Михо Саакашвили как зеркало украинской революции

3198

Если бы у Армянского радио спросили, что нужно для того, чтобы стать успешным политиком в Украине, ответ мог бы быть таким: «Грузинский паспорт и американская зарплата».

Пиар-менеджеры раскрутили в Украине бренд грузинских реформ до уровня популярности мексиканских сериалов в лихие 90-е. А все, что связано с западными партнерами (особенно подходящее под рубрику «финансовая помощь»), для значительной части украинского социума имеет просто сакральное значение.

Присутствие членов грузинского политического десанта на командирских постах вызывает не только пристальное любопытство, но и нетерпеливые ожидания. Когда же у нас будет как у них? Быстро, дешево и качественно. Чтобы Батуми, фонари, туристы и никакой коррупции. Говорят, что вот эти – специалисты по всему вот этому, вот пусть и делают. А западные партнеры им помогают. Поэтому появление Саакашвили среди лидеров народного голосования по версии журнала «Фокус», которое еще год назад можно было бы списать на проделки компьютерных хулиганов, сегодня воспринимается как объективная реальность, данная нам в ощущениях. Михо решает антикоррупционные задачи с такой же легкостью, с какой некоторые рядовые граждане лузгают семечки. Чрезвычайно важным шагом по пути борьбы с коррупцией стала встреча одесского губернатора Саакашвили с послом США Джеффри Пайеттом, уже показавшем свое могущество в роли разводящего на самом высоком (для наших политических высот) уровне. Просто поговорили, и вот результат – сообщение на сайте Одесской администрации: «Кроме того, Джеффри Пайетт сообщил, что правительство США в рамках антикоррупционного натиска согласилось дать средства на заработные платы новой команде Саакашвили».

Авторам постсоветских «ментовских детективов» приходилось просто выворачивать фантазию наизнанку, чтобы объяснить, откуда у главного героя более-менее сносный автомобиль, приличная одежда и деньги на многое из того, чего на должностной оклад не купишь. Герой должен быть кристально честным, но на одну зарплату ему не прожить. Поэтому изобретались зарубежные гранты, победы в конкурсах, побочные приработки вплоть до шитья на машинке по вечерам.

Губернатору, замеченному вездесущими папарацци за распитием вин стоимостью три бабушкиных пенсии за бутылку, официалки хватит только на пару раз в заведении общепита хорошо посидеть. А технология «нам платят иностранные партнеры» уже проверена на электоральных массах и в принципе неплохо себя зарекомендовала. В той же Грузии времен Саакашвили, как сообщала пресс-служба президента, две крупные американские корпорации выделяли 3 миллиона долларов для выплаты зарплаты руководству страны. Справка, в соответствии с которой Саакашвили образца 2015-го зарабатывает почти 200 тысяч долларов в год как сотрудник американского Нового международного института лидерства, тоже была воспринята если не с восторгом, то с пониманием.

Апологеты теории заговора тут же могут припомнить кавказскую народную поговорку «кто девушку ужинает, тот ее и танцует» (причем это адаптированный для детских изданий вариант, потому что во взрослой версии от девушки требовались не только танцы). Но в современном мире меркантилистские соображения все более и более уходят на задний план. Нынче деньги дают просто так, руководствуясь простой логикой: «У нас их много, а у вас их мало. Поэтому берите, сколько хотите».

Еще бы пару лет назад чиновник, заявивший, что он и его команда будут получать зарплату от иностранного государства, например, от Казахстана, был бы стерт в мелкий порошок, подвергнут обструкции и предан анафеме представителями тогдашней оппозиции (они же нынешняя власть).

Сегодня к подобным вещам отношение иное, и это еще одно свидетельство того, что страна меняется.

Но, конечно же, только двух вышеозначенных факторов для снискания народного доверия явно недостаточно. Заграничный экс-президент стал воплощением представлений значительной части социума о том, какими методами и с каким информационным оформлением должны осуществляться перемены к лучшему. Если бы «старик Крупский» был по-прежнему бодр и весел, он бы непременно сочинил статью «Михо Саакашвили как зеркало украинской революции», а в письмах к друзьям и товарищам на Капри писал: «У нас один чудесный грузин занялся реформами в Одессе…»

Дан приказ ему в Одессу

Даже попытки слегка подмочить репутацию иностранному специалисту в стиле фильма «Грузинский гастролер» возымели прямо противоположный эффект.

Для страдающего фантомными болями воинствующего совка (кто не с нами, тот против нас; да что с ними церемониться, к стенке контру; у этих забрать, тем отдать; все взять и поделить; «шоб всьо було по-моєму, а шо не по-моєму, то не демократія») народного массива крайне симпатичен герой, не петляющий улицами-переулками, а рвущий к цели на танке, оставляя за собой широкую просеку радикальных преобразований.

Например, первые слова диктора «За время правления Саакашвили в тюрьмах отсидел каждый десятый грузин. Среди них почти все политические оппоненты, не успевшие убежать из Грузии» вместо ожидаемого создания портрета тирана и деспота извлекают из подсознания озабоченного политикой гражданина образ решительного, стремительного, непримиримого лидера. А мониторинг откликов пользователей соцсетей по поводу наиболее рейтинговых политических событий свидетельствует о том, что в украинском обществе как раз крайне высокий запрос не только на посадку, но и на физическую ликвидацию политических оппонентов.

«Бизнесменам, особенно нажившим свое имущество в 90-х, предлагали заключить сделку: отдаешь часть своего имущества государству или в партийную кассу и получаешь индульгенцию от власти» или «команда Михо знала все четыреста «относительно честных способа отъема денег у населения» - вообще не криминал, поскольку избирательное раскулачивание практически становится национальным трендом.

А то, что на родине эксу за целый комплекс злоупотреблений ломится одиннадцать лет (в стилистике карломании: «Адынацать, Вахтанг!»), нас вообще не интересует.

Да, некоторая прямолинейность иностранного специалиста в стане коллег вызывает легкий ропот. Днепропетровский губернатор даже позволил себе фрондерскую выходку на последнем собрании глав обладминистраций под председательством президента. Выступление получилось, скажем так, не цитабельным ввиду крайне степени скомканности. Но смысл приблизительно понятен: мы должны действовать в рамках закона, а если руководство страны требует иных мер, то оно должно предложить иные законы.

Но подобная оппортунистическая логика была разбита кавалерийским выпадом губернатора Одессы: «Действительно закон не предусматривал. А если будем ждать закона, будем ждать полтора года». И это тоже находит позитивный отклик в сердцах людей живущих по принципу «фигли шнурки развязывать, если их можно разорвать».

Конечно же, на рэйтинг иностранного легионера работают и украинские политики, пробившиеся на капитанские мостики. По предварительным результатам голосования, гарант болтыхается на дне второго десятка, премьер скромно затесался в серединке шестого, прижавшись головой к плечу столичного мэра. Слов, в принципе, нет, одни выражения. Вот тебе, бабушка, и кулявлоб. Уж промолчим о том, что не все смогут смотреть в завтрашний день. На фоне таких соперников Михо с легкостью победил бы даже на конкурсе «Мисс Вселенная».

Год спустя, или Виртуальная встреча политических "друзей"

Через пару дней после старта голосования редакторы решили тормознуть стремительный рост чудесного грузина. Его заподозрили в накрутке голосов (хотя не факт, что знакомый самого Пайетта вообще интересуется читательскими опросами). Однако это вряд ли радикальным образом корректирует картину основных политических запросов значительной части современного украинского социума.

Андрей Кравченко