Полуостров сокровищ и золото балтов

2120

Вместо эпиграфа.

Вот что, сэр! Буду говорить с вами откровенно! Хоть я и капитан, но я не спрашиваю о цели нашей экспедиции. Однако! Даже самый последний матрос знает, что мы едем искать сокровища. 

(Капитан Смоллетт, м/ф «Остров сокровищ», 1988 год)

Согласно прогнозам политических синоптиков над юго-западной оконечностью Восточно-Европейской равнины ожидаются местами осадки из драгметаллов и денежных купюр.

Деньги, а не исключено, что и славу, может принести очередной поход генерального прокурора Юрия Луценко за «золотом Януковича», который, по версии прокуратуры образца 2014-го, только грузовиками вывез 32 миллиарда долларов, а так-то расхитил и все 100. Буквально на следующей неделе глава ГПУ отправится в Латвию, где, согласно «старинным преданиям», в государственном бюджете хранятся сокровища бывшего президента, о чем с экранов телевизоров поведал замгенпрокурора Евгений Есин.

Ранее сообщалось, что таки - да, латвийский суд конфисковал 50 миллионов евро в пользу Латвии по делу о краже этих средств из госбюджета Украины. То, что речь пока идет не о миллиардах, и то, что в сообщениях СМИ сумма проходила, как связанная с деятельностью бывшего первого вице-премьера Сергея Арбузова, не имеет ровным счетом никакого значения, потому что на повестке дня стоит выдача на-гора хоть какого-то результата.

По сообщению главы отечественного Минюста Павла Петренко, «возвращение украденных сумм на проблемном уровне». Согласно проведенным Минюстом исследованиям, бывший глава государства вывел из госбюджета 20-30 миллиардов долларов (не сто, но тоже много), а возвращались только тысячи и десятки тысяч гривен, что не только на третьем году новой власти, но и на восьмом месяце генпрокурорства Юрия Луценко выглядит не комильфо.

Насколько склонными к восприятию доводов высокого гостя окажется латвийская сторона – вопрос пока открытый. Все-таки деньги уже в бюджете. И как тут не вспомнить одну древнеиндийскую легенду, один из персонажей которой раджа, нечаянно высыпав деньги простолюдина в свой сундук с монетами, горестно возопил: «Ай-ай! Твои деньги смешались с моими! Как же я теперь их различу? Если я стану отдавать твои деньги, среди них могут оказаться и мои, а своих денег я не намерен отдавать никому!»

В общем, Латвия, хоть и европейский, но тоже восток. А восток, как известно, дело тонкое.

По версии замгенпрокурора Есина, украинская сторона может рассчитывать минимум на 50% вышеозначенной суммы. Какова природа именно таких числовых показателей, с точки зрения применения правовой базы, объяснить, очевидно, не просто. Так же, как и то, как будет оформлена вторая половина? Как безвозмездная экономическая помощь Латвийской республике? Или как некое вознаграждение за труды? Впрочем, в свете указанных генпрокуратурой сроков возврата денег – 5-10 лет – все выше заданные вопросы принимают исключительно риторический характер. Как показывает практика, дольше четырех лет никто в генпрокурорском кресле не засиживался, а сложившаяся крайне зыбкая политическая ситуация не располагает к установлению рекордов должностного долгожительства. А захочет ли новый глава ГПУ становиться продолжателем дела прежнего – далеко не факт. Во всяком случае, подобную традицию в местном политикуме вряд ли можно считать устоявшейся.

Впрочем, это не единственная «золотая» удача в канун неотвратимо приближающихся новогодних торжеств. Занявшие крайне жидкую позицию в вопросе ратификации соглашения об ассоциации Украины с ЕС голландцы наконец-то проявили себя поборниками справедливости. Решение Амстердамского суда о передаче экспонатов четырех крымских музеев украинским властям позволило достаточно уверенно отрапортовать о возвращении ставшего уже легендарным «скифского золота», даже несмотря на то, что не только золотые, а и просто относящие именно к древним скифам предметы составляют лишь небольшую часть коллекции. Собственно, золото скифов (и даже сарматов) вернулось в Украину еще в сентябре 2014-го - в Киевский музей исторических драгоценностей. Спорные коллекции крымских музеев, по большей части, состоят из предметов быта, одежды, оружия, керамики скифов, сарматов и готов, а также древнегреческой керамики и артефактов Боспорского царства, имеющих к «скифскому золоту» весьма отдаленное отношение. Для сравнения, страховая стоимость предметов киевского музея, не вызывавших никаких споров – 11,4 миллиона евро. Спорных коллекций – 1,4 миллиона евро. Что, естественно, нисколько не умаляет их огромной культурной и научной ценности.

Тем не менее, с точки зрения сервировки информационного стола, «Скифское золото» имеет массу преимуществ перед «греческой глиной». Особенно если загадочная история еще и наполнена скрытыми смыслами, доступными «не только лишь всем». По версии президента Порошенко, решение арбитражного суда в Амстердаме означает, «что не только «скифское золото» является украинским, Крым тоже является украинским». То есть, еще с одной стороны реально нереально фартануло, хотя ранее многие полагали, что вхождение полуострова в состав Украины по большей части определяется законодательством Украины и нормами международного права, которые не особо нуждаются в дополнительном подтверждении никакими, даже амстердамскими судами. Но в целом, как ни крути, неделя выдалась удачная. Практически золотая. Идеально вписывающаяся в формулу классика «деньги были, деньги будут, сейчас денег нет» с акцентированной концентрацией внимания на будущем времени.

Андрей Кравченко