Плюсы и минусы "монокоалиции"

1011

Вместо эпиграфа

"Сам п'ю, сам гуляю, сам стелюся, сам лягаю"

(Народная песня)

Завершившиеся досрочные парламентские выборы однозначно войдут в историю отечественного парламентаризма отдельной строкой хотя бы потому, что впервые одна партия сумела добыть более половины депутатских мандатов.

Установив национальный рекорд в списочном разряде (43% голосов избирателей), "Слуга народа" устроила настоящий разгром конкурентам и на мажоритарных округах. Во многих случаях для победы оказалось достаточно выступить под наиболее популярным среди избирателей политическим брендом.

Отчаянное положение оппонентов пропрезидентской партии достаточно образно и ярко выразил один из пользователей соцсетей репликой: "На выборах могла победить любая табуретка с логотипом "Слуги народа". Сравнение, в котором метафоричность явно зашкаливает, конечно же, не совсем корректное. И тем не менее, приходится признать, что сущность произошедшего подмечена достаточно верно.

По предварительным подсчетам, пропрезидентская партия может получить более 250-ти мандатов, что теоретически позволяет составить большинство без довесков из иных политических проектов. Разговоры об этом начались в пропрезидентском лагере, едва количество подсчитанных протоколов перевалило за треть. В политическом обиходе появилось лишенное логики понятие "монокоалиция". (Согласно толковому словарю Ожегова, коалиция – это объединение, союз государств или партий, то есть с приставкой "моно-" понятие "коалиция" не может сочетаться по определению).

Противники "монокоалиции", конечно же, могут зацепиться за статью 83 Конституции страны, в которой говорится буквально следующее:

"В Верховной Раде Украины по результатам выборов и на основе согласования политических позиций формируется коалиция депутатских фракций…" Формально возможность создания коалиции из одной фракции отсутствует.

Статья определенно нуждается в уточнении: четком указании на то, что и одна фракция может сформировать большинство, либо же большинство при любых условиях может формироваться только двумя и более фракциями. Но очевидно, законотворец не предполагал, что какой-либо политпроект сумеет получить более 225 мест в парламенте.

Впрочем, апелляции к 83-й статье вряд ли будут успешными. В конце концов, если дело дойдет до Конституционного суда, то последний уже продемонстрировал, что вполне успешно может принимать решения в пользу шестого президента и его команды.

Так что создание "монокоалиции" можно считать настолько свершившимся фактом, что остается лишь попробовать оценить плюсы и минусы данного явления.

Плюсы "монокоалиции"

"Монокоалиционные" плюсы на поверку являются не столь очевидными, как может показаться на первый взгляд. Объявление создания однопартийного большинства в парламенте концом "эпохи договорняков" можно отнести к достижениям лишь в том случае, если придать негативный окрас самому понятию "переговорный процесс". Собственно, это и достигается за счет использования сленгового термина "договорняк". Но при этом не следует забывать, что демократические сообщества как раз и строятся на системах договоров. Различные социальные слои, политические силы, национальные группы, религиозные течения и т. Д. стремятся договориться таким образом, чтобы совместное сосуществование было максимально комфортным, а противоречия не носили антагонистического характера. Например, проблему невыученных уроков можно решить с помощью ремня, сделав ребенка несчастным и, скорее всего, пробудив в нем отвращение к постижению научных знания. А можно прийти к договоренностям, которые решат проблемный вопрос без эмоциональных и моральных потерь, то есть, ко всеобщему удовольствию.

В качестве плюса номер два называют оперативность принятия решений, что также не являемся абсолютной ценностью, поскольку оперативное принятие некачественных решений вряд ли будет воспринято кем-то в качестве некоего достижения.

Минусы "монокоалиции"

Привлекая опыт предшествующих эпох отечественной истории, противники "монокоалиции", прежде всего, укажут на то, что однопартийщина нередко является столбовой дорогой к установлению политической диктатуры. Однопартийная система, существовавшая ранее в течение семи десятков лет, в конечном итоге привела к разрушению всего государственного организма.

Смогут ли "монокоалицианты" достаточно эффективно предохраняться от соблазнов продавливать выгодные им решения вопреки интересам иных политических групп или частей населения – вопрос, на который нет однозначного утвердительного ответа.

Прочность "монокоалиции"

То, что "монокоалиция" будет застрахована от, возможно, достаточно скорого распада подобно европейской коалиции в Раде восьмого созыва, также не является фактом.

Накануне выборов через Раду так и не удалось провести проект закона, отменяющего выборы в одномандатных округах. А формально ничем не обязанные пропрезидентской партии мажоритарщики могут попробовать проявить элементы самостоятельности, сохранив статус внефракционных, а то и вовсе сменить окрас, присоединившись к каким-либо иным политическим проектам. В данном случае какой-нибудь костылик в виде относительно дружественной малочисленной фракции может оказаться просто необходимым. Иной вопрос, что из прошедших в Раду блокироваться в некотором роде не особе есть с кем.

С приобретшей несмываемую репутацию токсичной "Оппоплатформой" в девятом созыве не будет блокироваться никто и ни при каких обстоятельствах.

Бадди-муви с участием СН и ЕС после всего, что наговорили друг другу лидеры проектов во время президентской гонки, будет выглядеть как проявлением достаточно высокой степени политического цинизма.

По одной из версий, партия "Голос" является побочным политическим детищем пятого президента. И если это действительно так, то будет в значительной степени зависеть от внешнего управления.

А политический ветеран Юлия Тимошенко может выдвинуть требования максимально несоответствующие весу и значению ее малочисленной фракции. Например, премьерское кресло, а, следовательно, роль по факту первого лица в государстве.

Впрочем, для пропрезидентской партии достаточно будет зафиксировать сам факт создания большинства. А далее количество мандатов в нем утратит принципиальное значение. Как показал опыт, Верховная Рада может относительно бодро функционировать и с большинством, численно уступающим меньшинству. И то, что такое невозможно в традиционной математике, вовсе не означает, что это же невозможно и в математике политической.  

Екатерина Павловская