"План Зеленского": карты, фишки и марихуана

692

Все поборники старины, опасавшиеся, что приход шестого президента буйной реформаторской метлой сметет начавшие уже прочно приживаться политико-идеологические напластования, могут перевести дыхание.

Технологии пересказывания поросших бородами анекдотов, столь не приветствуемые в шоу-бизнесе, столь же несокрушимы в бизнесе политическом.

Визит шестого президента в Анкару в значительной степени запомнился заявлением о легализации игорного бизнеса на территории Украины, которое вполне можно отнести к разряду программных.

"Мы легализируем азартные игры, а именно работу казино в пятизвездочных отелях", — заявил Зеленский, рассуждая о том, как половчее на территории страны помочь туристическому бизнесу, что выглядело несколько невсклад-невпопад в присутствии Рэджэпа Эрдогана, который в некотором роде заинтересован в обратном – развитии туристического бизнеса в Турции.

Поощрение игромании шестой главнокомандующий позиционировал как отказ от наследия "нафталинового постсоветского" прошлого:

"Украине нужно избавиться от нафталинового постсоветского регулирования, которое вводилось для плановой экономики, запрета для взрослого человека свободно распоряжаться своим имуществом, а именно землей, валютными ценностями, или запрета свободно заниматься деятельностью, которая не наносит другим вреда… Например, играть в легальные азартные игры. Все эти запреты должны быть отменены".

Глава государства как институция, созданная для генерации идей стратегического (иногда планетарного или, чего уж там, и космического) характера, не обязан вникать в детали. Поэтому заметим, что персоны, наделенные полномочиями информировать стратегический центр о тех или иных подробностях, в данном случае сработал крайне некачественно. 

Игорный бизнес попал под запрет в стране в 2009 году во времена первой евроинтеграционной попытки. То есть, именно в период "нафталинового постсоветского регулирования" в течение 18 лет (напомним, "советский строй" прекратил свое существование в 1991 году) игорный бизнес действовал совершенно безболезненно для себя и по некоторым данным, даже процветал.

Более того, игорный бизнес существовал и во времена коммунистического режима в рамках госпроекта "СССР". Как повествуют летописи, Первое казино в СССР – Astoria Palace – открылось в Эстонской ССР весной 1989 года в гостинице Palace в Таллине. Второе казино было открыто в Москве в августе 1989 года в гостинице "Савой".

Технология поиска корней разнообразных "негараздов" в глубинах темного прошлого иногда бывает высокоэффективной, но зачастую служит лишь иллюстрацией к реплике Михаила Жванецкого: "Тщательнее надо, товарищи".

На некоторые сомнения в успехе ожидаемых комплексных преобразований наталкивает и вторичность предлагаемого потребителю информационного продукта.

Идея с легализацией игорного бизнеса настолько не нова, что возвращение к ней раз за разом начинает далеко выходить за рамки понятия comme il faut.

Декабрь 2015 года - Кабинет министров предлагает Верховной Раде легализовать казино, букмекеров и лотереи. Об этом говорится в зарегистрированном 11 декабря законопроекте №3632.

Примерно в ту же пору - глава Одесской области предложил легализовать игорный бизнес. Столь ответственный пост тогда занимал Михаил Саакашвили – главная реформаторская надежда.

В ноябре 2016-го министр внутренних дел Арсен Аваков предложил Верховной Раде неотложно рассмотреть и принять законодательство, регламентирующее игорный бизнес. По его примерным подсчетам, ценой вопроса являлись 300 миллионов долларов (порядка 7,5-8 миллиардов гривен), пролетевших мимо государственного бюджета.

Из перечисления подобных историй можно было бы составить небольшую брошюрку.

Необходимость активизации потоков иностранных туристов – вопрос гиперактуальный. Особенно, если обратиться к официальной статистике.

2013 – 24,7 миллионов пересечений границы иностранными туристами;

2014 – 12,7 млн;

2015 – 12,4 млн;

2016 – 13,3 млн;

2017 – 14,2 млн;

2018 – 14,2 млн.

Как можно заметить, показатели упали чуть ли не вдвое по сравнению с дореволюционным 2013 годом.

В данном случае возникает небольшой, однако вполне себе принципиальный вопрос: а почему планы по активизации туристического бизнеса необходимо строить на попытках реанимации бородатых анекдотов?

Есть еще несколько вариантов привлечения многомиллионного иностранного туриста: развитие туристической инфраструктуры, повышение качества обслуживания, уникальная кухня, не менее уникальные акции (фестивали, спортивные соревнования, спектакли, концерты и так далее), конкурентные цены и должный уровень рекламы всего вышеперечисленного.

В пылу предвыборной борьбы в апреле 2019 года тогда еще будучи кандидатом нынешний глава государства высказывался на темы легализации марихуаны и сферы предоставления интимных услуг, рассуждая о возможности создания второго Лас-Вегаса.

Хотя на данный момент стране еще очень много "нелегализованных" сфер и отраслей, помимо игорного бизнеса: качественные дороги и транспорт, высокотехнологичные и наукоемкие производства, высокий уровень экологии и безопасности и так далее.

Конечно же, массовый избиратель не в силах постичь все глубины и широты замыслов, роящихся в элитной среде управленческого класса. Но порой ему бывает на совсем понятно:

Зачем легализовывать игорный бизнес, если можно "легализовать" привлекающее миллионы иностранных студентов образование?

Зачем легализовывать проституцию в качестве источника пополнения бюджета, если можно "легализовать" благоприятный инвестиционный климат?

Зачем легализовывать "целебную" марихуану, если можно "легализовать" развитие фармакологии и медицины?

Зачем легализовывать продажу оружия, если можно "легализовать" высокий уровень охраны правопорядка?

Очевидно, пока на данные вопросы не будут получены ответы, движение по пути реформ будет схожим с ездой на велотренажере: и ноги устали, и никуда не уехали.

Екатерина Павловская