Почему не принимают закон об импичменте?

2293

Гуру естественных наук утверждают, что всякое действие равно противодействию. Поэтому на попытки пропрезиденсткого творческого коллектива затроллить депутатский корпус снятием неприкосновенности в очередной раз летит ответочка в виде встречного предложения: «А давайте-ка поговорим об импичменте?»

Первым, упредив членов разнокалиберной оппозиции, отзвонился нардеп Найем, распространивший с помощью телевидения инсайдерскую информацию о том, что закон об импичменте президента не принимается из-за договоренностей части законодателей с Банковой. То есть вопрос назрел, но вот поди ж ты…

Несмотря на то, что в эпоху фейков, инсинуаций и манипуляций доверяться на слово – дело неблагодарное, депутатский месседж вполне может отираться где-то в окрестностях истины. Закон об импичменте ровным счетом ничем не угрожает главе государства, но, очевидно, тема настолько неприятная, что главнокомандующий и его окружение стараются не заострять на ней внимание. (Не зря же в простонародье есть понятие «накаркать», а апологеты политического вуду уверены, что если нечто повторить десять тысяч раз, то оно непременно сбудется).

Как утверждают исторические хроники, принимать закон об импичменте начали примерно в то же самое время, что и отменять депутатскую неприкосновенность. Испортить настроение пытались еще Леониду Кучме в 1998 году. Соответствующий законопроект подавала Юлия Тимошенко, которая в следующем году будет отмечать юбилей - 20-летие в авангарде борьбы за закон об импичменте.

В последующие годы об импичменте не говорил только ленивый, а таковых в местном политикуме практически не водится.

В 2009-м во времена президента Ющенко робкая попытка вмонтировать упоминания об импичменте в закон о временных следственных комиссиях затормозилась на уровне экспертизы нормативного акта в Конституционном суде.

В 2012-м «Фронт змін» Арсения Яценюка во времена разжалованного ныне из президентов Януковича требовал немедленного принятия закона об импичменте. Но, как говорится, иных уж нет, а те – далече.

В новейшие времена на теме неоднократно засветились и непотопляемая Юлия Тимошенко, и вездесущий Олег Ляшко, и переживший криминально-политическую драму Игорь Мосийчук, и некто из «Самопомичи», и в 2016 году по коридорам Верховной Рады ходила легенда, что за импичмент президента собрана уже 51 подпись, хотя даже один миллион и 51 подпись в этом вопросе не имеют ровным счетом никакого значения.

Разоблачение политической магии в данном случае осуществляется максимально просто. И с подобной задачей может справиться любой, овладевший грамотой в начальной школе.

Конституция уже достаточно детально прописывает процедуру изгнания любой персоны из президентского кресла теоретически элементарную и практически мало осуществимую.

Статья 111 гласит что:
Президент Украины может быть смещен с поста Верховной Радой Украины в порядке импичмента в случае совершения им государственной измены или иного преступления.

Иными словами, импичмент – это не покер, его нельзя объявлять, когда вздумается.

Для того чтобы выдвинуть обвинения против главы государства в совершении преступления, потребовались бы кое-какие усилия и кое-какое время. Даже процесс передачи в суд дела о госизмене Януковича, который не имел возможности защищаться ни политически, ни организационно, ни юридически, Генпрокуратуре потребовалось три года, что как бы намекает.

Но тоже не вопрос – все может быть. Особенно в эпоху перемен.

Но статья 111 на этом не заканчивается.

«Вопрос о смещении Президента Украины с поста в порядке импичмента инициируется большинством от конституционного состава Верховной Рады Украины». (В действующем парламенте это по многим вопросам уже является непреодолимой проблемой, но ради исключительного случая можно собрать политическую волю в кулак).

«Для проведения расследования Верховная Рада Украины создает специальную временную следственную комиссию, в состав которой включаются специальный прокурор и специальные следователи. Выводы и предложения временной следственной комиссии рассматриваются на заседании Верховной Рады Украины. При наличии оснований Верховная Рада Украины не менее чем двумя третями от ее конституционного состава принимает решение об обвинении Президента Украины».

Как пишут в рекламных объявлениях, собери 300 друзей… Но тоже не проблема. Спартанскому царю Леониду под Фермопилами это удалось.

И – вишня на торте.

«Решение о смещении Президента Украины с поста в порядке импичмента принимается Верховной Радой Украины не менее чем тремя четвертями от ее конституционного состава после проверки дела Конституционным Судом Украины и получения его заключения в отношении соблюдения конституционной процедуры расследования и рассмотрения дела об импичменте и получения заключения Верховного Суда Украины о том, что деяния, в которых обвиняется Президент Украины, содержат признаки государственной измены или иного преступления».

В таких случаях товарищ Шурик говаривал: «Помедленнее, я записываю». Поэтому еще раз: три четверти (это 337 с половиной депутатов), заключение КС плюс заключение ВС. Справки для получения социальных льгот собрать сложнее.

Как видим, рецепт детально прописан, можно брать и пользоваться.

Заявления же апологетов специального закона о том, что дополнительные нормативные акты упростят процедуру импичмента, вряд ли соответствуют действительности. Любой документ, вышедший из сессионного зала, должен, как минимум, соответствовать Конституции. То есть, если для окончательного импичмент-решения необходимо три четверти депутатов, то в законе не может значиться никаких иных дробных чисел.

Непринятие же дополнительного закона, который не угрожает главе государства более, чем действующая Конституция, и не укрепляет позиции депутатского корпуса, объясняется лишь крайним дефицитом острых дискуссионных тем. А разбазаривание хороших информповодов в конечном итоге может привести к тому, что в переломные моменты истории к электоральным массам и выйти будет решительно не с чем.

Дмитрий Михайлов