Политический вудуизм, или Когда закончится эпоха Порошенко

3124

После скандального, со взаимными обвинениями, намеками и упреками ухода из Кабмина Арсения Яценюка и не в пример более тихого увольнения генпрокурора Виктора Шокина едва ли единственным объектом популярных ныне прогнозов, обещающих скорые и громкие отставки сколь-нибудь заметных политических персон, остается президент Петр Порошенко.

Отставку (свержение, самоустранение неконституционным способом) действующего главы государства – буквально вот-вот или максимум через полгода-год – начали предсказывать едва ли не с момента принятия полномочий. К делу приложились как преданные противники гаранта, так и его заклятые друзья.

Уже 30 июня 2014 года – после инаугурации прошло недели три - директор Института трансформации общества Олег Соскин сообщил, что для Порошенко начался отсчет времени: «Если он снова начнет играть в игру Януковича - донбасские наперстки с украинским народом - то ему осталось быть президентом дни, возможно часы. Ясно, что если сейчас не будет принято решение о немедленном наступлении на российские войска, которые действуют в Луганской и Донецкой областях под видом ополченцев, то надо говорить о том, что Порошенко должен быть немедленно устранен с президентского поста, как предатель украинской нации».

Вопрос, насколько четко главнокомандующий выполнил данные рекомендации относится к сфере оценочных суждений. Но продержался в кресле значительно дольше считанных дней и часов.

В июле 2014-го политолог Гюнтер Шольц «сверг» и «отправил в опалу» Президента руками возглавлявшего на тот момент Днепропетровскую обладминистрацию Игоря Коломойского. (В данном случае эксперт угадал развитие событий с точностью до наоборот.)

В феврале 2015 года агентство «ПолитНавигатор» провело опрос среди читателей, в котором приняли участие почти 6,5 тысяч человек. По данным опроса, 68 % респондентов высказали предположение, что Петр Порошенко будет свергнут в течение ближайших недель.

В сентябре 2014-го, участвуя в опросе журнала «Репортер», заместитель гендиректора Института международной интеграции Олег Бондаренко высказал предположение, что «следующей весной, а возможно, и уже в конце этой осени случится очередной Майдан со сменой власти в Киеве».

В январе 2015-го возглавлявший на тот момент партию «Правый сектор» Дмитрий Ярош высказал предположение, что социальная ситуация может (вернее, могла) взорваться весной того же года. «А она может взорваться уже весной. И новые власти просто снесут. Кто? Народ. Новые власти сейчас снести даже легче, чем Януковича. Потому как у него была милиция и поддержка ВВ. И Порошенко, и Яценюк сейчас в подвешенном состоянии», - заявлял эксперт.

В июне 2015-го украинский политический деятель Дмитрий Корчинский вывел любопытную формулу, в соответствии с которой Петру Порошенко досидеть до конца срока никак не удастся: «Тенденция последнего времени такова, что Кучма просидел два срока, Ющенко — один, Янукович — половину. Соответственно, Порошенко просидит, скорее всего, четверть срока».

В декабре 2015-го политолог Михаил Павлив заявил о повышенной возможности консолидации финансово-промышленных групп против президента и создании сговора – далее цитата – «сродни тому, который привел к свержению Януковича», что в конечном итоге может привести к дестабилизации ситуации до стадии войны всех против всех.

Начало 2016 года тоже подарило несколько мрачных для ныне действующего главы государства прогнозов.

10 февраля, накануне голосования по вопросу о выражении недоверия тогдашнему премьеру Яценюку и переходу политического кризиса в финальную стадию, директор Института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник высказал мнение, что Петра Порошенко «хватит на год».

«Через год у него будет рейтинг в районе 10% и ниже, - предположил комментатор. -  Соответственно, управляемость политической системой с его стороны критически упадет. Его просто перестанут слушаться и часть региональных элит, и, безусловно, перестанут слушаться в парламенте».

Прочность президентского рейтинга была оценена чрезвычайно оптимистично. Уже в середине марта, по данным исследований Киевского международного института социологии, доверие населения к Порошенко упало ниже прогнозируемой отметки - до 9,3%.

Дмитрий Ярош изменил свои показания, данные более года назад, и наделил власть запасом прочности до конца 2016-го, отметив, что «текущая украинская власть является «пластилиновой», поэтому и защищать ее силовики не собираются».

В апреле интернет-издания привели оценку президентских перспектив в исполнении известного украинского продюсера и мецената Тимофея Нагорного: «Украина вышла на первое место в мире по темпам вымирания населения. У нас не только экономическая катастрофа, но и демографическая. Но политики, и президент в частности, думают только о своем обогащении и следующих выборах. Эта дорога ведет в пропасть. Порошенко осталось быть считанные месяцы на должности».

Замыкает круг – во всяком случае, на сегодняшний день – уже упомянутый Олег Соскин, в заявлении от 2 мая в очередной раз выделивший президенту на все про все несколько месяцев.

Это далеко неполная коллекция предсказаний близкого конца политической карьеры Петра Порошенко. И несмотря на то, что ровным счетом ничего из спрогнозированного политическими синоптиками не сбылось, противники действующего гаранта могли бы смело взять на вооружение описанный выше на примерах метод психологического давления на массовое сознание.

Ныне подвергаемый в Украине обструкции известный немецкий философ Карл Маркс в статье «К критике гегелевской философии права» писал буквально следующее: «Оружие критики не может, конечно, заменить критики оружием, материальная сила должна быть опрокинута материальной же силой, но теория становится материальной силой, как только она овладевает массами». А он был далеко не последний человек в сфере политического борьбы.

