Плохой достался им народ, неблагодарный, злой

2838

Вместо эпиграфа. «Если политикам не нравится народ, то они должны распустить его и созвать новый». (Из сетевого юмора)

Говорящий медведь из повестей Алана Милна, придя к выводу, что его затея безвозмездно (то есть даром) отведать лесного меда провалилась, сделал вывод, что имеет дело с неправильными пчелами, который делают неправильный мед. Мысли, которые в условиях обывательского безвременья позволяется высказывать только плюшевым мишкам, в переломные моменты истории усилиями лучшей части рода человеческого - homo politicus - переводятся в разряд расхожих.

Завершившиеся местные выборы в свете гипотетически возможных досрочных парламентских поставили на повестку дня вопрос о неудовлетворительном состоянии ныне действующего на территории страны населения. То, что в демократических или почти демократических обществах традиционно принято, чтобы народ критиковал политиков, а не наоборот, не должно никого сбивать с толку, поскольку проведение социальных экспериментов нередко сопровождается перестановками всего и вся с ног на голову с последующим созерцанием – ладно ли вышло.

Станиславский и укроп

Достаточно четко с прогнозными данными и логическими выкладками неудовлетворенность определенной части политикума отдельными сегментами электората описал на одном из последних заседаний экспертов в студии «Шустер Live» народный депутат от НФ Игорь Гузь.

(Названия политических партий, естественно, упоминаются не с целью их рекламы или антирекламы, а в силу объективных законов, не позволяющих выбрасывать слова из песни.)

«Прошли местные выборы. Если сейчас через месяц будут парламентские, они мало будут отличаться от местных, - констатирует оратор и далее расписывает все четко и наглядно, как преферансисты пулю. - Теперь скажем, кто зайдет в парламент. Первое - партия «Відродження» с Кернесом. Это факт. Она пройдет пять процентов. Кто хочет видеть сегодня Кернеса с недобитками регионалов – пожалуйста. Второе - партия «Наш край», которая создана, честно говоря, администрацией президента, для того чтобы подобрать недобитки регионалов. Ну, я не знаю… Я не буду называть персоналии. Третье - «Оппозиционный блок». Да, я признаю, что сегодняшняя ситуация в стране влияет на рост поддержки «Оппозиционного блока». Но вместо 42 депутатов там будет сидеть 100 подонков, бывших членов Партии регионов. Итак, три фракции на троих будут иметь 200… 180-200 депутатов. Далее. Возможно, зайдут «Свобода», «Укроп», еще ряд политических сил. И теперь я хочу сказать… Зайдет БПП, УДАР, возможно, там будут члены «Народного фронта» и какая-то часть «Самопомощи» и «Батьківщини». Теперь посмотрите. Если мы сегодня обвиняем коалицию, что она не может работать, имея 287 депутатов… Теперь скажите, следующий парламент, из кого он сделает коалицию? Из тех самых фракций: БПП, «Батьківщина» и «Самопомощь», которые будут иметь в совокупности 150-160… С кем будет коалиция? С «Укропом» и «Свободой», которые категорически критикуют сегодняшнею коалицию? С «Оппозиционным блоком», с «Нашим краем», «Відродженням»? Есть сомнения. Мы получим абсолютно недееспособный парламент».

Народ оказался не в состоянии постичь всю глубину глубин замысла реформаторов, отсюда и результат (уже явный и в перспективе вероятный) – сплошные обвалы рейтингов и прочие палки в колеса. А пока народ безграмотен, говаривал классик, важнейшим из искусств для нас является кино и цирк. А уж никак не выборы. И в пору, когда зародилась эта дивная концепция, проблемы недопонимания населением политического момента решались, к примеру, с помощью разгона Учредительного собрания. Хотя и не всякий опыт стоит копировать дословно, тем более в эпоху тотального тюнинга.

О неспособности народа соответствовать поставленным перед ним задачам еще задолго до выборов настойчиво и регулярно заявляли главы военно-гражданских администраций Луганской и Донецкой областей Тука и Жебривский. Однако их предложения вообще не проводить выборы в отдельных пунктах были восприняты только частично и реализованы по большей степени в рамках утверждения принципа политической целесообразности. В Мариуполе и Красноармейске, где поддержка провластных партий и их нынешних и бывших попутчиков, выражаясь математическим языком, стремится к нулю, выборы не состоялись. И поскольку надежд на скорое исправление неправильного народа в данной местности немного, выборы, назначенные Радой на 29 ноября, далеко не факт, что состоятся.

