Популизм и реализм контрактной армии

1833

Политик редко говорит не подумав. А думает политик, как известно еще из афоризма Черчилля, о предстоящих выборах. Даже когда говорит, что думает не о них. Или думает, что говорит не о них.

«Думаю о волнах мобилизации по стране…» - пишет в фейсбуке министр Аваков. И перед нами как раз тот случай, когда текст министра целесообразно разобрать не столько с точки зрения его мыслей об этих самых волнах, сколько с точки зрения предвыборной. Пока что безотносительно возможной реализации того, что министр предлагает, в практическом плане.

Если коротко, министр возмущен тем, что повестки вручают прохожим прямо на улицах, да еще и записывают в армию закарпатских контрабандистов. С такими новобранцами министр не считает возможным достичь высокой квалификации армии. Выход министр видит в переводе армии на контрактную профессиональную основу «сейчас и немедля». Чуть ниже в комментариях министр сообщает, что «дал категорическое требование» милиции не принимать участие в облавах на рекрутов.

Какое отношение имеет вопрос комплектования армии по призыву или контракту к выборам? Да самое непосредственное. В книге «Да, господин премьер-министр», блестящем образце британской политической сатиры, имеется пример как раз на эту тему. Там глава правительства задумал переход с контрактной армии на призывную в расчете на то, что такой шаг прибавит голосов на выборах. К тому же партия провела опрос общественного мнения, который подтвердил эти прогнозы. Но тут в дело вмешался ушлый правительственный чиновник. Впрочем, настало время длинной цитаты.

«Его решение оказалось на редкость простым: провести еще один опрос, который покажет, что избиратели против военного призыва.

Тогда я был все еще достаточно наивен. Не понимал даже, как избиратели могут быть одновременно „за“ и „против“. Впрочем, старина Хамфри тут же на мне самом продемонстрировал, как работает эта система:

– Мистер Вули, скажите, вас, конечно же, беспокоит рост преступности в среде подростков?

– Да, конечно же беспокоит, – ответил я.

– Вам не кажется, что в наших общеобразовательных школах сильно хромает дисциплина и недостаточно требовательности?

– Естественно, кажется.

– Как вы считаете: молодым людям нужен порядок и сильный лидер?

– Да, нужен.

– Значит, как нам кажется, вы за военный призыв?

– Да, само собой разумеется.

Вольно или невольно на все эти вопросы я ответил „да“. А что еще можно сказать, чтобы не выглядеть недотепой?

Хамфри предложил провести новый опрос:

– Мистер Вули, вас тревожит угроза войны?

– Да, конечно, – вполне честно ответил я.

– А рост вооружений?

– Естественно.

– Вы видите опасность в том, чтобы давать молодым людям оружие и учить их убивать?

– Да.

– Считаете ли вы неправильным вынуждать людей брать в руки оружие против их воли?

– Да.

– Готовы ли вы возражать против введения обязательного военного призыва?

И я ответил „да“, прежде чем сам осознал это, представляете?»

В книге речь идет о Великобритании мирного времени, но и в наших реалиях политики вертят вопросом призыва и контракта как цыган солнцем в зависимости от настроений масс. Еще прошлым летом фраза «сняли с поезда и забрали в нацгвардию» была популярным мемом, вызывающим смех публики в соцсетях. Год спустя многочисленные рассказы в тех же сетях о военкоматовских облавах на улицах и в общественном транспорте уже не воспринимаются как пропагандистский вымысел. Поэтому в прошлом году накануне президентских и парламентских выборов отказ от курса Януковича на контрактную армию подавался и, соответственно, воспринимался, как однозначное благо для страны. А сейчас накануне местных выборов риторика поменялась на противоположную.

Не будем забывать о соперничестве двух политических лагерей внутри власти – президентского и премьерского. Министр Аваков, занявший свой пост по квоте партии «Народный фронт», принадлежит ко второму лагерю. Рассуждает он при этом о делах армейских, подведомственных министру обороны, назначенному президентом. И рассуждает далеко не в комплиментарном для президента и его министра ключе.