Современные модификации ритуалов с куклой вуду, поставленные на просную информационную основу, могут ушатать любой рейтинг с той же легкостью, что и регулярная публикация данных соцопросов - поднять уровень всенародной поддержки с 3% до 55-ти, может разрушать партии, предприятия, банки и банковские системы, общественные институты и, наконец, целые государства. Если значительная часть средств массовой информации, а также эксперты, аналитики, авторитетные журналисты, политологи, лидеры общественного мнения и прочие говорящие головы будут ежедневно рассказывать, что рейтинг Сидорова нулевой, показатели его производственного и личностного роста – никакие, а все, к чему он прикасается, приходит в упадок (особенно если весомая часть озвучиваемых данных таки соответствует действительности), можете быть спокойны - через достаточно сжатый период времени Сидоров будет отправлен в отставку (см. по тэгам «Яценюк», «премьер», «нулевой рейтинг», «отставка»). И даже рассказы об отказе от взятки в размере 50-80 миллиардов долларов за организацию референдума по Крымскому вопросу, что призвано характеризовать отказника только с положительной стороны, вряд ли существенно выпрямляют ситуацию.

Существенным недостатком всех предсказаний является отсутствие в большинстве случаев конкретных механизмов реализации. Как говаривал филин, предложивший зайцам стать ежиками: я – стратег.

Согласно статье 108-й Конституции Украины предусмотрено лишь четыре случая досрочного прекращения полномочий президента: 1) отставка; 2) невозможности исполнения своих полномочий по состоянию здоровья; 3) устранение с поста в порядке импичмента; 4) смерть.

Позиции два и четыре как особо мрачные рассматривать не хотелось бы, как не имеющие отношения к политическим процессам. Пункт три, теоретически прописанный в Основном Законе, на практике настолько трудно осуществим, что его реализация по времени может не уложиться в рамки одной каденции.

События конца февраля 2014-го ввели в политический обиход еще один пункт – самоустранение неконституционным способом. И именно он вместе с пунктом один – отставка – при стечении множества обстоятельств является наиболее вероятным, если уж рассмотрение досрочного прекращения президентских полномочий появится в актуальной повестке дня.

При конкретном разборе всех вариантов «осталось не более полугода» напрашивается вывод, что практически все они являются несостоятельными.

Предчувствия неладного при назначении, а затем избрании «новых лиц» в министерства, ведомства и рады различных уровней породили тезис: «Если нам не понравятся эти, то мы свергнем их так же, как и тех». По своей смелости данный тезис граничил с заявлением полулегендарного философа Ксанфа, обещавшего афинянам выпить море, а затем остро испытавшего потребность в услугах полулегендарного пиар-менеджера Эзопа, чтобы разрулить неоднозначную ситуацию. Субъектность электоральных масс в широкомасштабных проектах настолько ничтожна, что без ряда сопутствующих факторов – финансирование, информсопровождение, поддержка западных партнеров – всякое собирание на улицах и площадях имеет декоративный характер.

Идея свержения правящего режима силами добровольческих батальонов (неоднократно анонсированные «походы на Киев» или нечто на подобии этого) еще менее жизнеспособна, нежели заговор тайных обществ в 20-х годах XIX века. Столь же узок круг «этих революционеров», еще большее расстояние отделяет их от народа. Но если декабристы могли рассчитывать на признание евростран, то руководители нацбатов лишены возможности заполучить такое удовольствие.

Успех заговора финансово-промышленных групп (опять же, чисто гипотетического) аналогичного тому, что, по версии отдельно взятых аналитиков, привел к свержению разжалованного из президентов Януковича, абсолютно невозможен без поддержки западных партнеров. Но влияние последних на местной политарене таково, что они способны решить задачи перемены мест слагаемых без посторонней помощи. А поскольку партнеры категорически против, например, досрочных парламентских выборов, то смена персон на командных пунктах на данном этапе их не интересует.

Достаточно правдоподобный вариант предложил упомянутый выше директор Института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник, описавший кризис власти в результате полной утраты авторитета лицами, олицетворяющими высшие государственные институты. В подобной ситуации оказался Михаил Горбачев после августовских событий 1991-го, когда его фактически все перестали воспринимать как руководителя государства.

Однозначно, против действующего главы государства играет и прецедент отстранения Януковича, и прецедент двойных досрочных выборов – президентских и парламентских – в 1994 году. Напомним, что одним из поводов к досрочке тогда стали массовые забастовки шахтеров, подхваченные работниками промпредприятий и переросшие в кратковременную общенациональную акцию протеста. Горняков возмутил феноменальный рост цен (например, на месячную зарплату шахтер мог купить 6 килограммов колбасы). Удастся ли Украине в оставшиеся три года достичь подобного дна (сегодня официальная средняя зарплата эквивалентна как минимум 50 килограммам «стратегического продукта номер два») – далеко не факт. Прочность главного начальственного кресла под занимаемым им лицом будет зависеть от того, насколько мощными окажутся усилия разномастной оппозиции по расшатыванию всей президентской вертикали. Но пока трудно предполагать оппозиционную «сейсмическую активность» на уровне, способном привести к сколь-нибудь значительным разрушениям.

Вполне вероятным для действующего Президента является прохождение через процесс «ющенизации» (термин тяжеловесный, и вряд ли приживется, но он максимально точно отображает путь по пересеченной местности электоральных симпатий от отметки 55 до отметки 5). Как и в период с 2005 по 2010-й установленная выше человеческого роста планка народных чаяний в процессе их реализации была низведена на уровень плинтуса. Но даже в этом случае для претендента на второй срок не все потеряно, если ближайшие три года будут эффективно потрачены на создание политической ситуации, при которой в сознании электоральных масс прочно укоренится тезис «А больше не за кого».

Андрей Кравченко