Палатка имени Жукова, или Новые харьковские скандалы

774

Попытки впихнуть невпихуемое по колоссальности прилагаемых усилий могут соперничать лишь с попытками выпихнуть невыпихиваемое.

Несмотря на давно доказанную британскими учеными бесперспективность как первого занятия, так и второго, идеи совершения чего-нибудь максимально бесполезного не прекращают одолевать мятежные умы. Давно (практически со времен знаменитой борьбы против "одоробла") не испытывавший острых эмоций Харьков на днях буквально сотрясли два громких скандала, которые выплеснулись далеко за очертания окружной дороги, и волнообразными кругами достигшие даже столичных пределов.

Возможно, харьковский городской голова Геннадий Кернес поступил слегка опрометчиво, заявив, что приложит усилия для воплощения в жизнь двух петиций с предложениями вернуть проспекту Григоренко имя маршала Жукова и демонтировать палатку около здания областной администрации, если оные петиции наберут необходимые 5000 голосов.

Обе петиции преодолели пятитысячную планку в первый же день, что поставило городского голову перед необходимостью выполнения заявленного. Ибо мэр мегаполиса – это не председатель сельсовета. Сказал – сделал.

Иной вопрос: как?

Закон против маршала Жукова

Сколь выдающимся военным деятелем не казался бы Жуков некоторой части горожан (ибо есть также и мнения, что имя маршала Жукова имеет сугубо негативные коннотации), возвращение его на карту города не представляется возможным на основании Закона "Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов в Украине и запрет пропаганды их символики".

Данный закон запрещает присваивать городским объектам имена лиц, занимавших должности в высших органах власти СССР, УССР и иных республик. А Георгий Жуков одно время входил в состав союзного правительства, занимая пост министра обороны. Так что, выражаясь понятиями современных отечественных политиков и работников агитационно-пропагандистского цеха, зашкварился.

Отменить закон ни городской голова, ни весь горсовет не в состоянии. Прокуратура эту тему отобьёт без труда и решение отменит. Для этого не нужно будет директору Института нацпамяти слать генеральному прокурору Луценко заявления. Тем более что последнему, зависшему в неопределенном положении, ныне совершенно не до того.

Изменения данного закона в ближайшее десятилетие тоже не произойдет, так как вряд ли найдется достаточное количество нардепов, имеющий страстное желание связываться с декоммунизаторской тематикой, ровным счетом никак не влияющей ни на их политический вес, ни на материальное благополучие.

Так что, несмотря на решительные заявления, городскому голове, скорее всего, придется перед территориальной громадой развести руками в стиле "ну, не шмогла я, не шмогла".

Вице-спикер парламента переселяется в палатку

Палатку сносить закон не возбраняет. Даже скорее, напротив, можно отыскать десятки нормативов санитарной, пожарной, дорожно-транспортной безопасности, в соответствии с которыми на главной городской площади не должно быть никаких подобных временных сооружений.

На палатку даже повесили предписание с требованием – убрать. Срок ультиматума истекает 14 мая, то есть осталось менее суток.

И, тем не менее, демонтаж сооружения представляется не менее проблематичным (попробуем сделать свой частный прогноз – палатка останется стоять… например, как символ абстрактной несокрушимости на отдельно взятой площади).

Даже нескольких десятков лиц, называющих себя активистами, будет достаточным для того, чтобы стать непреодолимым препятствием на пути всей душой радеющих за городское благоустройство коммунальных служб. Попытки силового решения проблемы с привлечением правоохранителей представляется более чем сомнительной, так как действующий министр внутренних дел вряд ли горит желанием вмешиваться в столь малоинтересную для него историю. Скорее напротив, полисмены будут ориентированы на охрану объекта, если его, к примеру, попытаются снести "возмущенные горожане".

К тому же, главный полицейский области Сокуренко заявил, что у активистов есть разрешение проводить акцию протеста на площади Свободы до 31 декабря 2019 года. И остановить акцию может только суд. Формат же  протеста может быть в любой форме, даже в виде палатки.

То есть и в данном случае решительность намерений вряд ли далеко шагнет за пределы громких заявлений.

Остается лишь одна версия – конспирологическая. Ибо не зря сказал поэт, если звезды зажигаются, значит, это кому-нибудь нужно. Если скандальные темы раздуваются, то, вероятно, тоже не абы зачем. Например, одновременно с принятием громкого закона о госязыке пара облэнерго ушло в частную собственность. В экспертной среде широкую популярность приобрели воззрения, что принятие закона сыграло примерно ту же роль, что и обнаженная грудь Снегурочки, отвлекавшая внимание от потерявшего бороду Деда Мороза.

Если с маршалом Жуковым история предельно темная, то о палаточном деле после обещания вице-спикера парламента Ирины Геращенко перенести в палатку на главной харьковской площади свою депутатскую приемную, Михаил Сергеич Горбачев вполне мог бы сказать "вот, где собака порылась". Возникают подозрения, что вице-спикер давно положила глаз на бойкое место, только не имела информационного повода, чтобы к нему подступиться. Во всяком случае, иных сколь-нибудь вразумительных версий не наблюдается. Ну… разве что можно погрешить еще на распространителей попкорна, которые розжигом столь неожиданного скандала решили преодолеть кризис продаж.

Екатерина Павловская