Почему Аваков не уйдет?

291

Вместо эпиграфа

«Я на своих 16-ти аршинах сидел и сидеть буду!»

(Михаил Булгаков, «Собачье сердце», 1925 год)

За последнюю пятилетку гражданского актива ничего не требовали с такой частотой, как отставку Арсена Авакова  с поста министра внутренних дел. Данный феномен обусловлен и сроком пребывания в единой ипостаси, и масштабом персоны, и частотой поводов.

Очередной раз лозунг «Аваков должен уйти» был выдвинут в актуальную повестку дня после вопиющего происшествия в Переяслав-Хмельницком, где 31 мая двое пьяных полицейских убили 5-летнего ребенка. Два сотрудника полиции в свободное от службы время после распития спиртных напитков решили развлечься стрельбой по банкам. Шальная пуля ранила в голову ребенка, который играл с друзьями на значительном расстоянии от стрелков. Спустя три дня ребенок умер в больнице…

На следующий день, 4 июня около здания министерства внутренних дел пара сотен граждан с активной жизненной позицией, вооруженных радикальными лозунгами, требовали отставки Авакова.

Еще сутки потребовалось министру на краткий ответ: «Я не напишу заявление об отставке».

Можно предположить, что отставка для Авакова, совершенно грамотно выбравшего правильную сторону в восстании избирателей против пятого президента, и пребывающего на очередном пике политической формы, была бы минимально логичной.

Арсен Аваков не ушел в отставку, когда полицейский застрелил несовершеннолетнего в Киеве в феврале 2016 года.

Он не ушел в отставку, когда в августе того же года полицейские забили до смерти человека в райцентре Кривое Озеро Николаевской области.

В декабре 2016 года полицейские устроили перестрелку в поселке Княжичи, в результате которой пали пятеро полисменов. Арсен Аваков не ушел.

В марте 2019-го в Харькове сотрудница полиции сбила пожилого пешехода. От полученных травм пешеход скончался. Об Авакове даже никто не вспомнил.

Несмотря на весь трагизм переяславского происшествия, по ряду показателей он не выбивается из общего ряда многочисленных аналогичных эпизодов. А значит, не предоставляет для отставки министра больших (с ударением на первом слоге) оснований.

Гораздо больший интерес для политических оппонентов министра-долгожителя представляет тема провала реформ.

Можно, к примеру, сделать акцент на том, что за пять лет так и не удалось решить главную проблему – кадровую.

Стрельба по банкам в состоянии алкоголического разброда и шатания скорее характеризует полисменов как людей, склонных к хулиганским действиям (статья 296 УК, максимальное наказание - до 7-ми лет лишения свободы), нежели проявляющих повышенную готовность "вести незримый бой с тем, кто кое-где у нас порой".

Некоторые подобные происшествия порой просто не попадают в новостные ленты. В рамках разворачивающейся кампании по выявлению полицейских-хулиганов Государственное бюро расследований обнародовало информацию об инциденте, произошедшем еще 6 апреля в пляжной зоне Киева. Полицейский ради забавы начал расстреливать резиновыми пулями из пистолета человека, катавшегося на квадроцикле.

Рассказы о кадровом дефиците не могут приниматься во внимание по определению, поскольку отсутствие полицейского гораздо предпочтительнее, чем полицейский-преступник.

В качестве бесплатной идеи можно было бы преподнести министерству внутренних дел предложение о прохождении личным составом психологического тестирования. Не исключено, что оно уже применяется на практике, но с небольшими изъянами: либо для проведения данной работы привлекаются низкоквалифицированные специалисты, либо результаты их работы игнорируются руководством.

Распоряжение начальника Нацпола проверить все заявления от граждан по поводу недостойного поведения полицейских в быту крайне напоминает известную совковую практику использования такого пускового механизма как нанесение ударом клювом в нижнюю часть спины в исполнении жареного петуха. Здесь можно было бы возразить, что данные заявления должны быть рассмотрены не после очередного трагического случая, а в момент их поступления. Хотя в современном мире диссонансов и ассиметричных ответов формальная логика зачастую не приветствуется.

Должностью (казалось бы, в европейском стиле по принципу "не справился - уходи") поплатился лишь начальник полиции Киевской области генерал Ценов, попросивший главу Нацпола направить его в самую тяжелую точку государства, а именно в зону проведения ООС – в стиле персонажа из известного романа в стихах о Федоте-стрельце. В произведении проштрафившийся генерал произносил похожую по содержанию и идейному наполнению речь: 

"Сознаю свою вину.

Меру. Степень. Глубину.

И прошу меня направить

На текущую войну".

Самым тяжелым местом в ООС руководство Нацпола сочло почему-то не должность второго номера в пулеметном расчете, а пост руководителя полицейскими силами, в чем некоторые недоброжелатели могут усмотреть применение старого партноменклатурного принципа: "Если ответственный товарищ не справляется с руководящей работой, то его снимают и назначают на другую руководящую работу".

Отстранение министра от должности могло бы состояться по решению все еще действующего парламента. С точки зрения политической мести за неоказание содействия на президентских выборах и перспективы приобретения хоть каких-то рейтинговых очков перед выборами грядущими, крупнейшая парламентская фракция вполне могла бы хотя бы обсудить вопрос об отставке министра МВД в сессионном зале. Но в силу каких-то иных тактических соображений этого не сделала или пока не сделала.

По состоянию на 6 июня общественностью с нетерпением и любопытством ожидается реакция нового президента. Ведь петиция об отставке министра, размещенная на его сайте, за три дня набрала необходимые 25 тысяч голосов.

Екатерина Павловская