Операция «Экспроприация»

2333

Проблема изъятия активов представителей предыдущего режима в Украине была возвращена из-под завалов премьериад и коалициад в актуальную повестку дня благодаря продвижению по парламентским залам и коридорам закона о спецконфискации.

 

Реализация проекта «экспроприация экспроприаторов» в период смены власти позиционировалась как одна из важнейших задач, решение которой для новых-старых политических элит является чуть ли не делом чести.

Определенные трудности возникли уже на начальной стадии контрольной работы, из-за того, что авторы задачника не сумели четко сформулировать, сколько же лимонов было украдено с овощной базы.

Версия первого реформаторского генпрокурора Олега Махницкого, заявлявшего в свое время, что разжалованный из президентов Янукович и его окружение присвоили 100 млрд долл., оказалась максимально комфортной и для лиц, вернувшихся во власть, и для поддерживающей их в той или иной степени части социума. Только изъятием из сферы народного благосостояния чрезвычайно больших сумм можно было объяснить стремительное падение уровня жизни, которое самым принципиальным образом противоречило всем пунктам из списка ожиданий. Подробности о перемещении за кордон 32 млрд долл. кэшем (около 320 тонн) не только не подточили, но и укрепили показания экс-прокурора, поскольку особо трепетная любовь руководителей с диктаторскими замашками именно к наличным деньгам и благородным металлам якобы всем широко известна. Применение нехитрого, но во многих случаях безотказного приема аналогий сделало широко популярной в узких кругах историю свержения президента Туниса Бен Али в 2011 году: ворвавшиеся в его резиденцию повстанцы обнаружили ящики с золотом и бриллиантами, а также сейфы, забитые долларами и евро.

От золота Полуботка до миллиардов Януковича

Премьер Арсений Яценюк в феврале 2014-го оценивал нанесенные убытки несколько скромнее. С парламентской трибуны он сообщил о том, что «за последние три года на оффшорные счета из Украины было выведено 70 миллиардов долларов». Якобы было похищено 20 млрд долл. золотом (при цене 2013 года 1700 долларов за унцию – около 365 тонн) и 37 млрд долларов в виде средств займов. 

На начальном этапе к поиску «миллиардов Януковича» подключилась ныне народный депутат Татьяна Черновол. На брифинге в марте 2014-го она сообщила, что, по разным подсчетам, за три последних года Януковичу и его окружению удалось накопить от 10 до 30 млрд долларов.

Конечно же, столь значительные расхождения в числах свидетельствуют не о том, что либо все, либо все кроме одного врут, а, скорее, об отсутствии единой методики исследований. (Например, широко известен случай, когда по одной и той же проблематике в двух фокусных группах были получены радикально отличающиеся результаты только потому, что в для группы А использовался замер, а для группы Б – опрос). В частности, исследования Global Financial Integrity дают несколько иные результаты: с 2004-го по 2013-й из Украины было выведено за рубеж около 116,8 млрд долл. При этом, очевидно, что понятие «выведены» не тождественно понятию «похищены», иначе данные результаты бросали бы тень и на тех, кто для свергнутого режима является одновременно и предшественником, и правопреемником.

При таком разбросе данных о похищенных (или предположительно похищенных) суммах вопрос может ставиться только о возврате не определенного объема средств, а хоть какого бы то ни было части. И в этом нелегком деле в соответствии с теорией Великого комбинатора должны были помочь заграничные партнеры. Уже в конце апреля 2014-го в Лондоне состоялся международный форум при участии специалистов ЕС и представителей 30 стран по возвращению средств, похищенных в Украине. США пообещали выделить 2,5 млн долл. на проведение экспертиз, а Соединенное Королевство направить специалистов для оказания помощи в отыскании похищенных денег. Тогда же Швейцария, Австрия, Великобритания, Нидерланды, Кипр, Лихтенштейн и Латвия заявили о том, что заморозили несколько сотен миллионов долларов, связанных с Януковичем и его окружением. Позитивное начало вселяло надежду на посрамление порока. А регулярные отчеты о замороженных суммах хоть и были далеки от изначально заявленных многомиллиардных сумм, тем не менее, констатировали факт нахождения в неких банках неких средств.

По данным генпрокуратуры, предоставленных СМИ, на конец 2015-го за рубежом были заблокированы средства и активы экс-чиновников времен Януковича на общую сумму 247,5 млн долл. Не 100 миллиардов, по версии Махницкого, и даже не 70, по версии Яценюка, но, как известно, курочка в соответствии со своими физиологическими особенностями клюет по зернышку, и данное поведение отмечается исследователями как соответствующее норме.

Результат усилий по возврату средств не то, чтобы является поводом для глубоких разочарований, но определенно настораживает. По данным заместителя генерального прокурора Виталия Касько в 2015 году удалось вернуть 300 тыс. грн. (11,1 тыс. долл.) со счетов коррупционеров, но средств бывших чиновников в этой сумме нет.

Объяснение в исполнении зампрокурора причин несоответствия заявленного в качестве похищенного и возвращенного звучит как приговор всей созданной за последние два года могучей антикоррупционной системе: «На сегодняшний день нет ни одного обвинительного приговора украинского суда по прежним чиновникам из списка санкций. Даже первой инстанции. Не говоря уже о приговорах, вступивших в силу. Ни одного».

Опыт, приобретенный на примере возврата (точнее, невозврата) денег осужденного в США экс-премьера Павла Лазаренко (а цена вопроса балансирует на отметке 250 млн долл.), показывает, что извлечение денег из-за рубежа для местных специалистов пока является неподъемной задачей. Утешением может служить лишь то, что в данном несчастье украинская сторона не одинока. Из пяти миллиардов долларов бывшего президента Туниса спустя годы на родину вернулись 30 миллионов. Египет и Ливия получили из миллиардов Мубарака и Каддафи лишь мизерную часть. Филиппинцам для возвращения порядка 680 миллионов долларов из средств Фердинанда Маркоса понадобилось 17 лет.

В подобной ситуации возвращение (или якобы возвращение) то ли 40, то ли 50 миллиардов гривен по закону о спецконфискациях в случае вступления последнего в силу представляется настоящим подарком судьбы. У нынешней власти просто нет в запасе 17 лет, как у долготерпеливых граждан Филиппин.

Помимо широчайших возможностей по отжатию активов, которые мог бы открыть закон, позволяющий конфискацию средств без судебного решения, продвигаемый нормативный акт крайне полезен в качестве рекламы антикоррупционной деятельности практически всех подразделений исполнительной и законодательной власти. Несмотря на то, что ряд экспертов подвергают сомнению само существование в виде живых денег уже занесенных в бюджет премьером Яценюком средств, один лишь факт принятия закона позволит нынешнему главе правительства (или любому специалисту, который придет ему на смену) в конце года отрапортовать о фактическом решении вопроса возврата «миллиардов Януковича». А если, набравшись духа, ЕС в течение 2016-го решится на либерализацию визового режима, то взятые на себя обязательства правящим режимом будут выполнены настолько, что только самый ненасытный и неблагодарный народ осмелится требовать что-то еще.

Дмитрий Михайлов