По полю танки грохотали. Харьковские хроники

2194

Спустя три с лишним года после смены политического режима и ценностных векторов волны реформаторского энтузиазма начали понемногу докатываться и до военного ведомства, ранее практически не отметившегося преобразовательной активностью.

 

Отдельные попытки улучшений проводились на уровне замены знаков отличия и предложений ввести звание хорунжего вместо достаточно экзотического для современных вооруженных сил звания младшего лейтенанта. Но это вряд ли могло сравниться по силе оказываемого впечатления, например, с переводом медицинской отрасли на самоокупаемость по методу доктора Супрун или заменой шариковых ручек на простые карандаши в системе среднего образования по методу педагога-новатора Лилии Гриневич.

Необходимо было найти что-то простое, не чрезмерно затратное и вместе с тем эффектное, имеющее неплохой медиа-потенциал.

И вот высказанная вслух министром обороны Степаном Полтораком еще в начале мая идея о создании в Харькове танкового института близка к реализации. По заявлению министра, Кабмин одобрил эту инициативу. Новость глава ведомства сопроводил заявлением, что «это постановление никоим образом не влияет на уровень, статус, набор, финансирование Львовской академии сухопутных войск».

Замечание отнюдь не лишнее, учитывая и новейшую историю харьковских танкистов, и высокий уровень пластичности современного информационного пространства, в котором «зради» и «перемоги» меняются местами с такой же легкость, с какой шахматисты совершают рокировки как в короткую, так и в длинную стороны.

Итак, существовавший с 1944 года под различными названиями Харьковский институт танковых войск в 2007 году был понижен в статусе до факультета политеха. Единым центром подготовки стал Львовский институт сухопутных войск (ныне академия). Аргументы сторонников преумножения сущностей, в данном случае создания нового военного «выша», весомы как никогда: передний край, танковый завод, агрессор буквально за забором Яценюка плюс повышение политической ответственности и укрепление морального духа. Продолжение темы вообще выводит на тезис о проявлении, как минимум, недальновидности со стороны третьего главнокомандующего, в эпоху которого кузницу военных кадров забросили за тысячу километров от передовых рубежей.

Ан нет. И вновь не все однозначно. Депутаты Львовского облсовета даже приняли обращение к президенту (что, к слову, может стать примером создания качественных информповодов и для коллег из харьковской облрады) о том, что «перевод даже определенной части подготовки офицерского корпуса из Львова в другие военные учебные заведения недопустим».

Во-первых, в Соединенных Штатах Америки существует единый центр подготовки сухопутных кадров Вест-Пойнте, а ценный опыт стратегического партнера подлежит усвоению.

Во-вторых, специалисты, подготовленные в иных военных заведениях, плохо зарекомендовали себя в период возникновения военно-политического кризиса. (Данный тезис до обнародования статистических данных следовало бы отнести к разряду спорных. Но на уровне агитационно-пропагандистского фехтования тоже может быть небесполезным).

В-третьих, распыление подготовки военных кадров в сложной геополитической обстановке нецелесообразно, потому что нецелесообразно.

А если предположить, что главным камнем преткновения является вопрос будущего финансирования уже имеющихся и перспективных структур, то противостояние между централизаторами и децентрализаторами может развернуться нешуточное. Ибо, как учили еще древние, «ежели где чего прибудет, то где-то чего-то убудет», а в Украине такой вид спорта, как перетягивание бюджетного одеяла в условиях перманентного кризиса, просто переживает второе рождение.

Победа полтораковской стратегии подготовки венных кадров практически предопределена. Достаточно серьезный отчетно-показательный эффект достигается минимальными усилиями – обычным переименованием факультета обратно в институт. (Как говаривал один известный литературный персонаж, «пропечатал в газете и шабаш»). А такими удобными случаями  столь скудное на достижения время не разбрасываются.

Но с идеологической точки зрения более грамотным было бы идти не по пути восстановления бывшего института, а создания нового. Показательным в этом плане был один из тематических постов советника президента Бирюкова: «Сначала было Харьковское гвардейское высшее танковое командное училище. Еще там каких-то орденов и вообще - очень навороченное».

В наименовании училища значился не «там какой-то», а вполне конкретный орден – Красной Звезды, которым награждались «за большие заслуги в деле обороны СCСР как в военное, так и в мирное время». (Он и сейчас значится в наименовании политеховского танкового факультета). Но совершенно очевидно, что присутствие в названии новой и по униформе, и по политическому содержанию структуры знаков отличий, которые в сводках идеологов преобразовательных процессов будут проходить под титулом «там какие-то», с любых точек зрения излишне.

Андрей Кравченко