О чем на самом деле «пенсионная реформа»

2841

Не исключено, что в недалеком будущем пенсионная реформа войдет в справочники «1000 хороших советов» в раздел «Как отжать у пожилых соотечественников жалкие гроши?»

Напомним, что 3 октября после продолжительных информационных боев силами кабинета министров и аффилированных парламентских фракций при поддержке разномастной оппозиции был принят Закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно повышения песий».

Пакет изменений в действующие нормативные акты, относящиеся к сфере пенсионного обеспечения, следует отнести к разряду наиболее чрезвычайных мер, которые вынуждено принимать действующее правительство в условиях резко сократившейся кормовой базы. Внутренний валовый продукт по сравнению с дореформенными временами сократился ровно вдвое. Если в 2013 году государственный бюджет составлял более 45 млрд долл., то в 2017-м – порядка 28 млрд долл. В Баскервилль-холле в таких случаях говорят no comments. Тем не менее, кое-какие разъяснения существа вопроса были бы не лишними.

Критическое состояние, в котором перманентно пребывает отечественный социум, требует принесения в жертву некоторой части сообщества ради сохранения целого. Затягивать пояса на управленческом классе - занятие совершенно бесперспективное, так как на его условной талии никакие ремешки уже давно не сходятся. Тем более что представители правящих элит от найемов до мужей состоятельных бизнес-леди постоянно жалуются на принципиальную неспособность прожить на депутатско-министерские зарплаты. Совершенно очевидно, что в жертву чрезвычайным обстоятельствам следует принести общественные слои, максимально подпадающие по понятие «социально незащищенные», подобно тому, как ящерица в минуту опасности отбрасывает хвост, а не голову.

Подача законодательных новел с формулировкой «относительно повышения пенсий» являются не более чем неловкими попытками получения карамелек посредством заворачивания козьих шариков в конфетные обертки. Повышения пенсий возможно добиться двумя способами.

План А. Экономический рост приводит к повышению прибыли предприятий и заработных плат наемных рабочих, что в свою очередь обеспечивает увеличение отчислений в пенсионные фонды. Но к данному варианту следует применить наиболее активно используемое главой государства в последнее время слово «фантастический», так как по уровню своей профессиональной подготовки и морально-волевых качеств действующий управленческий класс не способен к его реализации. Данным фактом можно возмущаться сколько угодно, но от этого он не перестанет быть объективной реальностью.

План Б. Постепенное наращивание оборотов печатного станка, что, собственно, и происходит, судя по крайне чуткой реакции на запуск «пенсионной реформы» условной единицы, подросшей почти на пару гривен в довольно сжатые сроки.

Как видим, принятый Верховной Радой закон отнюдь не о повышении пенсий, которое можно было произвести простым постановлением кабмина в соответствии с планом Б. Как говаривал товарищ Шариков, «пропечатал в газете и шабаш».

Тогда о чем новый закон?

Во-первых, это закон о повышении пенсионного возраста, закомуфлированном под повышение страхового стажа. Увеличение страхового стажа до 35 лет означает, что при формальном праве выхода на пенсию в 60 лет для миллионов граждан, не сумевших накопить такой стаж, пенсионный возраст отодвинется до отметки 63 года и 65 лет.

Заявления премьера Гройсмана о том, что с момента наступления совершеннолетия к 60-ти годам вполне можно заработать 35 лет страхового стажа, были бы вполне разумными и осмысленными в государстве, которое в состоянии воплощать нормы трудового законодательства в жизнь. На практике же, даже по официальным версиям, от 38 до 47% отечественной экономики находится в тени. Причем, по сравнению с дореформенным периодом этот показатель не сократился, а вырос (в 2011-2012 годах эксперты говорили о том, что в тени находится 34% экономики). Так называемые «лихие 90-е», когда миллионы людей были просто выброшены управленческим классом на улицу даже без намеков на социальные гарантии, в принципе уже вычеркнуты из отечественной истории.

Во-вторых, это закон о сокращении количества пенсионеров.

По оценкам Минсоцполитики, в 2028 году 35 лет страхового стажа будет только у 55% 60-летних украинцев.

В абсолютных показателях это будет выглядеть примерно следующим образом. В Украине порядка 12 миллионов пенсионеров. Около 6 миллионов - это пенсионеры в возрасте до 65 лет. Если численность населения к 2028 году сохранится на нынешнем уровне, то количество пенсионеров сократится примерно на 3 миллиона или на 25%. Не много. Но уже пенсионному фонду дышать, как говорится, будет полегче.

В-третьих, принятие закона в подобном формате раскрывает широчайшие возможности для спекуляций с использованием такой философско-нравственной категории как справедливость. В схематическом варианте «справедливость» в исполнении современного управленческого класса выглядит достаточно просто и убедительно: если человек получает 200 долларов в месяц при 8-часовом рабочем дне, но хочет получать больше, пусть работает 24 часа в сутки и получает 600. Справедливо? Справедливо.

Принцип справедливости даже позволит перераспределить незначительные средства в пользу пенсионеров за счет тех, чей выход на пенсию будет отложен на 3-5 лет. Справедливо? Более чем.

Маленьким недостатком «концепции справедливости» является лишь то, что современные цивилизованные государства строятся абсолютно не на ней, а на принципах социальной ответственности, в основу которых положено абсолютно несправедливое перераспределение материальных благ и социальных гарантий. Идеальным справедливым обществом было общество феодальное, где каждый потреблял только то, что добыл, и никто никому не был обязан никакими социальными гарантиями. Бароны отбирали у крестьян часть урожая, обеспечивая (в идеале) им военную защиту и не напрягая их необходимостью совершения ратного подвига. (К слову, современный управленческий класс от этой почетной миссии полностью отказался, переложив оную на плечи податного населения).

А когда совершенно одинаковые с точки зрения физиологического функционала граждане вносят различные суммы на общественное благо в виде налогов – один 5 евро, а другой 5 миллионов евро – при том, что оба имеют совершенно одинаковые права, свободы и отдачу в виде социальных удовольствий – это несправедливо. Когда государственные школы, не производящие никакой прибавочной стоимости, получают средства из бюджета и делают образование доступным и для обеспеченных слоев, и для нищих – это тоже несправедливо. Когда безработные получают пособия, а семьи с детьми – социальные дотации, и таким образом отнимают часть общественного продукта у работающих и бездетных – это опять-таки несправедливо. Это в современных условиях - разумно и социально ответственно. Данные моменты ровным счетом ничего уже не меняют в существующем положении вещей, просто их тоже следует учитывать при составлении объективного портрета «пенсионной реформы».

Но стоит повториться, что, несмотря на все отдельные шероховатости пенсионных ноу-хау, их безальтернативность более чем очевидна. И перефразируя классика политической афористики, действующий премьер со всей полнотой ответственности мог бы сказать: «Других реформ для вас у меня нет».

Дмитрий Михайлов