Панамская мина. Что осталось после взрыва

3303

Трех дней вполне хватило на осыпание штукатурки и оседание пыли после взрыва оффшорной бомбы, который, по версии организаторов мероприятия, должен был перевернуть весь мир.

Для достижения максимального успеха зрительско-читательский массив постарались пришибить цифрами, сообщив, что над изучением потоков информации, протекшей сквозь защитные системы панамской юридической фирмы Mossack Fonseca, больше года трудились 380 журналистов-расследователей из 70 стран мира, а 11 миллионов документов весом 260 терабайт содержат имена 130 тысяч человек, связанных с различными оффшорными компаниями, среди которых (не исключено, все может быть и вполне вероятно) есть лица, причастные к отмываю денег и сокрытию налогов. Усилить впечатление должно было приведение огромного количество «взрывных устройств» одномоментно 3 апреля, что и было осуществлено в соответствии с размещенными в сетях анонсами.

Ударная волна не причинила бы никакого вреда эмоциональному здоровью украинской аудитории, если бы в «список 130 тысяч» не угодил Президент Порошенко к немалому смятению умов и своему глубокому удивлению, ведь, наверняка, ему была гарантирована конфиденциальность. Экспертные группировки схлестнулись в великой битве аргументов, пытаясь найти ответ на извечный вопрос сельской интеллигенции: «Шо цэ було?»

Гипотеза, гласящая, что Петр Порошенко был далеко не главной мишенью, а его лишь заляпало осколками, подтверждается присутствием в списке «разоблаченных» президента Аргентины Маурицио Марци, премьер-министра Грузии Бидзина Иванишвили, премьер-министра Исландии Сигмюндюра Гюннлейгссона, короля Саудовской Аравии Салмана ибн Абдул-Азиз Аль Сауда, президента Объединенных Арабских Эмиратов Халифы ибн Зайд Аль Нахайяна, папы британского премьера Кэмерона и еще более 130 политиков из Евросоюза, Бразилии, Китая, Украины, Сербии, Азербайджана, а также целый ряд иных публичных персона. А для трех миллиардов футбольных болельщиков любая фамилия рядом с Лионелем Месси, угодившего в ту же историю, вообще превращается в случайный набор звуков. Так что затеряться в такой компании – проще простого. Затевать отвлекающую операцию такого масштаба, чтобы сорвать все маски с Петра Алексеевича, при всем уважении к персоне последнего вряд ли кто-то возьмется. Тем более отсутствие в списке стран, «пострадавших» от скандала, Соединенных Штатов дает шанс любителям конспирологии трактовать ситуацию как «очередные проделки дядюшки Сэма». Если учесть, что в оффшорах крутится 32 триллиона зеленых денег, то мегаслив компромата вполне можно рассматривать как начало массовых офшорных погромов. (История новейших времен показывает, что и за несоизмеримо меньший куш уничтожались целые государства, а многомиллионные народы ввергались в хаос и войну всех против всех).

Тем не менее, на местных информплощадках оффшорной деятельности президента решили уделить некоторую толику внимания. Сигнал «три зеленые ракеты» дали авторы документального триллера «Двойная жизнь президента», начавшие готовится ко Всемирному дню работников оффшоров заблаговременно. Бесценной находкой стало хронологическое совпадение между созданием Петром Порошенко компании в оффшорной зоне и боевыми действиями в районе Иловайска.

Вряд ли у кого-то есть хоть малейшие сомнения, что юристы гаранта способны отбить любые атаки и доказать, что действия их клиента были не только правомерными, но единственно возможными и направленными на благо всего населения страны. И ничего из набора – обыски, аресты, миллиарды долларов, мегатонны алмазов и да здравствует наш украинский суд, самый гуманный суд в мире – не будет. Более того, и Генеральная прокуратура, и Национальное антикоррупционное бюро уже отрапортовали, что никаких претензий к Президенту не имели, не имеют и иметь не будут.

