым исчез, и дожди подоспели.

Людям, следившим за событиями с помощью средств массовой информации, могла броситься в глаза одна любопытная закономерность. А именно: в сюжете с пожаром на нефтебазе как в капле воды (или, если хотите, как в языке пламени) отразились многие другие, более масштабные сюжеты, разворачивающиеся на наших глазах. Развиваются они примерно по одному и тому же алгоритму. И тоже, если верить тем, кто за развитие этих сюжетов отвечает, идут по плану, детали которого хорошо известны им, но неизвестны нам.

В «пожарной» истории алгоритм выглядел примерно следующим образом. Сначала нам объявляют о досадной неприятности, которая, несомненно, будет устранена в ближайшее время (тут само собой приходит на память знаменитое «антитеррористическая операция должна длиться не дни - часы»). Людей хватает, техники тоже, работа идет полным ходом. Но проходит день, другой, и возникает ощущение, что по плану идет только пожар. И при этом по нарастающей. Наконец докладывают о его ликвидации. На следующий день еще раз. И еще… Потом выясняется, что, чем терять жизни людей и гробить технику, лучше этот пожар не трогать, само все выгорит. Да и тушить особо нечем. А начальство базы упорно не дает денег на пену. Интересно, кстати, теперь только на нефтебазах будут тушить пожары на деньги владельцев нефтебаз, или простому гражданину тоже лучше сбегать к банкомату, а потом уже набирать 101? Впрочем, мы отвлеклись. Тем временем на фоне процесса контролируемого горения и прогнозируемых взрывов идут лихорадочные поиски, кто еще, кроме, разумеется, Путина, виновен в происходящем. Все валят друг на друга, а сам пожар помаленьку перестает быть новостью и интересовать публику.

Эту картину можно сравнить с тем, как идет у нас, например, борьба с олигархами. Ликвидировать это социальное зло громко требовали еще на майданных митингах. Сразу после них начался процесс деолигархизации – отделения крупного бизнеса от власти. Почему-то начался он с того, что олигархов стали назначать губернаторами – Коломойского, Таруту. В Харькове вроде хотели Ярославского, еще какие-то губернаторские кресла предлагали Ахметову, Пинчуку, еще кому-то. Потом олигарха избрали президентом.

Но и на этом деолигархизация не закончилась. Взялись за выдавливание менеджмента Коломойского из государственных компаний, которые он контролирует, хотя имеет в них акций меньше, чем государство. Взялись рьяно, но как-то подозрительно быстро охладели. К тому же вдруг выяснилось через пару месяцев, что за смену менеджмента на своих предприятиях государство рискует нарваться на иск в суде Лондона на кругленькую сумму в несколько миллиардов отнюдь не гривень. Теперь, пожалуй, имеет смысл подождать, пока олигархи сами не выдавятся из власти, сочтя ее делом слишком хлопотным и совершенно неблагодарным. Или пока не разорятся вместе со всей страной, перестав таким образом быть олигархами.

Похожим образом по плану идет процесс евроинтеграции. Бумагу, ставшую формальным поводом для Майдана, украинская власть с ЕС подписала. Даже два раза, поскольку раньше ее, по утверждениям еврочиновников, почему-то категорически нельзя было делить на экономическую и политическую части и подписывать их отдельно друг от друга, а потом вдруг стало можно. Впрочем, особой пользы от этих бумаг пока не заметно. Вреда же оказалось больше, чем пророчили скептики.

С безвизовым режимом вышло еще интереснее. Его нет и, как понимают уже практически все вменяемые люди, в обозримом будущем не предвидится. Из всех евроинтеграционных начинаний более-менее удался разве что киевский гей-парад. Да и тот закончился вполне прогнозируемым мордобоем. Так что евроинтеграции, как пожару, тоже нужно дать реализоваться самой – подождать, пока ехать туда подавляющему большинству населения будет не на что, хоть с визами, хоть без виз.

Борьба с коррупцией представлялась совсем уж несложным делом. Достаточно уволить бюрократов-казнокрадов старой власти, вместо них назначить честных людей, стоявших на Майдане, и все пойдет само собой. Спустя год с небольшим в некоторых учреждениях меняют уже третий-четвертый состав тех самых честных людей. Бывает, прямо с заседаний Кабмина в наручниках выводят, а воз и ныне там. Буквально на днях уволил всех своих замов по борьбе с коррупцией глава СБУ. Не Янукович же их ему назначал.

Впрочем, звучат два интересных предложения, в случае реализации которых коррупция должна исчезнуть сама. Первое – повысить зарплаты чиновникам. И не просто, а в разы и на порядки. Тогда у них не будет интереса брать на лапу. Второе – отменить регулирование процессов, за которые дают взятки. Тогда давать не будет смысла. В идеале оба процесса нужно совместить, чтобы зарплаты у чиновников были запредельные, а работы никакой. Коррупция точно исчезнет и довольно быстро – на взятки у людей не будет денег.

Как видите, алгоритм несложен. И по плану у нас идет не только пожар, но и многое другое. Имея представление об этом плане, совсем несложно домыслить. Чем «закончится сама» при контролируемом горении под шум прогнозируемых взрывов, например, приватизация, экономическая реформа, антитеррористическая операция и, в конце концов, децентрализация.

Игорь Гридасов