Охота на акул пера. Избиение в Харькове

276

Волна нападений на журналистов докатилась до Харькова. Оператор службы новостей «Вести» был избит 7 июня на рабочем месте, во время съемок конфликта на рынке «Барабашово». Человеку с видеокамерой сначала угрожали неустановленные лица, затем свалили на землю и избили ногами. Пострадавший с серьезными травмами оказался на больничной койке.

Избиения работников средств массовой информации в стране приобретают массовый характер.

Накануне профессионального праздника Национальный союз журналистов Украины сообщил, что с начала 2019 года было совершено 30 нападений. Харьковское стало 31-м.

В 2018 году, по данным НСЖУ, было совершено 86 нападений на работников медиа. Причем на 50% выросло нападение на журналистов-женщин. Зафиксировано 12 случаев нападений на журналистов со стороны чиновников и депутатов, 10 нападений, совершенных полицейскими и сотрудниками силовых ведомств, в том числе с применением оружия.

В 2017-м – совершено 89 нападений.

С 2014 по 2016 год был избит 271 отечественный и иностранный журналист.

Убийство Павла Шеремета, раскрытие которого было объявлено «делом чести», не только осталось не раскрытым, но и исчезло из информационного пространства.

Различные инстанции не в состоянии однозначно оценить ситуацию со свободой слова в стране за последнюю пятилетку.

В марте 2019 года уполномоченная по правам человека Людмила Денисова была уверена, что ситуация со свободой слова в стране улучшилась.

До этого пятый президент Петр Порошенко неоднократно заявлял о том, что в стране появилась – далее цитата – "нечувана свобода слова".

А в Международной организации "Репортеры без границ" в апреле 2019-го сообщили, что ситуация со свободой слова в Украине ухудшилась. Правда, не намного. Если в 2017-м страна занимала в рейтинге организации 101 место, то по итогам 2018 года оказалась на 102-м.

Общественный резонанс, который ранее вызывали нападения на журналистов и даже редакции средств массовой информации, за последние пять постреволюционных лет сведен практически к нулю.

В качестве примера можно привести ставший хрестоматийным инцидента между работницей 5-го канала Ольгой Сницарчук и неким Вадимом Титушкой. Угрожающего выпада в сторону представителя масс-медиа было достаточно, чтобы в стране разгорелся громкий скандал по поводу притеснений свободы слова. Вадим Титушка предстал перед судом и был приговорен к трем годам лишения свободы. Для нарушителя был установлен испытательный срок, то есть, он не отправился за решетку. Но по иным последовавшим в постраволюционный период нападениям на представителей медиа или же редакции СМИ столь громких разбирательств зафиксировано не было.

Подводя итог 2014-2016 годов, Национальный союз журналистов сообщал, что за три года за нападения на журналистов никто не понес ответственности.

Например, нападение на редакцию «Вести» в июле 2014 года осудила ОБСЕ. Но далее дело не пошло.

В сентябре 2016-го поджог редакции телеканала "Интер" также не вызвал ни волны негодования со стороны общественности, ни экстренного реагирования со стороны властей. Правда, спустя почти два года ОБСЕ осудил и данный акт.

В последующие три года также не было особо громких процессов.

Например, в августе прошлого года разгромили пресс-центр "Украинских новостей". Дело потонуло в новостной текучке.

Вроде бы довести до суда удалось избиение бывшего работника информационной сферы Мустафа Найема в апреле 2018-го (последнему не помогла даже депутатская неприкосновенность). Вроде бы в сентябре прошлого года полиция завершила досудебное расследование, и на этом цепь новостных сообщений о деле, которое еще лет 6 назад стало бы в один ряд со скандальным "Делом Гонгадзе", обрывается.

В результате революционных событий 2013-2014 годов произошел слом ситуации в информационной отрасли. Общественный запрос на свободу слова и высокий уровень защищенности работников СМИ заметно снизился.

В марте Киевский международный институт социологии опубликовал результаты тематических исследований, согласно которым лишь 33,9% граждан заметили, что в стране происходит наступление на свободу слова. 35,4% по факту выступили за ограничение последней, заявив, что в стране слишком много враждебных пропагандистских СМИ, на деятельность которых не реагирует государство.  То есть, согласно результатам исследований, как минимум треть участников опроса высказывается не за расширение свободы слова, а как раз за ограничение оной.

Резкому снижению безопасности деятельности представителей средств массовой информации (помимо игнора со стороны правоохранителей) способствует и фактическое отсутствие профессиональной солидарности. Зачастую работники медиа готовы заступаться за коллег только в том случае, если редакционная политика пострадавшего СМИ близка им по идеологическим признакам, и нередко приветствуют притеснение средств массовой информации, исповедующими альтернативные точки зрения на общественно-политические процессы.

Еще один фактор, резко снижающий уровень безопасности работы журналистов – отсутствие системного внимания к фактам нападения на представителей СМИ. В частности, успех или неуспех расследования харьковского избиения во многом будет зависеть от того, будет ли данная тема стабильно удерживаться в новостных лентах (как, к примеру, знаменитое "Дело Зайцевой-Дронов") или же после информационного всплеска "без шуму и пыли" (с) сойдет на нет.

Екатерина Павловская