Порошенко, зрадофилы и космодром

1855

Вместо эпиграфа.

Поганенький у нас народ, коварный - просто страсть.

Ему бы все наоборот — не так, как хочет власть.

(Вася Обломов о зрадофилах).

Нелицеприятно, зато честно и открыто. Очередное заседание Совета регионального развития, состоявшееся 24 октября, превратилось в настоящий политический бенефис Петра Порошенко. Жесткое расставление точек над наиболее проблемными “і” можно рассматривать в качестве своеобразного ответа на попытки несистемной оппозиции организовать то, что с президентской стороны баррикады называют “раскачиванием лодки”. Основные направления президентской мысли прослеживались настолько четко, что отдельные аналитики не устояли перед соблазном разложить их по пунктам, в результате чего оформились своеобразные “октябрьские тезисы”, состоящие, как утверждают мастера систематизации, из шести ключевых позиций: выборы, раскачивание лодки, зрадофилы, космодром, промоушн реформ, неправильные СМИ.

Прежде всего, следует отметить обогащение публичной риторики главы государства понятием “зрадофилы”, которое после трехлетних шатаний по сетям, наверняка, прочно закрепится в политическом лексиконе и станет адекватной заменой теме популистов, выжатой усилиями действующего премьера Гройсмана практически до последней капли здравого смысла. А фраза “Зрадофилам хоть тризуб над Кремлем поставь – скажут, что криво” займет достойное место в классике жанра, в том числе и как образец воздействия на эмоциональную сторону многочисленной аудитории. И подобные попытки сразить воображение формой даже и в ущерб содержательной части в данном случае совершенно оправданы. Не зря же еще в конце 19-го века в работе “Психология масс” французский исследователь Гюстав Лебон отмечал, что “толпа способна воспринимать только образы, причем, чем ярче образ, тем лучше восприятие, чудесное и легендарное воспринимается лучше, чем логичное и рациональное”.

При применении рационального подхода все вынесенные президентом на суд почтеннейшей публики тезисы рассыпаются. Вряд ли заявление не справившегося с производственным заданием сантехника в стиле “им хоть золотой унитаз поставь – скажут криво” будут хоть кем-то встречены аплодисментами.

Но, собственно, политика тем и отличается от повседневной реальности, что в ней клиент всегда не прав. А минимизации количества недовольных можно попытаться достичь созданием угрозы оказаться в числе кого-то, за кем закреплено довольно таки неприятное название.

Примерно к тому же направлению оперного искусства можно отнести и рассуждения о космодромах для межгалактических полетов. Далее – цитата.

“Критикуют за то, что, мол, президент, премьер, власть перерезает ленты не на очень глобальных, а иногда даже и на локальных объектах. Конечно, круче было бы построить космодром для межгалактических полетов, а не завод по производству упаковки”. Но, по версии автора заявления, это первые шаги.

Да, на бытовом уровне эта схема опять же не работает. То есть строитель не может спустя три с половиной года после начала работ сказать заказчику: “Конечно, круче было бы построить дом, а не вбить в забор гвоздь для пиджака. Но это же – первые шаги…”

На уровне высокой политики схема работает весьма успешно, оставляя в массовом сознании отметины, что за первыми шагами могут де последовать и вторые. А, следовательно, второй срок, как минимум, желателен.

С выборами и “раскачиванием лодки”, по версии гаранта, на современном этапе все более-менее понятно. Первого не будет, второго народ не допустит.

Кое-какое беспокойство вызывает лишь поведение масс-медиа, которые упорно не хотят освещать “увеличение надоев по сравнению с удоями”, потакая низменным потребностям почтеннейшей публики, требующей конфликтов, скандалов, драм и разного рода недоразумений.

Но как учит наука диалектика, нет худа без добра. Если бы не медийный игнор, в современном политическом обиходе могло бы и не появиться такого вполне замечательного понятия как “промоутер реформ”, лямку которого, собственно, и вынужден тянуть действующий гарант. Ведь если бы не его персональное присутствие, то миллионы зрители так и не увидели бы на своих экранах тридцать метров свежего асфальта или макаронную фабрику.

Бегущий впереди мысли автора читатель тут же может воскликнуть: “А-а-а, так вот для чего необходим институт президентской власти. Чтобы по телевизору открытие макаронной фабрики показывали”. В том числе и для этого. Да, ранее президенты и премьеры прибывали только на открытие аэропортов и стадионов. Но ведь ранее и не было реформ, а, следовательно, отсутствовала потребность в промоутерах. Кроме всего прочего, персональное присутствие первого лица везде, где только можно, свидетельствует о демократизации управленческого стиля – еще одном немаловажном приобретении. И это отображается не только на внутренней, но и на внешней политике. Если в одной из стран ближнего зарубежья специальный представитель Государственного департамента США по вопросам Украины Курт Волкер встречался с неким обладателем невнятных полномочий Сурковым, то грядущий прием западного дипломата в Киеве готовится на президентском уровне. То есть, как говаривали в прежние времена гуру коммерческой рекламы, почувствуйте разницу.

И вполне съедобной вишней на торте оказалось включение функции "строгий, но справедливый", жертвой чего пал руководитель Госслужбы по вопросам геодезии, картографии и кадастра Олег Цвях, которого восседавший одесную гаранта премьер Гройсман отстранил от обязанностей в прямом эфире без всяких разбирательств по жалобе товарищей из регионов. Технологический прием отнюдь не новый, но вполне работающий, так как некоторые управленческие системы строятся на достаточно простом правиле: ничто так не укрепляет авторитет первых лиц, как публичная порка нижестоящих.

Дмитрий Михайлов