Едва ли не самый яркий пример неправильного народа явили жители Первой столицы, уже получившие виртуальный ушат, мягко говоря, нареканий по результатам местных выборов и второй – вдогонку за участие в общественных слушаниях по вопросу переименования городских топонимов. Тема неправильного народа начала активно раскручиваться в информационном пространстве на примере бюджетников и пенсионеров. Мониторинг постов и комментариев в социальных сетях, оставленных отдельными участниками слушаний, позволяет сделать вывод о попытках внедрения в массовое сознание разделения территориальной громады на неких «людей», обладающих правом участвовать в решении тех или иных вопросов, и неких «бюджетников», которым в подобных правах должно быть отказано.

Декоммунизация по-харьковски

«Все работающие граждане по созданию дополнительной стоимости не смогут появиться на слушаниях. А бюджетники, поедатели наших налогов, будут решать за нас».

Грамотно, с пропагандистской точки зрения, подобранный термин «поедатели наших налогов» призван сформировать представление о бюджетной сфере (не говоря уже о пенсионерах) как о чем-то не только бесполезном, но и еще и отбирающим у «создателей дополнительной стоимости» часть вкусняшек.

«После того как люди вышли на сцену для предотвращения фарса, бюджетники разошлись!» Ключевые понятия - «люди» и «бюджетники» - выступают явными антиподами, что предполагает дегуманизацию последних: если их выделили отдельно от людей, следовательно, они таковыми и не являются, или являются не в полной мере. А любой, кто имеет отличную точку зрения, безусловно, является «худобой», «синонимом бесконечной тупой ганьбы» и «зомби» - или, выражаясь языком классики, вот теми самыми «неправильными пчелами, которые делают неправильный мед».

Среди механизмов исправления ситуации, озвученных в связи со «злобой дня» - как набившие изрядную оскомину, так и хоть не новые, но вполне неожиданные.

Выступление директора института практической политики Богданы Бабич в эфире 112-го призвано было лишь освежить в памяти извечную мечту местного демократического актива ввести хоть какие бы то ни было ограничения избирательных прав. К примеру, допускать представителей потенциального электората к бюллетеням только после сдачи экзаменов на знание языка, конституции, истории. А поскольку представления о как минимум двух последних пунктах в обществе достаточно неоднозначны, экзамены параллельно могут стать и тестом на лояльность. В качестве идеологической подпорки для данного направления развития гражданских прав и свобод нередко используется опыт прибалтийских государств, где за счет отсечения неправильного народа от избирательного процесса были достигнуты большие, хотя и трудно формулируемые результаты.

Инициатива бывшего премьера и министра обороны Еханурова на общем блеклом фоне выглядит большим пятном креатива. Отметив ошибочность попыток проведения выборов, в частности в Мариуполе («потому что получат результаты понятно какие...»), экс-премьер обрисовал свое видение госполитики в данном регионе следующим образом: «Нам нужно молодежь вывезти, создать лицеи и три года обучать в лицеях с повышенной военной и физической подготовкой. И делать из этих донбасских парней и девушек украинских патриотов. Потому что родители их уже не подлежат перевоспитанию».

Попытки критиков данной концепции оперировать такими понятиями как «манкуртизация» вряд ли следует признать состоятельными, поскольку параллели с опытом (хоть и позднесредневековым – гугл. «янычары») динамично развивающейся европейской Турции более очевидны.

Если применить художественный метод Микеланджело к электоральной массе и отсечь от нее все ненужное, то фрагмент социума, подпадающий под определение идеального, выглядел бы примерно так: как Мэри Поппинс согласен на самую трудную работу за самое маленькое жалованье, считает реформами рост цен и тарифов, голосует за «партию и правительство», социальные гарантии называет пережитком совка и, естественно, ими не пользуется, а по достижению пенсионного возраста – исчезает в неизвестном направлении. Но поскольку ныне действующий народ не соответствует данным стандартам, а найти другой (сколь бы не советовали это мастера политического юмора и сатиры) не представляется возможным, остается одно: воспитать собственными силами. Тем более что для этого есть все политические и идеологические инструменты.

Андрей Кравченко