О президенте, папєрєднікє и страусах

2241

Пока Виктор Янукович в интервью рассказывал, как поддерживал страусов, внезапно выяснилось, что и его самого есть кому поддержать внутри покинутого отечества. Причем поддержка пришла с самой неожиданной стороны. Сменщик Януковича на президентском посту Петр Порошенко попросил Конституционный Суд Украины (КС) признать не соответствующим Конституции закон о лишении Януковича президентского звания.

Тут многое придется пояснять. И прежде всего то, что Порошенко вовсе не просит судей вернуть своему предшественнику свой нынешний пост и полномочия. Речь идет исключительно о звании. К Порошенко сейчас, так же, как к Кравчуку, Кучме и Ющенко официально нужно обращаться «господин Президент». Хотя на людях это делает разве что вежливый Савик Шустер. А к Януковичу пока что не нужно. С каких пор не нужно – тоже интересный вопрос, требующий отдельного рассмотрения.

Как многие помнят, еще в феврале 2014 года Верховная Рада своим постановлением признала, что Янукович «самоустранился от исполнения своих обязанностей» и лишила его президентского поста. А еще почти через год вдруг спохватилась, что за свергнутым осталось закреплено президентское звание. Первым по прошествии года заметил этот ужас зоркий и бдительный Олег Ляшко. К нему присоединилась целая группа депутатов, поставивших подписи под законопроектом из двух коротких строчек. Первая – лишить Януковича президентского звания. Вторая – закон вступает в действие на следующий день после опубликования (без этой оговорки законы вступают в силу через десять дней после официального обнародования).

Дальше началась совсем уже любопытная и непонятная история. Рада с не угасшим за год революционным пылом отдала в поддержку закона 281 голос (при достаточных 226). Против голосовал один только Михаил Добкин. Для вступления закона в силу оставалось запустить его по накатанным рельсам стандартной процедуры. А она расписана в Конституции очень просто и понятно. Берем и читаем. Принятый закон подписывает спикер, то есть Гройсман, и немедленно отправляет его президенту, то есть Порошенко. Тот в течение пятнадцати дней, а можно и быстрее, либо подписывает и официально обнародует закон, либо возвращает его обратно в парламент неподписанным и со своими поправками. Это и называется «наложить вето».

В нашем случае не произошло ни того, ни другого. Порошенко не стал накладывать вето, но подписывать и публиковать закон не стал тоже. Что делать в этом случае? Ответ в Конституции есть. Закон считается одобренным президентом, должен быть подписан и официально опубликован. Кому должен, кем подписан, когда опубликован? А на этот вопрос Основной Закон государства Украина ответов не дает. Должен, и все. И вот в итоге «должен» был наш закон довольно долго. Прошли положенные пятнадцать дней, потом еще столько же, потом еще… Только 17 июня Порошенко подписал закон, который должен был подписать не позже 19 февраля, и который должен был вступить в силу не позже 20 февраля даже без его подписи.

Кому-то может быть интересно, а как же так, а со всеми законами так можно, или только с некоторыми? Нет ответа. А кто в таком случае крайний, Порошенко и Гройсман, которые проигнорировали волю парламента, или парламент, который дисциплинированно скушал игнорирование своей воли? Нет ответа. А только эту статью Конституции можно не выполнять, или остальные тоже? Нет ответа. А только большому начальству можно, или кому угодно? Смотрите ответ на предыдущие вопросы. В общем, так или иначе, но закон, вопреки всем требования Конституции, валялся неизвестно где четыре месяца, пока не был обнаружен и подписан Порошенко.

На следующий день после публикации закон вступил в действие, но вы, наверное, догадались, что карма его уже была безнадежно испорчена. И просто так все закончиться не могло. А оно и не закончилось. В день вступления в действие Порошенко отправил закон в Конституционный Суд – последнюю инстанцию, которая может его отменить, признав противоречащим Конституции. А точнее – не может, а практически должна.

