Местные выборы. В погоне за ускользающим законом

1596

Итак, местные выборы уже официально назначены на 25 октября. Соответствующее постановление парламента опубликовано в официальной прессе. Это значит, что оно вступило в силу. А тем временем продолжаются интересные и загадочные приключения закона об этих самых местных выборах.

Напомним, что закон принят во втором чтении и полностью под занавес заседания 14 июля. За документ было подано 257 голосов, хотя самого текста не видел практически никто из голосовавших. Депутаты не имели на руках ни законопроекта, предлагаемого на второе чтение, ни даже сравнительных таблиц, по которым можно было бы проследить его отличия от закона в первом чтении, поддержанного большинством за месяц до этого.

Тут следует заметить, что сам законопроект – это 182 страницы текста, а поправок к нему поступило больше полутора тысяч. Если точнее, то 1548 штук. На рассмотрение и голосование у народных избранников ушло 39 минут. Разумеется, таких стахановских темпов удалось достичь потому, что ничего особо и не рассматривали. Сначала Руслан Князевич, председатель комитета, готовящего законопроект ко второму чтению, быстренько доложил, как в общих чертах изменился документ. Потом немного поговорили и с голоса предложили две поправки. Потом спикер Гройсман призвал проголосовать за закон в целом с учетом сказанного Князевичем и с этими двумя поправками, а остальные поправки даже не рассматривать. На том и порешили.

После этого закон исчез из поля зрения. Ну, не совсем, конечно исчез. Поговаривали, что текст есть у Князевича, у Гройсмана, у авторов закона и в президентской администрации. А вот те, кто за него голосовал и те, кому в ближайшее время предстоит по нему организовывать и проводить местные выборы, не говоря уже о тех, кому в выборах участвовать в качестве избирателей и избираемых, доступа к документу не имели. На сайте Верховной Рады можно было найти только законопроект в том состоянии, которое он имел еще 2 июля.

По Конституции проголосованный закон подписывается спикером и безотлагательно направляется президенту. В нашем случае это «безотлагательно» заняло десять дней – только 24 июля текст официально перекочевал из канцелярии Гройсмана в канцелярию Порошенко. У главы государства есть две недели на его изучение и подписание, хотя необязательно использовать этот срок полностью. Но тут имеется один пикантный момент. Местные выборы объявляются за 90 дней до дня голосования, и они уже объявлены. А закона все еще нет. Большая часть депутатов при этом разъехалась на летний отдых. Так что если у президента возникнет официальное желание предложить какие-то свои изменения в закон, парламентариям придется снова съезжаться в Киев и голосовать. Разумеется, не факт, что голосов хватит. А если не хватит, закон просто не вступит в действие. Тогда придется проводить выборы по старому закону.

Чтобы так не рисковать, президенту лучше держать свои идеи об изменениях при себе. Однако, он этого не делает. Разумеется, Порошенко не мог не отреагировать на ситуацию вокруг выборов на 205 округе. Он и отреагировал – заявил, что должна быть усилена ответственность за подкуп избирателей, а судебной власти должна быть предоставлена возможность снимать кандидатов с выборов за подкуп. СМИ сообщают, что, встречаясь с «представителями общественности», президент пригласил их к обсуждению конкретных шагов, в том числе законодательных, чтобы избежать нарушений на местных выборах 25 октября. Напомним, что выборы уже объявлены, закон о них принят, для вступления его в действие не хватает только президентской подписи, а времени для каких-то прочих «законодательных шагов» уже нет.

Тем временем забеспокоилась общественность, которая не встречалась с президентом. Почитать, что же там депутаты напринимали, захотелось многим, имеющим отношение к избирательному процессу, включая кое-кого из самих депутатов. На днях текст закона появился в интернете. Кем он туда слит, до сих пор неизвестно. Разумеется, документ не носит официального характера, но юристы, журналисты, политики и политологи, которые бросились его активно изучать, уверены, что имеют дело с подлинником, а не фейком. Похоже, что так оно и есть.

Две поправки, внесенные с голоса в зале, в текст вошли. Одна из них посвящена вопросу гендерного равенства, и гласит, что в списках партий не менее трети мест должны быть предоставлены женщинам. Точнее – лицам одного пола. Понятно, что остальные две трети должны быть предоставлены лицам другого пола (или других полов – чем черт не шутит). Вторая поправка дала «зеленый свет» на выборы новым партиям. В первом чтении имелась норма, согласно которой к выборам допускались только партии, зарегистрированные не позже, чем за год до выборов и переименованные не меньше, чем за полгода до них. Теперь это ограничение снято.

Еще из заметных отличий первого чтения от второго следует упомянуть исчезновение упоминаний о блоках – на выборы партии могут идти только самостоятельно. Конечно, при этом никто не мешает иметь слово «блок» в названии партии, как это делается сейчас, или членам одной партии временно коллективно вступить в другую на период выборов, как это тоже делают у нас время от времени. Но это скорее вопросы технологические.

По сути же закон, как в первом чтении, так и во втором, не отвечает тем обязательствам, которые взяли на себя депутаты коалиции большинства в коалиционном соглашении. Напомним, что там содержится обещание принять закон о выборах по открытым партийным спискам. В принятом законе для населенных пунктов, в которых проживает меньше 90 тысяч избирателей, предусмотрена старая мажоритарная система. Для остальных – хитрая система, которая только цинично называется системой с открытыми списками. На самом деле, партии не предоставляют избирателям возможность сделать выбор между несколькими своими кандидатами, а соревнование проходит на мажоритарных округах между кандидатами. Отличает эту систему от мажоритарной только хитрая процедура подсчета голосов, в результате которой победителями могут оказаться совсем не те люди, которые займут первые места на своих округах.

Существенным достижением нового закона называют введение выборов в два тура для мэров городов с количеством избирателей более 90 тысяч. Эта система действительно справедливее действующей. Она позволяет точнее определить настоящего победителя. Она не дает возможности прийти к власти кандидату, против которого выступает большинство населения. Она снижает шансы для людей, использующих подкуп. Но тогда следует задаться вопросом: раз уж эта система так хороша, почему она вводится только для таких больших населенных пунктов? В нашей области, например, этому критерию отвечает один лишь Харьков. Да, выборы в два тура требуют больше денег. Но почему за пределами моральной границы, которая проходит у депутатов между принципиальностью и бережливостью, должны оставаться, например Лозовая, Изюм, Чугуев, Купянск или Люботин?

Ответ конкретно на этот вопрос мы уже не получим. А вот удовлетворить свое любопытство по некоторым прочим тонкостям местных выборов сможем, когда будет официально обнародован закон и начнется избирательная кампания.

Игорь Гридасов