Памятник на площади, или Что объединит харьковчан

2859


Харьковчане снова разделились. Что более чем ожидаемо, ибо нет такого предмета, который не сошел за баррикаду, по разным сторонам коей могло бы уютно разместиться интеллектуальное сообщество.

Названия улиц – скандал. Любая стройка – сражение. С каким сказочным персонажем отмечать Новый год – «ледовое побоище». Если один пенсионер требует установить лавочку, потому что негде сидеть, то другой просит оную снести, потому что на ней собираются одни наркоманы и алкоголики. Если один дворовой активист требует спилить дерево, утверждая, что оно аварийное и вот-вот упадет всем на голову, другой дворовой активист объявляет голодовку против сноса, ибо без этого насаждения нечем будет дышать.

Наивно было бы предполагать, что завершение конкурса архитектурных проектов того, что призвано заменить на главной городской площади декоммунизированный памятник Ленину, оставит равнодушными архитектурно сознательную часть горожан.

Итоги конкурса подвели 3 февраля. Победил проект «Колонна с архангелом».

Но еще в середине января группа граждан пыталась оспорить правомерность проведения творческого состязания, что практически идеально вписывается рамки отечественной школы активизма, центральное место в которой занимает постулат о фальсификации любого выборного процесса, если результат не удовлетворяет элитарные круги, обременившие себя повышенной гражданской ответственностью.

Сорок верст – не крюк. Медицинская реформа по-харьковски

Спустя пару дней после оглашения победителя сайт городского совета был уже завален петициями с требованиями результаты отменить.

К числу наиболее любопытных деталей скандальной истории следует отнести то обстоятельство, что в защиту победившего на конкурсе проекта не выступает практически никто, кроме его авторов. Разделительная полоса в этот раз прошла между категорическими противниками и теми, кто, условно говоря, доверяет профессионалам.

Вооружившись околопрофессиональной терминологией - «архитектурный ансамбль», «сталинский конструктивизм» и «одоробло» - противники проекта попытались захватить наиболее важные плацдармы массового сознания. Такие как «доколь», «что хотят, то и творят» и тому подобное. Бурная дискуссия, в ходе которой одна сторона обеспечивала бурный эмоциональный выхлоп, а вторая многозначительно пожимала плечами, продемонстрировала отсутствие более-менее внятных аргументов у заинтересованных (и вяло заинтересованных) сторон.

Волны критики в адрес жюри в целом с грохотом разбивались о волнорез резонов - а кто конкретно в судейской бригаде олицетворяет слабое звено? Раскладка по персоналиям показала, что ткнуть пальцем особо не в кого. Все при дипломах, степенях и медалях.

Требование провести международный конкурс скорее имеет ценность в плане актуализации литературных аналогий. Окажись в одном широко известном поселке не клуб «Четырех коней», а кружок «Четырех кариатид», вместо идеи межгалактического шахматного турнира возник бы план проведения архитектурного конкурса с аналогичным статусом. А чтобы придать будущему мероприятию соответствующие ему вес и значения, логично было бы сначала назвать зарубежных творцов-энтузиастов. Здесь даже не стоит обращаться к творческому наследию актера Скворцова, вошедшего в историю мирового кинематографа с одной-единственной репликой: «Огласите весь список, пожалуйста».

Наличие серьезных подозрений, что битва коллективного «донкихота» с ветряной мельницей может достичь высшей стадии бескомпромиссности, породило не лишенную внешней привлекательности идею о необходимости объединения харьковчан. Проводником миссии общегородского сплочения вызвалась стать губернатор области Светличная, сформулировавшая свою позицию предельно обобщенно: «Главное, чтобы символ, который появится на площади Свободы, объединял харьковчан. Только так!»

Собственно, авторы победившего проекта и двигались именно в данном направлении, создав его максимально неопределенным (по иной версии - никаким). Это не черный квадрат. И не Эйфелева башня. И не «Купание красного коня». И даже не перфомансы выдающегося зарубежного художника Павленского. То есть все было сделано для того, чтобы ни у одной сколь-нибудь архитектурно озабоченной категории граждан количество претензий не превышало критической массы. Колонн, столпов и шпилей в мире бессчетное количество, что, очевидно, наталкивало на мысль: одним больше, одним меньше – никто не заметит.

С точки зрения разумности и достаточности следовало бы просто переместить на «ленинское место» памятник Василию Каразину. Во-первых, ему путешествовать по городу не впервой. Во-вторых, его вклад в становление Харькова в роли столицы всего и вся иных поболе. Явись в его сознании мысль устроить университет не в Харькове, а в Чугуеве, то первостоличная мегаполисность сегодня была бы смещена километров на 40 юго-восточнее.

Но глубоко имперское прошлое главного харьковского исторического персонажа вряд ли позволяет ему претендовать. А посему идеальной объединяющей всех и вся конструкцией на главном месте города могла бы стать заасфальтированная площадка. С одной стороны, она могла бы стать своеобразным памятником местному дорожному хозяйству. А с другой - вряд ли в городе нашлось бы сколь-нибудь заметное количество людей, протестующих против асфальта.

Андрей Кравченко