О декоммунизации в Харькове

2486


Информационными материалами для этой статьи стали многочисленные сообщения на сайте Харьковского горсовета о работе топонимической комиссии и общественных слушаниях в районах города. А также письмо Райнина, главы харьковской ОГА, к мэру Геннадию Кернесу с просьбой присвоить нынешней площади Николая Руднева идеологически понятное губернатору название героев Небесной сотни.

Текущее состояние «декоммунизации»

Принятые парламентом законы предусматривают, что местные органы власти должны завершить работу по переименованию до 21.11. Если они не успеют или примут «не те» решения, то ответственность за «декоммунизацию» переходит к областным госадминистрациям и Верховной Раде Украины, которые и станут принимать свои решения. Сопровождением процесса занимается Институт национальной памяти Вьятровича, который публикует по этому поводу многочисленные разъяснения.

Позиция Харькова

Как следует из сообщений на сайте Харьковского горсовета, после заседания топонимической комиссии в районах города состоялись общественные слушания по переименованию, где и были формализированы соответствующие рекомендации.

Список переименований – впечатляющий. Назову только те, которые имеют отношение к этой статье. Улицу Спартака могут переименовать в Монастырскую, ул. Карла Маркса – в Благовещенскую, ул. Фрунзе - в ул. Багалея.  Площадь Руднева может стать Судейской.

Прежде всего, хочу сказать, что вопрос переименований – целиком в компетенции местных органов власти. Это общеевропейская практика. Конечно, каждый, кто интересуется «декоммунизацией», может высказать и собственные соображения по поводу тех или иных топонимов.

С одной стороны, кто в здравом уме может быть против наличия в Харькове улицы имени академика Дмитрия Ивановича Багалея? Этот человек был ректором Харьковского университета в 1905-1910 годах, городским головой Харькова в 1914-1917 годах.

Разве не стоит поддержать переименование переулка Саммеровского в Дзержинском районе в честь Людмилы Марковны Гурченко, выдающейся харьковчанки? Как и улицы Павла Дыбенко в Московском районе – в память о легендарном актере Леониде Быкове, который закончил в 1951-м актерский факультет Харьковского театрального института?

Но в отношении двух других переименований можно высказать и некоторые вопросы. Я об улицах Спартака и Карла Маркса. Смысл предложений переименовать их в Монастырскую и Благовещенскую понятен: возвращение им исторических названий. А гладиатор, предводитель восстания в Древнем Риме, как и основоположник известного учения, – это невольные «жертвы» изменения топонимов, и их всемирной известности случившееся с улицами - не помеха.

А вот вопросы, которые следует учесть.

За что пострадал Карл Маркс и что при этом делает институт Вьятровича?

Как это не покажется парадоксальным, имя Карла Маркса, как и Фридриха Энгельса, улице имени которого в Ленинском районе Харькова предлагают вернуть дореволюционное название Рождественской, фигурируют в списке организации Вьятровича. На официальном сайте ИНП – 520 фамилий, в отношении которых безапелляционно указывается, что их «деятельность подпадает под действие законов о декоммунизации».

Но дело в том, что Маркс и Энгельс находятся в этом списке совершенно незаконно. Ибо подпункт е. пункта 4 статьи 1 Закона Украины "Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов в Украине и запрете пропаганды их символики" содержит исчерпывающий список топонимов, подлежащих переименованию.

Приведу его полностью: «имена или псевдонимы лиц, занимавших руководящие должности в коммунистической партии, начиная с должностей секретаря районного комитета и выше, высших органах власти и управления СССР, УССР (УССР), других союзных или автономных советских республик, работавших в советских органах государственной безопасности, названия СССР, УССР (УССР), других союзных или автономных советских республик и производные от них, а также названия, связанные с деятельностью коммунистической партии (включая партийные съезды), годовщиной Октябрьского переворота 25 октября (7 ноября) 1917 года, установлением советской власти на территории Украины или в отдельных административно-территориальных единицах, борьбой против участников борьбы за независимость Украины в ХХ веке (кроме названий, связанных с сопротивлением и изгнанием фашистских оккупантов с Украины или с развитием украинской науки и культуры)».

