Не сошлись характерами

2747

Неделя без радикалов в составе коалиции показала, что большой парламентский кризис пока откладывается на неопределенное время. Сыграв роль пятого колеса в коалиционной телеге, ляшковцы отвалились в свободное путешествие с прицелом пожинать зреющий электоральный урожай - в обличии не запятнавшей себя недореформами новой оппозиции.

Затянувшееся без малого на год расставание радикальной партии с коалицией оформили в стиле классического бурного развода с битьем посуды и взаимными упреками. Коалиция даже поголосила вслед устами Ирины Луценко, обвинившей раскольников в попытке отмежеваться от политической ответственности с использованием таких мощных оборотов как «заявление о выходе из коалиции – не просто бегство», «ваши манипуляции вложили гранату этому человеку в руки» и «кровь на ваших руках». Впрочем, более чем прозрачные намеки на как минимум моральную причастность к убийствам и ранениям сотрудников силовых структур под зданием Верховной Рады 31 августа были дезавуированы лидером семейного депутатского подряда Юрием Луценко: мол-де, эмоции зашкаливают, и все такое.

Инициаторы расставания тоже обставились объяснениями в стиле «мы хотели, но нам не дали» с плохо скрываемым устремлением поскорее выскочить из провластной обоймы, пока информационный повод не ушел (в качестве такового было использовано принятие изменений в Конституцию в первом чтении, не поддержанное радикалами).

Июльское восстание в августе

Сентябрьский демарш завершил почти годичную историю шантажа выходом из коалиции. Первые угрозы «развода» прозвучали еще до вступления в «брак». В ноябре 2014-го Ляшко заявил, что его фракция не войдет в коалицию, если украинские власти будут закупать уголь в России. В феврале 2015-го последовало два всплеска активности, связанные с голосованием за кандидатуру Шокина на пост генерального прокурора и требованием радикалов спровадить в отставку главу Нацбанка Гонтареву. И Шокин прошел, и Гонтарева не ушла, и Ляшко остался в рядах пятипартия, высказывая, впрочем, в публичных выступлениях предположения, что вот-вот будет изгнан из провластного пула. Однако коалиционнообразующие фракции - БПП и НФ – проявляли выдержку, демонстративно давая понять, что в случае чего прекрасно могут обойтись и без радикалов, добирая недостающие голоса за пределами парламентского большинства.

Несмотря на то, что отсечение двадцатимандатного осколка портит общую картину революционного единства, лишая коалицию конституционного большинства, БПП и НФ могут переживать утрату без особых истерик. Курс на подавление разномастных элементов, склонных к скандалам, дебошам и тому подобным проявлениям политической гиперактивности, диктует необходимость дистанцироваться от некоторых бывших попутчиков как в Раде, так и за ее стенами.

А усиление критики Кабмина и президента со стороны ушедших в параллельную оппозицию радикалов скорее позволит последним откусить голоса у длительное время подвизавшейся на этой же теме Юлии Тимошенко или у пытающейся изо всех сил вернуться в большую политику «Свободы».

Перспективы дальнейшего полураспада пока представляются крайне туманными, относящимися скорее к области смелых гипотез, нежели руководства к действию.

Оставшаяся в урезанном составе коалиция по-прежнему является основным очагом противоречий в парламенте, существуя всецело в рамках концепции «с такими друзьями и врагов не надо». Резко поднакопившая рейтинговых баллов «Батьківщина» (по данным соцопросов, партия вышла на рубеж 20% и сравнялась со все еще удерживающим позиции Блоком Порошенко) вполне может претендовать на более заметные роли при распределении портфелей различных достоинств. Уход практически в минуса партии действующего премьера делает Юлию Тимошенко главным претендентом на председательское кресло в Кабмине, если бы парламентские выборы состоялись вот-вот.

Тактика «Самопомощи», направленная на то, чтобы не помогать, но и не мешать докатиться ныне действующим до полного камикадзе, тоже позволяет нарастить небольшой рейтинговый жирок. Так что развал коалиции и досрочные парламентские были бы выгодны обоим.

Но до местных выборов от фракций «Батьківщини» и «Самопомощи», поднакопивших уже массу разногласий с правительственно-президентским блоком, вряд ли следует ожидать резких движений. Для начала следует присмотреться, какое влияние на исход избирательного процесса окажет гречко-балаклаво-административный ресурс, доступ к которому не факт, что у всех будет равноценный.

Покидать коалицию придется обязательно синхронно, поскольку оставшийся фактически получит «золотую фишку». А делать такой подарок никто никому не собирается.

Кроме того, выход из коалиции не приведет к ее автоматическому развалу. БПП и Народный фронт без попутчиков все равно сохранят простое большинство в 232 голоса. Не так уж и много, но история украинского парламентаризма знавала коалиции и в 227 мандатов, существовавшие практически только на бумаге. Кроме того, именно в ББП и НФ – так уж получилось - собрались ведущие фронтмены майдана, за исключением, пожалуй, выпавшего ранее из обоймы Тягнибока. Участие в походе за властью Ляшко могут вспомнить только очень наблюдательные очевидцы событий. Хоть одну фамилию из «Самопомощи» могут назвать только узкие специалисты. А Юлия Владимировна пропустила сейшн по объективным причинам. Так что даже при отвале трех из пяти спичрайтеры без особого труда обоснуют полное и безоговорочное моральное право на существование коалиции из двух фракций.

Антология украинских недореформ

Даже при популярности на уровне статистической погрешности премьер чувствует себя комфортно, имея за спиной 82 мандата, и походы на досрочные, а фактически на скамейку политических запасных ему совершенно ни к чему. Президент только-только начал приручать премьерскую команду, и в ближайшее время вряд ли согласится по доброй воле поменять Арсения Петровича на, скажем, Юлию Владимировну. Для сокрушения сопротивления правящего тандема внутренним оппозиционерам придется раскачать ситуацию на уровне если не третьего майдана, то, как минимум, применения всех доступных средств блокирования работы Рады, параллельно попадая под бомбардировки из обвинений в расколе, зраде, популизме, рвачестве, экстремизме и набившей уже оскомину работе на Путина.

Ну и, наконец, нельзя сбрасывать со счетов фактор телефонного права, проявившего себя просто чудодейственным образом при разрешении конфликта гаранта с одним из губернаторов. Стратегические партнеры в любой момент могут подсказать единственно правильное политическое решение.

Андрей Кравченко