Париж стоит мести

1735

На первое место в чемпионате Европы по борьбе с террором вышла Бельгия – ровно через неделю после начала антитеррористической операции, объявленной президентом Франции Франсуа Олландом в ответ на серию терактов в Париже поздним вечером 13 ноября, совершенных под знаменем ислама.

Францию трясет – всем остальным приготовиться: под таким слоганом прошла вся неделя, которую отличает непривычно жесткая, молниеносная реакция, продемонстрированная спецслужбами и политиками высшего ранга.

Еще 13 ноября Олланд объявил в Париже режим чрезвычайного положения, находясь на футбольном стадионе, получив первую информацию о серии террористических атак в столице Франции. Через неделю, 20 ноября, сенат продлил действие чрезвычайного положения по всей стране на три месяца.

Принятые поправки в закон о ЧП позволяют заключать под домашний арест любого человека только на основании подозрений, что его действия могут представлять опасность для общества.

Наутро после кровавой ночи в Париже канцлер Германии Ангела Меркель заявила: «Мы сделаем все, чтобы помочь в преследовании преступников и их пособников и вести совместную борьбу против этих террористов».

Пока в Берлине люди собирались на площади перед посольством Франции, чтобы выразить солидарность и поддержку французскому народу, германская полиция уже проводила первые задержания подозреваемых в причастности к парижским терактам.

20 ноября власти Бельгии получили информацию о вероятном повторении в Брюсселе парижского сценария – одновременного проведения серии террористических атак. Полиция обнаружила и обезвредила подпольную химическую лабораторию по производству взрывчатки и большой склад оружия и боеприпасов.

В бельгийской столице, в которой заодно размещается правительство ЕС – Европейская комиссия, был повышен до максимальной оценки уровень террористической угрозы. В выходные дни было закрыто метро, а также кинотеатры, музеи и концертные залы, стадионы, бассейны и спортивные клубы. Как следствие, были отменены два футбольных и один баскетбольный матч, а также концерт Джонни Холлидея.

А теперь сравните с реакцией на расстрел редакции сатирического журнала Charlie Hebdo 7 января текущего года: плакаты Je suis Charlie на каждом шагу, многотысячный марш в поддержку свободы прессы по улицам Парижа с участием первых лиц европейских государств.

Казалось бы, 13 ноября от рук террористов погибло вдесятеро больше людей, следовательно, марш солидарности в столице Франции должен был собрать миллион человек, как минимум. Но никто не выступил с инициативой такого мероприятия – и не только потому, что вместо одной таблички Je suis Charlie справедливость требовала указать каждую точку, в которой в тот трагический вечер прозвучали взрывы и раздалась автоматная стрельба: стадион, кафе, рестораны, концертный зал.

Но справедливость требует и возмездия. Вот оно и пришло. Только вслух об этом пока никто не говорит, но Рубикон перейден. Похоже, Европа очнулась от сладких снов о мультикультурном мире, основанном на либеральных ценностях.

Вполне вероятно, что Париж станет Перл-Харбором – не в том смысле, что город влюбленных превратится в деревушку на морском берегу, а в том, какую роль сыграла в истории Второй мировой войны эта гавань на Гавайях. Точка невозврата для Европы, которая в поисках уже не сохранения идентичности, но спасения жизни вынуждена принимать меры, которые пусть и выглядят запоздалыми, но являются единственно верными.

Азиатская жестокость нашла на европейскую жесткость.

К слову, исламские террористы показали себя большими шутниками. И когда предприняли атаку на Всемирный торговый центр в Нью-Йорке 11 сентября. September, 11: 911 – это телефонный номер американской службы экстренной помощи. И когда устроили кровавую баню в Париже в пятницу, 13-го.

11 сентября стали для США уроком, выучив который, Америка покончила с актами массового террора на своей территории. Что касается последнего случая: как показывает история, в далеком XIV веке, в пятницу, 13-го французский король Филипп IV приказал арестовать членов ордена тамплиеров (ему принадлежали, в частности, обширные земельные владения на территории Палестины и Сирии). В результате судебного процесса орден был распущен, а многие арестованные тамплиеры были казнены.

Хорошо смеется тот, кто смеется последним. Это выражение тоже французам принадлежит. Не на тех напали.

Марк АРТЕМОВ