Похоже, неспроста появился в тексте и пассаж о повестках, врученных контрабандистам из Закарпатья. Дело в том, что на теме этих повесток пропиарился недавно закарпатский губернатор Москаль. «За последние двое суток на границе были задержаны трое местных жителей, которые пытались переправить за границу девять ящиков сигарет. Сигареты изъяты, а задержанные (мужчины призывного возраста) направлены в военкомат для мобилизации в Вооруженные Силы Украины», - рапортовали на губернаторском сайте. А до этого Москаль успел заявить, что будет отправлять в военкомат всех, кто ходит в балаклавах.

В своей политической карьере Москаль уделяет пиару не меньше внимания, чем Аваков. Просто у них разный стиль. Но среди избирателей могут найти поддержку и инициативы Москаля по отправке беспокойных и нежелательных элементов тянуть армейскую лямку, и опасения Авакова, что это может негативно отразиться на дисциплине в войсках. Имеет значение и то, что Москаль – милицейский генерал, близкий соратник Юрия Луценко, занимавшего пост главы МВД в предыдущем «революционном» правительстве. Оба они сейчас в лагере Порошенко, оба поддерживают президентское желание перетянуть на себя контроль над МВД. Неоднократно тандем замечен в критике действий Авакова, как министра. Так что ответному камню в огород удивляться не приходится.

На следующий день тему Авакова о контрактной армии подхватил его союзник премьер Яценюк. Но в более взвешенной форме, а не «сейчас и немедля». Он поручил министру обороны Полтораку расчеты, в какую сумму обойдется создание профессиональной армии. Да еще и призвал использовать подходы, которые применяются при создании новой полиции.

Тут, опять же для чистоты понимания, следует уточнить, что министр Полторак, хотя и входит формально в правительство Яценюка, назначается непосредственно Порошенко, и в качестве «царя, бога и воинского начальника» рассматривает его, а не премьера. Поэтому и к поручению премьера отнесется, скорее всего, исключительно формально. Тем более, что ответ по сути Яценюку уже дал плотно работающий с министерством обороны и считающийся близким к Порошенко волонтер Юрий Бирюков. «Ну там за 100 миллиардов в год нужно для того, чтобы иметь контрактную армию, где пропорция контрактников сохраняется 60/40», - озвучил он по телевидению фразу, означающую примерно «занимайтесь лучше своим делом и не лезьте в наши».

Таковы денежные расчеты. А временные озвучил еще летом 2013 года в комментарии российской «Независимой газете» тогда мало кому известный военный эксперт Дмитрий Тымчук. «Даже переход к контрактному принципу набора стоит значительно дороже, чем просто содержание существующей армии. Нужно выплатить денежные пособия увольняющимся в запас, трудоустроить целую армию людей, которые ранее были задействованы в вооруженных силах. Не говоря уж о том, что для привлекательности контрактной службы требуются высокая зарплата и социальный пакет, включающий обеспечение жильем. При нынешних объемах финансирования, по моим подсчетам, на решение этих вопросов потребуется примерно 240 лет», - сказал он тогда и закончил фразой, актуальной и сейчас – «Я бы охарактеризовал ситуацию как предвыборную авантюру».

Можно, конечно, допустить, что «предвыборная авантюра» предполагает под собой нечто большее, чем просто заявления. Ведь при Ющенко и при Януковиче разрабатывались какие-то планы на эту тему, а их реализация анонсировалась то на 2011, то на 2014. то на 2017, то на 2024 год. В конце концов, армию можно просто переименовать в «контрактную», устроив попутно большую и пустую пиар-кампанию, - не зря ведь Яценюк посоветовал использовать опыт создания новой полиции. Но даже на это опять же нужны деньги. А вокруг денег всегда крутятся любители распорядиться ими «во благо страны». И если финансовые потоки, например, исчезающего неизвестно куда военного сбора текут в карманы одних заинтересованных лиц мимо носа других заинтересованных лиц, то желание что-то реформировать у этих вторых гарантированно возрастает.

Игорь Гридасов