Отсюда два вывода.

Первый. При всем моем, или любого другого человека, отношении к конкретным историческим персонажам, ни Спартак, ни Карл Маркс, ни Фридрих Энгельс не занимали руководящие должности в коммунистической партии, начиная с должностей секретаря районного комитета и выше. Не были они и работниками советских органов безопасности.

Второй. Институт Вьятровича самолично присвоил себе право расширенно интерпретировать закон "Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов в Украине и запрете пропаганды их символики". Но этот институт - финансируемое Кабмином государственное учреждение. Это означает, что оно обязано не интерпретировать, не расширять и не суживать то, что предусмотрено законами Украины.  Институт национальной памяти должен законы выполнять. Но в реальности люди Вьятровича присваивают себе право истолковывать «декоммунизацию» по своему усмотрению.

Казалось бы, что должно было бы происходить в демократическом государстве, если уж приняты такие законы, как о «декоммунизации»? В открытом судебном заседании должны были быть рассмотрены вопросы ответственности тех или иных лиц за результаты исторических событий, происходивших с их участием. Отдельно следует рассмотреть вопрос ответственности советской власти, как органа государственного управления страной. Ее идеологии, как соответствующей реальным историческим ситуациям и правам человека.

Но Вьятрович и его люди не склонны ни к каким демократическим, а тем более судебным процедурам. Зачем? Они публикуют список лиц, которых предлагают предать забвению. Они ни словом не указывают, что этот перечень может иметь только РЕКОМЕНДАЦИОННЫЙ характер. Они ведут себя, как власть внутри власти.

Чем не угодил Вьятровичу Карл Маркс? На сайте ИНП сказано: «основоположник идеологии марксизма. Вместе с Фридрихом Энгельсом составил «Манифест Коммунистической Партии». Его личность использовалась для пропаганды коммунистического тоталитарного режима». Ну не смешно ли? Да, фамилии Маркса и Энгельса коммунисты в пропаганде использовали, но сами они - при чем?

В списке Вьятровича находим вообще анекдотические случаи.

В нем - пионер Павлик Морозов, улица имени которого, в частности, существует и в Киевском районе Харькова. Мне отвратителен его поступок доносительства на собственных родителей, но и он в силу малолетства и скорой смерти не успел поработать в партийных органах или в госбезопасности.

 Под переименование попал Павка Корчагин. На сайте Вьятровича находим такое «объяснение»: «литературный герой романа Н.Островского "Как закалялась сталь", который пропагандировал борьбу за установление советской власти в Украине». Но закон о «декоммунизации» вообще не предусматривает борьбы с литературными героями!

И самый яркий случай.  В списке ИНП находим фамилию героя войны, маршала Георгия Константиновича Жукова, именем которого назван проспект в Харькове.

Да, 8.06. появилось разъяснение губернатора Райнина, что этот проспект переименовывать не будут. Это разумная мысль, и чиновник может ее обосновывать тем, что Георгий Константинович имел отношение к сопротивлению и изгнанию фашистских оккупантов с Украины.

Практические советы по противодействию «декоммунизации»

Если говорить в целом, то власти Харькова заняли оптимальную позицию в отношении переименований: в большинстве случаев это возвращение городским магистралям исторических названий. Судя по всему, понимая настроения харьковчан, и нынешние киевские властители не склонны ультимативно навязывать Первой столице назвать улицы, к примеру, именами лидеров ОУН Бандеры или Коновальца.

Для демонстрации контраста скажу, что совсем другая ситуация с памятью о Георгии Жукове складывается в Киеве.

Не поленитесь, поищите в интернете сообщение от 9.11. под названием «в столице определили перечень мемориальных досок, которые следует демонтировать в рамках декоммунизации». В нем есть ссылка на этот перечень. Откройте файл по ссылке и найдите фамилию Жукова. Там размещено «объяснение»: «Маршал Советского Союза. Во время Гражданской войны в России принимал участие в подавлении нескольких крестьянских восстаний (1920-1922). Военный преступник».

Вот так о Маршале Победы. Военный преступник. Ну не дикость ли?

Не просто дикость. Ибо настоящая задача Вьятровича – под шумок «декоммунизации» полностью перефаршировать историческую память граждан Украины.