Ведь чем отличается Конституция от остальных законов? Прежде всего тем, что остальные законы, как правило, пишутся властью для остального народа, а конституции пишутся для самой власти. И поэтому, если законы действуют по принципу «что не запрещено, то разрешено», то конституции действуют по принципу «что не разрешено, то запрещено». В Конституции Украины предусмотрена только одна причина для лишения человека президентского звания – импичмент. И это значит, что других быть не может.

Об этом было написано еще в заключении Научно-экспертного управления Верховной Рады, приложенном к законопроекту, ставшему результатом двенадцати месяцев «кипения разума возмущенного» Ляшко и прочих неравнодушных. Об этом же написано четыре месяца спустя в представлении Порошенко, направленном в КС. Об этом же, согласно всем законам формальной логики, должен принять решение КС. Но тут снова начинается интересное…

Администрация Порошенко кинулась пояснять мотивы его поступка. И первым это сделал первый замглавы администрации Ковальчук. В интерпретации Ковальчука Порошенко подал в суд для того, чтобы быть уверенным – после решения суда закон уже невозможно будет оспорить никому и нигде. Ковальчук действительно закончил юридический вуз и одно время работал заместителем генерального директора в юридической фирме. Поэтому он знает, что КС действительно выносит окончательные и не подлежащие обжалованию решения. За скобками остается одна мелочь – в своем представлении Порошенко пишет: «прошу признать закон таким, что не отвечает Конституции Украины (неконституционным)». Кому и зачем его оспаривать, если КС пойдет навстречу главе государства?

Позже высказался и «близкий к администрации президента», по определению некоторых СМИ, политтехнолог Виктор Уколов. По его мнению, Порошенко сыграл на опережение, поскольку стало известно, что в российских судах закон готовится оспорить бывший замглавы администрации Януковича Андрей Портнов. В свое время Уколов был пиарщиком Тимошенко, а Портнов возглавлял ее юридическую команду, оба были и депутатами от ее блока, то есть секреты друг друга знать могут. Но Портнов поднял эту версию на смех – кого заинтересуют решения российских судов за пределами России. И высказал свою, не менее смехотворную – Порошенко боится повторить судьбу Януковича, поэтому спешит подстраховаться. Даже если и боится, толку от звания ему не будет при лишении должности. А оспаривать лишение Януковича должности, тоже, кстати, совершенное способом, далеким от предусмотренных Конституцией, – означало бы признать действующим президентом его, а не себя.

В общем, перед судом стоит довольно интересная задачка. С одной стороны все просто: суд должен проверить, соответствует ли принятый закон Конституции. Напомним, что там есть только одна причина лишить Януковича звания. Еще суд должен проверить, была ли нарушена определенная Конституцией процедура рассмотрения, принятия или вступления в действие закона. Напомним, что он валялся неизвестно где четыре с лишним месяца с момента голосования до момента подписания вместо однозначно определенных Конституцией пятнадцати дней. И президент вроде бы формально просит принять именно такое решение, которое следует из этой логики.

С другой стороны все сложно. Не забудем, что сейчас подконтрольная президенту СБУ таскает судей КС на допросы по делу «об узурпации власти Януковичем». Пресс-служба суда даже была вынуждена специально пояснять журналистам, что судьи допрашиваются лишь в качестве свидетелей. Но мы-то знаем, что речь в деле идет об отмене конституционной реформы 2004 года и возврате Януковичу полномочий Кучмы. Решение это принимали судьи КС. Напомним, что реформа принималась как раз с нарушениями конституционной процедуры, и судьи имели полное право это констатировать. Но вот имели ли они право своим решением взять и вернуть предыдущую конституционную редакцию, многие юристы очень сомневаются. Судьи в этом деле крайние. То, что они пока что всего лишь свидетели, даже удивляет.

Так что проще всего судьям было бы избрать известную тактику тех самых упомянутых в интервью Януковича страусов. Но вряд ли получится.

Игорь Гридасов