Почему возвращается белый самолетик

2333

Год назад у очень многих адекватных людей неистово бомбануло в связи с отлетом Кернеса в Израиль на операцию после ранения. Восемь из десяти клялись мамой, что зело хитрый Геннадий инсценировал покушение, дабы избежать гнева народа, считающего что «давно пора отрубить карающим мечом правосудия загребущие лапы хапуги».

По мнению вангующих, Геннадий Адольфович, ощущая кожей многочисленные свои грехи и памятуя немножко по-дебильному прошедший съезд Юго-Востока, осознал неминуемое фиаско и самовыпилился из происходящих политических процессов и заодно из территориальных границ Украины. Вангующие вскричали «зрада!» – тогда о зраде кричали еще не так часто – и предъявили министру милиционеров Авакову, что главного врага государственности отпустили за кордон. Зазмеился в народе слушок, что за Геннадия Адольфовича вписался сам Коломойский, к которому отнюдь не зря мэр Харькова метнулся за консультацией после финального своего дефиле в георгиевских тонах.

Однако Кернес вернулся, и выглядел он чуть более чем паршиво. Шли месяцы, Кернес краше не становился, и это подводило глумливую жирную черту под массовыми предсказаниями симпатиков версии об инсценировке. Такого грандиозного провала сетевые аналитики еще не знавали. Оставались, впрочем, особенно агрессивно упоротые, которые утверждали, что Кернес год тусит в коляске на людях, а по утрам мейкаперы из Калифорнии накладывают ему землистый грим и отечность. На вопрос, что побудило «беглеца» вернуться в Харьков и каждое утро накладывать грим, агрессивно упоротые взбрызгивали губами и кричали слитно и с пафосом «недоворовал».

Возвращаясь к матчасти вопроса, стоит сказать, что нынешнее уголовное дело против мэра свидетельствует, в первую очередь, о слабой политической воле сегодняшнего руководства страны. Дело откровенно вялое, и при известной фантазии можно сказать, что именно своей свидетельской и доказательной базой дело как бы намекает: грамотному юристу это дело развалить – как дорогу через парк Горького оформить. Через Лесопарк, извините, когда-то это было важно, если вы понимаете, о чем я.

Так вот, о деле. Хочу ли я сказать, что двое участников харьковского Евромайдана, снимавших российские номера машин перед «Националем», учинили провокацию, и никаких угроз и мордобоя не было? Нет. Хочу ли я сказать, что Кернес – агнец божий, а сама мысль о рукоприкладстве диссонирует? Нет. Я всего лишь хочу сказать, что украинская судебная система, невзирая на все разговоры о реформировании и чистке, остается судебной системой имени Портнова, в которой политическая воля хозяев имеет широчайший инструментарий влияния на решения судов. Многословно? Можно проще: если Кернес сядет за решетку, то не потому, что самый справедливый в Полтавской области суд счел выбитые зубы достаточным доказательством, а потому, что в этот день в одном из больших кабинетов в Киеве его карта ляжет на стол рубашкой вниз. Об этом факте не стоит забывать сторонникам  переноса суда в другие области, истово верящим, что в Полтаве барин окажется справедливее, чем свой, вдруг да услышит чаяния холопов.

Кстати, доля пострадавших евромайдановцев может оказаться весьма незавидной – в том случае, если Геннадий Адольфович в очередной раз возьмет хороший прикуп. В лучшем случае решение будут опротестовывать в десятках инстанций до бесконечности (ну, не до бесконечности, все помнят, когда у нас там местные выборы), в худшем – намекнут, что надо бы договориться полюбовно, а зевакам разъяснить, что показалось, и зубы сами повылетали у активистов от такого вопиющего множества автомобильных номеров с триколором.

У всей этой ситуации есть один неучтенный противниками нынешнего мэра аспект: Кернес невероятно, гипертрофированно амбициозен. Его авантюристский склад постоянно побуждает его ходить по лезвию бритвы, он игрок в самом эпическом смысле этого слова. Это две главные причина, которые держат его в Харькове – собственные амбиции и жажда игры. Кернес будет грациозно разваливать дело, заседания будут постоянно переноситься, будут теряться бумаги, заболевать склерозом свидетели, отзываться судьи и путаться в показаниях потерпевшие, сам мэр будет  то улетать на лечение, то чувствовать себя плохо в Харькове, но он никогда самовольно не выйдет из этой своей последней битвы со старым заклятым другом. Технической победы по очкам не будет, маленький белый самолетик будет возвращаться столько же раз, сколько улетал. Замрите ангелы, смотрите, я играю.

Поэтому этим текстом я хочу не только обсмеять прикипевших задницей к дивану обличителей зрады – год назад вы уже жидко обманулись, продемонстрировав полное непонимание и процессов, и текстуры фигурантов. Истинно глаголю вам: приближается к активной своей фазе увлекательнейшая битва на мясорубках под рабочим названием «Гена и выборы». С одной стороны немалый, а если быть точным  – практически не претерпевший оттока за последний год электорат Кернеса и абсолютно невнятные его конкуренты, с другой стороны  - люстрационная целесообразность (экая дивная формулировка, не правда ли, а ведь она бытует) и админресурс. Ну и личные старые счеты между оппонентами добавляют огонька – в этой схватке не будет двоих победителей, DukeNukemmustdie, бро.

И сейчас, завидя финишную прямую, Кернес засучивает рукава и готовится вступить в последний бой за место под солнцем. Скандалы, интриги, многоходовки, вы хотели зрелищ – их есть у Геннадия Адольфовича, и не говорите, что вас не предупреждали. Осенняя кампания в целом и кампания в Харькове в частности станет репрезентативным срезом, изломом старой и новой систем, которые – как говорят в кулуарах на ухо серьезные люди – ничем не отличаются друг от друга, но атрибутивно одна должна сменить другую. Будет весело.

И будьте осторожны с прогнозами. Каждый раз, когда самолет с Кернесом возвращается из Италии, в зад вангующего аналитика вонзается диванная пружина. Как символ возмездия мироздания за неглубокий мыслительный процесс.

Александр Костенко