Почем зеленка для народа?

1999

 

Мощнейшие умы древности утверждали: ежели где-то чего-то прибудет, то где-то чего-то убудет.

Против законов бытия, как говорится, не попрешь. Поэтому совпадение открытия ворот в Европу, отмеченное в лучших традициях раннего соцреализма, и закрытие массового доступа к отечественной медицине можно отнести к разряду закономерностей.

Через 10 дней – 22 июня – Рада планирует во втором чтении принять Закон «О государственных финансовых гарантиях предоставления медицинских услуг и лечебных препаратов», призванный радикальным образом изменить госполитику в сфере здравоохранения.

Прежде всего, следует отметить высокое качество информационной артподготовки, предпринятой накануне принятия законопроекта в первом чтении.

И.о. главы Минздрава с парламентской трибуны зачитала статистические данные по смертности различных категорий пациентов от различных заболеваний – туберкулез, сердечно-сосудистые и так далее.

Одновременно под стенами законодательного собрания и в различных населенных пунктах страны прошли акции в поддержку медицинской реформы с призванным вселять ужас названием «Час смерти».

Сотни интернет-активистов завалили сетевое пространство рассказами об ужасах наличной отечественной системы здравоохранения.

Комплекс пропагандистских мероприятий должен был донести до массового потребителя хоть и избитый, но работающий агитационный штамп «Так жить нельзя». А, следовательно, альтернативы реформе нет и быть не может. При этом любые попытки обсудить содержание данного варианта реформы пресекались тезисом «Хуже быть уже не может». Нелепость данной морально-волевой установки уже неоднократно доказывалась повседневной практикой и десятки миллионов граждан страны на собственном жизненном опыте убеждались: хуже быть может, и еще как может.

Практически ни одна из задекларированных авторами медицинской реформы целей – улучшение медобслуживания, расширение доступа к медицине, повышение финансирования здравоохранения – в предложенном формате преобразований недостижима. А моделирование ситуации наталкивает на мысль, что эффект как раз будет прямо противоположным.

 

Медицина станет менее доступной

Действительно, понятие «бесплатная медицина» (закрепленное еще и в Конституции) носит формальный характер. Медреформа еще более сужает спектр бесплатных услуг, которые пациенты могут получить сегодня.

Бесплатными останутся экстренная и первичная помощь.

Вторичная (специализированная) и третичная (высокоспециализированная) станут платными.

При всей сложности товарно-денежных отношений в медицинской сфере сегодня посещение окулиста, хирурга, невропатолога и других узкопрофильных специалистов остается не только теоретически, но и практически бесплатным. Введение оплаты автоматически отсекает значительную часть пациентов. То есть, если сегодня в условиях коррумпированной медицины малообеспеченные граждане не могут позволить себе манипуляции и операции, то в условиях «честной и прозрачной медицины» они не смогут себе позволить даже консультации у профильных медиков.

 

Станет ли семейный врач – лучшим?

Первичную помощь будут оказывать врачи, получившие лицензию частного лица – предпринимателя. За каждого пациента, с которым будет заключен договор на оказание медуслуг, врач будет получать оплату из госбюджета. Минздрав подсчитал, что по нынешнему уровню финансирования медицины компенсация составит 210 гривен на одного пациента в год.

Совершенно очевидно, что даже самые распрекрасные врачи, лишенные коммерческих дарований, очень быстро будут вытеснены с подобного рынка.

Если предпринимательские таланты совпадут с врачебными – пациентам повезло. Если нет, то на нет, как говорится, и суда нет.

Так называемый семейный врач будет, прежде всего, успешным коммерсантом. К набору каких пациентов он будет стремиться? Совершенно верно – наименее проблемных.
Да, в соответствии с законом врач лишен права отказывать пациентам в заключении договора. Но в арсенале опытного коммерсанта всегда есть тысячи способов отвадить нежелательных клиентов.

 

Медицина и «закон джунглей»?

В качестве одного из главных достижений авторы реформы указывают возникновение конкуренции в системе здравоохранения. Хотя, по логике вещей, именно данное обстоятельство они должны были бы скрывать тщательнее всего.

С 2020 года финансирование из бюджета государственных и коммунальных медучреждений прекращается, кроме оплаты так называемого государственного гарантированного пакета – набора первичных и экстренных услуг.

То есть клиники и больницы, оказывающие вторичную и третичную медпомощь, перейдут на самофинансирование.

Но никто из апологетов реформы не выносит в публичную плоскость вопрос: а что произойдет с медучреждениями, которые не смогут привлечь достаточное для самофинансирования количество денежных пациентов?

Клиники в крупных городах вполне справятся с подобной задачей. В малых городках и поселках – далеко не факт. А, следовательно, значительная часть медучреждений в сельских районах будет просто закрыта.

На первый взгляд все логично, все справедливо – конкуренция есть конкуренция. С одной поправкой. Закон «Сильный побеждает, слабый должен умереть» хорош для джунглей. В цивилизованном социальном государстве вопреки первобытной логике и всем законам свободной конкуренции производится совершенно противоестественное и полностью искусственное перераспределение социальных благ от тех, кто может их обеспечить, в пользу тех, кто их обеспечить самостоятельно не в состоянии. Но это, как говорится, совершенно иная история, не имеющая к отечественной медреформе никакого отношения. В нашем случае вместо существующей плохой, по оценкам авторов реформы, медпомощи миллионы жителей страны не смогут получить вообще никакой.

А теперь пара слов об истинных причинах реформы, которые хоть и редко, но произносятся вслух. Государство не в состоянии обеспечить достойный уровень финансирования медицины. То есть вместо рассказов о том, насколько убога и неэффективна существующая система здравоохранения, следовало бы вести разговор, насколько убога и неэффективна система государственного менеджмента, организованная правящим кабинетом. Низким же уровнем финансирования априори предопределен провал любых реформ, авторы которых пытаются решить задачу: как разделить три копейки между четырьмя ФАПами, чтобы у каждого оказалось по три гривны. В этом свете ссылки на зарубежный опыт выглядят малоубедительными потугами склонить на свою сторону хотя бы самую забитую и малограмотную часть телезрительской аудитории. Даже если сделать автомобиль по лучшим зарубежным чертежам и с применением лучших технологий, он все равно никуда не поедет без бензина. (А деньги – это и есть бензин медицинской машины). Хотя, в принципе, можно запрячь в автомобиль пару волов, и использовать его в качестве телеги. Нелепо и престижно.

Если же не брать во внимание толстый-толстый слой пропагандистко-агитационного гематогена, то суть предлагаемых изменений выглядит просто, как клизма в школьном медпункте. На смену ложным принципам «государство обязано», «государство гарантирует» или хотя бы делает вид, что гарантирует, придет честный и прозрачный принцип «спасение утопающих – дело рук самих утопающих». А, следовательно, учитесь плавать, господа. Потому что плаванье – это спорт, а спорт, как говаривали при ненавистном совке, это здоровье. А здоровье – это не только отсутствие сколиоза и одышки, но еще и колоссальная экономия огромного количества средств на медицину вне зависимости от степени отреформированности последней.

Дмитрий Михайлов