Повесть о том, как пытались разменять Арсения Петровича на Виктора Николаевича

2612

Вместо эпиграфа.

Премьер: Я только пять минут… Может, это последнее выступление. Послушайте…

Спикер: Зачем так пессимистично, Арсений Петрович?

(Диалог в сессионном зале).

Старинная театральная истина гласит: чем мастеровитее актер, тем больше пауза. В ключевой и практически судьбоносный для правящего кабинета день премьер Яценюк выдержал паузу в четыре часа. Долгожданное выступление главы Кабмина назначили на утреннее заседание, но к трибуне премьер вышел лишь ближе к пяти часам. И следует сказать, что действо, анонсированное как отчет правительства, было разыграно по всем канонам драматургии: завязка, перипетии, кульминация, развязка.

Образовавшийся временной зазор участники движения за отставку правительства постарались использовать на полную катушку, высказав на камеры практически всех присутствующих в сетке вещания каналов свое глубокое неудовлетворение и тотальное разочарования. «Итоги деятельности Кабмина Яценюка – коллапс экономики и обнищание украинцев», «Отставка Яценюка неизбежна» и так далее.

Едва ли не все фракции парламента бросились собирать заветные 150 подписей за отставку, словно студент, набиравшийся духа весь семестр, чтобы прочитать семисотстраничный учебник по сопромату за полчаса до экзамена.

Появившиеся в лентах часам к одиннадцати сообщения о наличии двух третей депутатских автографов резко повысило градус напряжения: успеют – не успеют? Через несколько часов сгущение туч над, как тогда казалось действующим последние часы, правительством достигло максимальной концентрации. Член пропрезидентского блока Мустафа Найем отрапортовал: рубеж преодолен, постановлению за отставку быть.

Выстрелом «Авроры» прозвучало заявление Президента. Суть послания сводилась к достаточно прагматичной (как казалось гаранту) и незатейливой схеме. Правительство уходит, но не потому, что оно плохо работало, а потому что уровень доверия к нему низкий. Однако коалиция остается, потому что досрочные выборы нежелательны. А чтобы министрам было нескучно, вместе с ними уволится Генеральный прокурор, к которому тоже со стороны главы государства никаких претензий нет, но по странному стечению обстоятельств у него также багаж народного доверия невелик.

Скрепив конструкцию убедительности умеренным количеством пафоса и метафоричности, гарант призвал премьера как благородного человека избавить всех от хлопот и самому как-нибудь решить вопрос известным методом самоустранения: «Кабинет Министров сделал немало для спасения страны, стабилизации экономической ситуации и старта реформ. Но общество явно решило, что ошибок больше, чем достижений, и отказало министрам в доверии. А разве не ясно, что проводить успешные реформы может только Правительство, которое пользуется достаточно высокой поддержкой сограждан?

Чтобы восстановить доверие, терапии уже мало, нужна хирургия.

Момент для частичного обновления Кабинета Министров упущен. О нем слишком долго говорили, и в результате - «заговорили». Теперь уже очевидно запрос на полную перезагрузку правительства. Пока у Премьер-министра сохраняется возможность выбрать, каким образом лучше дать простор для реализации этого запроса».

Премьер же выбрал позицию фаталиста: «или само пройдет, или отвалится». Предложение представителей Нарфронта решить вопрос об отставке голосованием в сессионном зале осталось неизменным, хотя в свете экстренного появления 150 подписантов озвучивалось с меньшей долей уверенности в собственной несокрушимости.

Отчетное выступление в стиле «Наш паровоз вперед летит, в Европе остановка», повторившее близко к тексту речь во время прославившегося элементами балетной постановки парламентского часа 11 декабря, стало той частью представления, во время которой в эпоху видеомагнитофонов включали режим перемотки. Даже ударная часть раздела «НЭП» (новая энергетическая политика), повествующая о том, что правительство Яценюка единственное за всю историю независимости не купившее у агрессора ни одного кубометра газа за зиму, ранее вызывавшее овации, в отчетный день сорвало достаточно жидкие аплодисменты. А сообщение о сокращении потребления газа на 20% вообще было воспринято с гранитным хладнокровием. Очевидно, вооруженные айпадами с функцией «калькулятор» слушатели быстро подсчитали, что при потере 20% экономического потенциала (по данным самого же премьера) именно так и должно быть.

Обсуждение отчета, проведенное усилиями представителей ряда фракций в виде соревнований по жесткому троллингу премьера, практически перечеркивало надежды на благополучный исход дела для Яценюка и его команды. Имеющая все основания пойти в народ фраза Юрия Луценко «И не говорите про войну, потому что если вы говорите про войну, то камикадзе надо использовать по назначению» призвана была донести до правительственной ложи, что от пропрезидентского блока пощады не будет. А выкрик премьера с места «Мы получили страну без денег, с разрушенной экономикой, а оставляем с полной казной и выплаченными зарплатами» прозвучал как предрастрельная реплика красного комиссара, брошенная в лицо мамонтовским казачкам.

Отставка приближалась столь уверенной поступью, что член законодательного собрания с дореволюционным стажем Литвин, заподозрив неладное, предложил провести сигнальное голосование, что позволяло бы в случае недобора голосов перенести вопрос об отставки на следующее заседание. Однако, хоть и не столь опытный в парламентских баталиях, но, очевидно, что-то знавший спикер Гройсман попытки проявления тактических хитростей решительно пресек.

Голосование без пристрелки высветило на табло всего 194 голоса за недоверие Кабмину. «Батькивщина», «Самопомич» и радикалы при максимальной мобилизации наличного в зале ресурса дали 55 пунктов. Оппоблок, выступивший по принципу «все, что могу», положил в общую копилку 8. Громивший правительство и в кулуарщине, и с трибуны Блок ПП в стиле «в лучшие времена дам больше» активизировал 97 зеленых кнопок. Всего же интерес к голосованию проявили 236 обладателей мандатов. И это при том, что всего несколькими минутами ранее большинство - 247 депутатов - признали работу Кабмина неудовлетворительной.

Если бы таинственный некто заранее знал итоги голосования, и проинформировал о них некоторых участников мероприятия, то весь ход событий следовало бы выстраивать именно таким образом, как он выстроился совершенно случайно. Пауза, выдержанная премьером, позволила собрать 150 голосов за постановление о недоверии к Кабмину. А резкий недобор голосов за отставку закрыл данную тему до сентября. Как говорят в таких случаях шахматисты, этюдное решение.

Если бы автором пьесы был «наш батенька Шекспир», он бы наверняка назвал ее «Много шума из ничего». Остается только вопрос: зачем ушел в отставку генпрокурор Шокин? К тому же на следующий день после того, как на одном из центральных каналов ему посвятили целый документальный фильм, выполненный в лучших традициях соцреализма.

Андрей Кравченко