Как этому можно противодействовать?

Первое. Принудить Вьятровича выполнять закон. Не интерпретировать, не фантазировать – а выполнять, и, желательно, буквально. Это касается и проспекта маршала Жукова, и, например, улицы Корчагинцев во Фрунзенском районе Харькова. Не предусмотрели запрет на использование литературных персонажей – ваши проблемы.

Второе. Ориентироваться на общественное мнение. Оно настроено против «декоммунизации».

Вот результаты опроса, проведенного 7-20.08. социологическим агентством «ФАМА» по заказу Львовского медиафорума и Школы журналистики Украинского католического университета. Это агентство – член Социологической ассоциации Украины. 89,5% граждан Украины категорически или умеренно против «декоммунизации». Львовские социологи поставили довольно провокационный, на мой взгляд, вопрос – «согласны ли вы с тем, что советские символы – это память режима, враждебного Украине, и их обязательно нужно уничтожить». С этим категорически или частично не согласились 57% опрошенных.

По мнению социологов, значительная часть людей убеждена: Советский Союз – часть нашей истории, часть пути, который прошла наша страна, чтобы оказаться здесь и сейчас. Вторая самая распространенная в обществе точка зрения: в настоящее время не следует тратить на переименования бюджетные средства, ибо существуют другие проблемы, требующие финансов.

И последний вывод. Даже если кому-то что-то в Киеве не нравится, не надо спешить перерисовывать таблички и заставлять граждан менять паспорта.

Припоминаю такой случай. Как известно, Ющенко после своего избрания главой государства решил заменить название своей патронатной службы из администрации Президента на его секретариат. Служащие здания на Банковой, естественно, «взяли под козырек». Но нашелся там опытный человек, фамилии которого я специально не называю. Он дал команду: табличку заменить, но снятую - не уничтожать. Кончилось безвременье Ющенко, и он за 10 минут вернул табличку «Администрация Президента».

Отсюда рекомендация – не торопиться перекрашивать таблички со старыми названиями. Лучше руководствоваться старой армейской мудростью – не спеши выполнять последний приказ, ибо его могут отменить.

В конце статьи – об инициативе губернатора Райнина присвоить нынешней площади Николая Руднева идеологически понятное губернатору название героев Небесной сотни.

Николай Руднев, который воевал за красных в Гражданскую войну, формально под «декоммунизацию» подпадает. Выше я уже писал о предложении топонимической комиссии Харьковского горсовета, предложившей назвать ее Судейской. Специалисты, видимо, исходили из того, что здесь было построено здание бывших судебных установлений, а дореволюционные названия Михайловская и Сенная – не подходят по каким-то другим мотивам.

Мне понятно, что Райнин в вопросе переименования площади Руднева действует как бы вопреки мнению Михаила Добкина, сказавшего 18.09. в «Главкоме» - «раз мы создаем проспект Небесной сотни, то параллельный проспект давайте назовем именем погибших бойцов «Беркута», которые харьковчанам гораздо ближе по душе».

Лично я не имею ничего против наличия в Харькове проспекта погибших бойцов «Беркута» - если таково будет решение жителей города и его руководства. Мне понятно и желание губернатора Райнина заработать очки у Порошенко, продемонстрировав, как символизируется память о событиях февраля 2014 года.

Но идеальная политика увековечивания исторической памяти состоит в том, что она не делит, а объединяет город, людей, страну. Скорбя за всеми погибшими на «евромайдане», гражданскими и милиционерами, подчеркну, что до полного осознания нашим обществом того, что все они – не герои, а жертвы крупнейшего геополитического конфликта, случившегося с нашей страной – дистанция еще не одного дня.

Мне кажется, что харьковским властям, может, и было бы неплохо назвать в честь «евромайдана» какую-то улицу или площадь. Но не именем Небесной сотни, а Небесной тысячи. Всех тех, кто потерял жизнь вследствие роковой цепи событий, начатых «евромайданом». Глядишь, и название Небесной тысячи заставило бы людей задуматься, как им называть то, что с нашей страной произошло за последние годы.

Вячеслав Пиховшек