Первый тайм Петра Порошенко

2444

Морячкам, впервые пересекающим экватор, положено купаться в бочке с морской водой. Отсидевшему половину срока в президентском кресле Петру Порошенко достигнутые на оном поприще результаты вполне позволяют купаться в бочке с шампанским. В фигуральном, конечно же, смысле, ибо алкоголь и институт президентства, как пушкинские гений и злодейство несовместны.

Попытки членов экспертного сообщества отыскать в работе главного должностного лица проколы, провалы, просчеты, прорехи и прочие косяки проистекают по большей части из профессиональных условностей, предписывающих на каждый плюс предлагать минус. В еще большей степени к ошибочным выводам может привести игнорирование такого фактора, как целевые установки, которыми руководствовался наблюдаемый субъект. Ведь если некто хотел сделать табурет и сделал табурет, то, как минимум, неоправданно подвергать его критике за то, что он не сделал лошадку-качалку.

На одном из наиболее увесистых камней, летящих из рядов недоброжелателей в президентский огород, начертано «Неисполнение обещаний». Но при этом не учитывается, что значительную часть выступлений Петра Порошенко следует отнести, скорее, к разряду социальных прогнозов, нежели задекларированных обязательств. А запущенный идейно близким к президенту главой Кабимна Гройсманом в политический обиход тезис «Говорить о любви и любить  это две большие разницы» вообще снимает напряжение в дискуссиях по поводу того, кто что сказал и почему ничего не сбылось.

Впавшим в уныние из-за экономической разрухи и социального упадка следовало бы обратиться к классикам жанра, утверждавшим, что «коренной вопрос всякой революции есть вопрос о власти». И именно на этот вопрос достаточно оперативно был дан квалифицированный ответ.

В течение первой части каденции Петру Порошенко, как говорил известный герой, «без шуму и пыли» удалось сделать то, что разжалованный из президентов Янукович пытался совершить кавалерийским наскоком – сконструировать довольно стройную вертикаль власти и попутно доказать возможность ее органичного существования под вывеской парламентско-президентской республики.

В одной малоизвестной картине на школьную тематику «4-0 в пользу Танечки» подвергнутая подшефным классом испытанию на прочность начинающая учительница забивает четыре «гвоздя» в неокрепшее сознание подрастающего поколения. Позиций, по которым начинающий глава государства прочно утвердился на политической арене, гораздо больше.

Досрочные парламентские выборы (не те, плохие, которые могут расшатать и все испортить, а другие, хорошие, которые все укрепили и спасли) вряд ли можно отнести к заслугам именно главы государства, но заведение в законодательное собрание пропрезидентской фракции являлось вопросом номер один, если тезис «короля играет свита» понимать не в надуманном смысле имиджевых приобретений и потерь, а в истинном - без группы поддержки король все равно, что без панталон, как в знаменитом произведении Андерсена.

Временная уступка премьерского кресла хоть и была продиктована наличными политическими раскладами, пришлась как нельзя кстати. В результате друзья-соперники, как постиранная и хорошо высушенная губка, впитали в себя большую часть негативных эмоций электоральных масс. И даже несмотря на еще более жесткую антисоциальную политику и полное отсутствие позитивных результатов, действующее пропрезидентское правительство воспринимается у некоторой части наблюдателей некой спасательной бригадой, примчавшейся ликвидировать провалы «папередников».

Тактически грамотное решение не устраивать досрочные выборы в местные советы позволило конструктивным (а в системе президентской вертикали иных и быть не может) силам окрепнуть на местах настолько, чтобы в некоторых сельско-поселковых советах получить уверенное мандатное большинство.

Назначение генпрокурором Юрия Луценко не столько стало началом новой эры в работе правоохранительной системы, сколько наглядно продемонстрировало, что через действующую Раду можно провести абсолютно любые решения.

Тарифная политика, которую злопыхатели обычно называют тарифоцидом, грозя «тарифными майданами» и прочими «шатунами», на практике стала основным инструментом минимизации протестной активности. Пресс-секретарь генпрокураты Лариса Сарган в одном из фейсбучных выступлений совершенно грамотно интерпретировала содержание учебников по управлению массами применительно к современной ситуации: «Те люди, которые получили субсидии, не пойдут на акции протеста».

На акции протеста они не пойдут отнюдь не потому, что удовлетворены уровнем собственного благосостояния, а потому, что получатели социальных подачек, существующие по принципу «не до жиру, быть бы живу», в принципе не ходят на акции протеста. Их основная жизненная задача - не делать неловких движений, чтобы не потерять то, что есть. Бунты, восстания и революции происходят в условиях завышенных ожиданий и ощущения относительной безопасности для участников протестных движений, и практически никогда – в условиях стремительного падения уровня жизни и неуверенности, что после захвата админзданий и избиения сотрудников правоохранительных органов камнями непременно последует амнистия. Таким образом, представляющая из себя набор не подходящих друг другу пазлов оппозиция практически лишается возможности мобилизации «ширнармаса», что заметно снижает ее возможности грозить ежику голыми руками. А бодрая критика со стороны Саакашвили после того, как ему на губернаторском посту предоставили возможность полностью развеять миф о реформаторе-чудотворце, скорее, идет власти на пользу, чем доставляет хлопот.

Колоссальная работа по нивелированию ценности политических заявлений, несмотря на критику в адрес президента, прогнозы которого почти никогда не сбываются, в гораздо большей степени наносит удар по той же оппозиции, усилия которой жечь сердца людей глаголом воспринимаются электоральными массами, рассматривающими политикум в органическом единстве («все они там одинаковые») как беспредметное бла-бла-бла. И эта «копейка» также отправляется в копилку несомненных достижений.

Грамотный начинающий президент распределяет дистанцию первого срока на две основные части равные и по временной протяженности, и по политическому значению: укрепление собственных позиций и подготовка ко второму сроку. И именно создание прочного задела в «первом тайме» может предопределить успех всего поединка. Упущенное в начале первого срока чревато серьезными проблемами в грядущих предвыборных гонках. Занесенный в главный кабинет страны на руках ликующих толп Виктор Андреевич заполучил по итогу закономерные 5% - меньше, чем столь же быстро ушедший в политическое небытие Арсений Яценюк. Но кропотливая, нелегкая, порой неблагодарная, работа, проделанная действующим гарантом, предоставляет ему достаточно высокие шансы на повторение электорального успеха, хотя бы по принципу «так больше не за кого». Даже несмотря на обвалившийся рейтинг с 55 пунктов до 10-ти. Достаточно вспомнить, что первый поход на Банковую начинался с прочно застывших (как представлялось в ту далекую пору) трех процентов. 

Дмитрий Михайлов