Но переведение проблемы из плоскости «законно - не законно» в плоскость «морально – аморально» оставляет армию адвокатов и юристконсультов не у дел. Чередование рассказа о коммерческой деятельности Президента со сценами иловайских боев и комментами героев АТО стало максимально эффективным вариантом донесения до массового сознания тезиса «так жить нельзя». Появление заголовков типа «Моя бабушка платит налог на войну, а президент прячет миллионы в оффшорах» указывает на глубокое поражение целевой аудитории. И бросившиеся спасать положение в сетях и на телеплощадках толпы независимых экспертов и просто неравнодушных граждан вряд ли сумеют минимизировать репутационные потери фигуранта запутанной истории.

Среди прогнозируемых последствий скандала – политическое уничтожение Порошенко, окончательный провал коалициады, усиление недоверия в стане стратегических партнеров и задержки в выдаче кредитных траншей.

Первым в очередь выгодоприобретателей записался лидер радикальной партии Олег Ляшко, готовый подмолотить рейтинговых баллов даже на собственных похоронах. И не имеющее ничего общего с современными политическими реалиями заявление о том, что фракция РПОЛ инициирует начало процедуры импичмента, обеспечило вполне солидное присутствие в информпространстве.

Действуя по принципу «не могли пройти мимо» на президентском несчастье усердно оттоптались и представители внутренней оппозиции.

Нардеп Найем отметив, что «молчанием, штурмом ботами сети, невнятными отговорками и гибридными заявлениями этот пожар не потушить», предложил создать Временную следственную комиссию, члены которой должны «провести открытое расследование, вплоть до публичных допросов и открытых заседаний». Предложение поддержал соратник по борьбе нардеп Лещенко: «В этой ситуации я согласен с Мустафой Найемом, что единственный способ дать оценку произошедшему - это создать временную следственную комиссию в парламенте Украины, обеспечив максимальную независимость и прозрачность ее работы. Тем более, что политическая оценка, исходя из украинской истории, часто бывает страшнее юридической».

Реализация идеи именно в таком формате, скорее всего, не облегчит участь главного фигуранта, а еще глубже затянет его в болото упреков, намеков и подозрения, примерно так же как попытки публично разобраться в отношениях Билла с Моникой заставляли парня краснеть все чаще и гуще. В данном контексте тактически грамотным шагом было не бросаться в парирование атак, а отправиться в столь кстати подвернувшуюся поездку в Японию, позволив ситуации хоть немного рассосаться под действием исторически проверенного закона «нет человека, нет проблемы».

Случайное всплытие информации годичной давности о якобы заныканном Юлией Тимошенко в оффшорах миллиарде долларов, очевидно, укрепило оппозиционные устремления фракции «Батькивщина», еще недавно фигурировавшей в качестве участника коалиционного трио с БПП и «Народным фронтом».

Перевод коалициады в режим ожидания фактически блокирует смену правительства и сборная команда гройсманоскептиков и яценоптимистов поговаривает о том, что ныне действующий премьер будет греть свое кресло еще как минимум до осени. Во всяком случае, технические механизмы изгнания Арсения Яценюка без его согласия застопорились, и их приведение в действие в ближайшее время вряд ли возможно. Шантаж парламента роспуском, что приведет к политическому уничтожению премьерской партии, становится маловероятным, поскольку на волне оффшорного скандала депутаты обязательно начнут муссировать тему досрочных выборов президента, что вряд ли входит в планы Петра Порошенко.

Ну и наконец, шведский экономист Аслунд, старательно наблюдающий за событиями в Украине, спрогнозировал охлаждение дружбы между МВФ и официальным Киевом, что чревато дальнейшим торможением процесса выдачи кредитных траншей. «После оффшорного скандала президенту Украины Петру Порошенко придется в частных беседах с западными партнерами найти нужные слова, иначе это может негативно повлиять на отношения МВФ и Украины», - заявил эксперт, поставив перед украинским гарантом крайне сложную задачу. Как показала реакция на критическую публикацию в «Нью-Йорк Таймс» пока кроме тезиса «гибридная война» иных оправдательных аргументов в арсенале не имеется.

Дмитрий Михайлов