Лоббисты ее Святейшества

1745

Как в старом анекдоте: «Что должен делать народный депутат на зарплату в шесть тысяч гривен? Правильно – ничего, и еще немножко вредить». Выборы грядут, а у меня по-прежнему пригорает от того факта, что дармоедов под куполом на Грушевского будет все те же 450 душ.

Из интернета мы знаем многое. Мы знаем, как празднично умеют махаться нардепы в сессионном зале. Мы знаем, что многие из них продолжают лабать на двух и более аппаратах «Рада», невзирая на твердое убеждение электоральной массы, что кнопкодавы убежали в Ростов вместе с Виктором Федоровичем. Мы знаем, что А. мочит Б. за Порошенко, В. топчет истово за премьер-министра, а целый взвод черноротых говнометствует в адрес Коломойского, и еще большее формирование говнометствует в обратном направлении под флагом Коломойского. Ничего нового, по большому счету, все это было и во времена Леонида нашего Даниловича, и ничего не изменилось со времен революции, как бы мы ни называли ее революцией достоинства.

А знаем ли мы, как во всех этих пищеварительных процессах участвует церковь? Я скажу вам как: тихо. Аккуратно и незаметно, через свое незыблемое и колоссальное лобби, которое было у церкви всегда, даже в атеистические коммунистские времена. Пока немногочисленные порядочные люди в Раде пытаются распределить бюджет, как это положено во время войны, а не как было принято при Януковиче, церковь неслышными, но аппетитными укусами отъедает от того самого бюджета пожирнее. Боевые действия, говорите? Солдатам не хватает тепловизоров и новокаина? Военную технику не успевают чинить, а на гуманитарную помощь сбрасываются те, у которых зарплата равна прожиточному минимуму? Пренебречь, вальсируем; как советовала Мария-Антуанетта, если у вас нет хлеба, кушайте пирожные, и воздастся вам. Не декларируя громко своих достижений и не зарубаясь публично со своими оппонентами, церковь тихой сапой продавливает через законодательные органы ровно все законы, которые способствуют безбедному и стабильному ведению ее бизнеса.

Итак, последние новости нашего маленького прихода. Верховная Рада Украины принимает закон №420-VIII от 14 мая, который освобождает религиозные организации от уплаты налога на недвижимость. Чтоб вы знали, у нас в государстве от налога на недвижимость освобождены только инвалиды. И теперь вот – церковь, самая нищебродствующая организация, самая неприбыльная, самая малоразвитая в плане инфраструктуры, освобождается от налога на все свои, с позволения сказать, хозпостройки. Это что – здобулы или Господу помолимся?

Дальше – толще. 2 июня ВРУ голосует закон №1447, сообразно которому церковь наделяется правом создавать собственные школы, детсады и университеты в обход Министерства образования. Здесь нелишним будет напомнить о ст. 35 Конституции Украины, которая гласит: школа должна быть отделена от церкви. А вот теперь – не так чтобы и сильно отделена. Ровно настолько, чтобы свободно конкурировать с МОН на ниве образования. Церковно-приходские школы, вестимо, не только бесплатными будут, но еще и немножечко платными – в рамках благотворительного взноса, конечно. На Конституцию положили? Положили. Рыночный сегмент себе выбили? Выбили. Да еще и получили возможность вливать в неокрепшие умы всякую бурду из золоченых чаш. Кто там крикнул «мораль, семейные ценности, нравственность»? Вы в курсе, что инфраструктурно наиболее развитой в Украине (а значит, и наиболее способной организовать учебные заведения на базе своих структур) является УПЦ Московского патриархата? Есть еще вопросы начет будущих кураторов церковных школ? Стратегичненько, что и говорить! Такой пятой колонны даже у Кремля нет.

Этот Божьей волей законопроект подали в комитеты Рады Лилия Гриневич (ага, директор гороно Киева в 2006-2009 годах) и два никому не известных своим законотворчеством депутата Павел Унгурян и Виктор Еленский. Список их инициатив чуть более чем скуден: Унгурян отметился пятью законопроектами, из которых – два лоббирующих интересы церкви, один – антитабачный, один о составе парламентских комиссий и еще один – о проведении парламентских слушаний. Еленский разразился тремя внесениями изменений (в Налоговый кодекс, в волонтерскую деятельность и в тот самый закон о налоге на недвижимость), а также инициировал обращение к Королевству Нидерланды и подал законопроект о праздновании памятных дат и юбилеев в 2015 году. Вообще депутатов, которые принимают участие в разработке юбилеев и памятных дат, я бы снимал с довольствия как умственно убогих с нулевым КПД. Не для того, гражданин, вы пользуетесь неприкосновенностью и возможностью лобби, чтобы определять, на какой день переносится Пасха, выпавшая на воскресенье.

То есть, мне как обывателю, неискушенному в юридических тонкостях, вышеназванные законопроекты видятся в таком ракурсе: первый вычеркивает из списка бюджетоформирующих статей одну из самых прибыльных организаций, второй позволяет патриархату страны, признанной агрессором, открывать у нас свои учебные заведения. С такой эффективностью украинской образовательной реформы России скоро не нужен будет канал RT, а Димона Киселева сделают почетным ректором какого-нибудь Всеукраинского славянского православного университета. Причем за последний законопроект проголосовало 237 народных депутатов Украины, в том числе, и наши прогрессивные дети революции достоинства – Сергей Лещенко, Светлана Залищук, Мустафа Найем, Анна Гопко, Игорь Луценко. Кстати, автор законопроекта Павел Унгурян отмечен в реестрах Верховной Рады как не проголосовавший. Стесняшки, идальго Паоло? Почему сам не вписался? Коллега Еленский, впрочем, тоже не голосовал, но позже подал Гройсману заявку с просьбой считать его проголосовавшим «за».

Короче говоря, я несколько теряюсь от такого когнитивного диссонанса и предлагаю сократить количество нардепов с 450 до 300. А еще лучше – до 150. Мой выбор обусловлен не чем иным, как простой арифметикой: если на 450 человек у нас такое количество вредителей, лоббистов и кнопкодавов, то, может, хоть на 150 их будет втрое меньше?

Быстро, удивительно быстро новоявленные депутаты Майдана вписались в лоббистские игры. Их предшественники тоже долго не раздумывали, но они хотя бы не декларировали борьбу с олигархией, народовластие и прочую бравурную ересь, на волне которой люди внесли найемов и гопко в парламент. Как говорил один известный вождь, узок круг этих революционеров, страшно далеки они от народа. До церкви оказалось куда ближе.

А 2 декабря 2014 года – если кто не помнит – в Верховной Раде освятили места, где ранее сидели коммунисты. Набежавшим журналистам молодой священник уточнил: не только те, где сидели комми, а все вообще. Не знаю, как «все вообще», но 237 кресел точно забрызгало. Лоббисты ее Святейшества Церкви исправно топят кнопки за нужные законы.

Александр Костенко