Культурный бан

2000

Маленький, но изящный скандал случился давеча на интернет-просторах с Министерством культуры Украины, которое никак не приспособится к онлайн-реалиям.

Это далеко не единственный скандал, связанный с ведомством, однако, пожалуй, самый показательный: пообщавшись со своими фолловерами в Твиттере, министерство продемонстрировало не только полное непонимание принципа социальных сетей, но и суть азиатский деспотизм. Царь вышел в твиттер, всем ломать шапки.

А начиналось все достаточно безболезненно. Позавчера вечером аккаунт Министерства культуры в твиттере расшарил предложение собственного министра о разработке законопроекта об охране культурного наследия. Вероятно, пост ушел бы за ночь вниз и остался незамеченным, если бы не комментарий пользователя, который рекомендовал для увеличения аудитории поставить точку перед  упоминанием аккаунта министра. Чисто техническое замечание, просто дельный совет по функционалу данной соцсети, вызвало внезапный и стремительный баттхерт у представителя министерства, отвечающего за аккаунт. Учите матчасть, сам ты безграмотный и ой все – краткая история переписки Минкульта с другими твиплами, покусившимися на авторитет ведомства. Дискуссия привлекла украинских медийщиков, в том числе, экс-советника Минстеця Александра Барабошко, которые пытались объяснить аккаунту @MinCult_ua что твиттер – это не приемная министерства, и что, в общем-то, дельный совет можно было принять с благодарностью, а не быковать. В ответ представитель министерства заявил, что в комментариях прозвучала недопустимая критика министра, что зашквар в ленте аккаунта – «це ж класно, хай говорять», и вообще жабы-журналисты (с) ходить на мероприятия Минкульта не хотят, зато уже полдня обсуждают «х*ячечную» в твиттере.

Мерзавцы, право же, чешут тут языками в соцсетях, вместо того чтобы исправно отписываться с мероприятий в Национальной парламентской библиотеке, посвященных 19-летию Конституции, например.

Медиа-общественность в долгу не осталась и развоплотила пиарщика Минкульта, выяснив, что ей является некая Дарья Глущенко, в аккаунте которой в фб местом работы значится Администрация президента Украины; сама Дарья представляется «советником по коммуникациям». Гвоздь в крышку украинской официальной культуры забивает все тот же Барабошко: «Даша, а вы как советник по коммуникациям что бы посоветовали сделать с коммуникатором, если он поломался?». После ожесточенного, но непродолжительного троллинга медиа-общественность познала боль, страх и унижения – аккаунт Минкульта начал массовое блокирование твиттер-аккаунтов, подписанных на него.

О чем говорит вся эта долгая предыстория? Только о том, что Минкультом – как сферой, должной наиболее чутко реагировать на треды и веяния социума – руководят люди из глубокого совка. Для них коммуникации с общественностью (причем, с наиболее ее прогрессивной частью - медийщиками) – это пустой звук, а любой, посягнувший на авторитет самого министра, будет отстранен блокировкой от столь информационного ценного источника. В то же время, культурные деятели нашей страны еще более резки в своих оценках. Так, издатель Дана Павлычко, человек, который делает для книжной субкультуры больше, чем тридцать восемь кириленок вместе взятых, говорит о нынешнем министре без обиняков: «Для меня этого человека нет. Для меня нет министерства культуры. Кириленко на этой должности – это все равно что из Северной Кореи кого-то привезли».

Если же взглянуть на ситуацию шире, то можно сделать следующие выводы. Социальные сети в срезе государственного к ним отношения являются очень репрезентативным маркером и делят чиновничью аудиторию на две части. Одна, воспитанная в лучших традициях советского агитпропа, продолжает жить в парадигме одностороннего информирования и не нуждается в фидбэке от аудитории. Другая активно врывается в онлайн-реалити, коммуницирует с пользователями и вызывает непроходящий и лютый баттхерт у сторонников первой категории. Лучший из примеров второй категории – министр внутренних дел Арсен Аваков, перманентно подвергающийся критике за свою активность в соцсетях. Тысячи пользователей неустанно всплескивают ладонями, сетуя на то, что «фейсбук-министр опять онлайн, вместо того, чтобы». Чтобы что – вы тоже можете прочесть в этих ваших фейсбуках, потому что именно там сидят знатоки министерских полномочий и обязанностей и по совместительству ярые противники соцсетей. Этим людям достаточно утренней официальной сводки по радио и появления министра на публике раз в год – на чествовании по случаю профессионального праздника, например. В остальное время министр ВД должен ловить преступников, сидеть в засадах и «отсекать карающим мечом правосудия загребущие лапы хапуги». А то что это, дескать, за министр? Ни авторитета, ни страха перед ним, ни ореола всемогущества и недосягаемости. То ли дело при Союзе министры были – от одного упоминания имени рядовые граждане в штаны накладывали.

Поэтому все вы, дамы и господа, кричащие о недопустимости онлайн-жизни топ-чиновников – вы глубочайший, архаический реликт доинформационной эпохи. Вам не нужен живой министр, который делает колоссальную работу по коммуникации с населением. Вам нужен таинственный образ, внушающий страх, бесконечно далекий от народа и защищенный от него же бастионом пресс-служб и подконтрольных СМИ. Да убоится жена мужа своего, иначе с этой вашей демократичностью никакого порядка не будет. Ишь ты, министр фейсбука...

Вот Кириленко – достойный чиновник в представлении противников социальных коммуникаций. Не то что какой-то там Барабошко, которого, по слухам, попросили из Минстеця потому, что кого-то там в больших кабинетах смущала фривольная репутация такого советника. Подозрительный он какой-то, этот Барабошко; галстуков не носит, в сомнительных провокациях участвует, да и с народом пообщаться не дурак. Как бы чего не вышло, говоря словами чеховского человека в футляре.

Конечно, это очень смешно – люди, возмущенные излишней активностью чиновников в соцсетях, пишут об этом в соцсетях. Логика их проста как дверной косяк: у министра и так много дел, и если он не ловит карманника в трамвае, то только потому, что постит в этот момент в фейсбучек. А я, человечек простой и незамысловатый, государевыми делами не обремененный, могу себе позволить и полдня тут просидеть, и ничего страшного. Патернализм as it is, причем распоясавшихся и разлиберальничавшихся министров сам же народ призывает быть суровее, закрытее, недостижимее. Поэтому для меня любой, ратующий за закрытость власти, есть суть глубоко застрявший на предыдущей цивилизационной ступеньке элемент, который мешает обществу в целом развиваться. Им бы по старинке, радиоточка на кухне, один телеканал, одна радиоволна и диктор Игорь Кириллов, отеческим голосом зачитываающий с экрана мудрые решения правительства.

И наверное надо расставить теги для идиотов. Я как гражданин Украины в целом и харьковчанин в частности имею массу вопросов к Авакову. Все они связаны с его профессиональной деятельностью, но среди них нет вопроса почему он так много времени проводит в фейсбуке. Как гражданин Украины в целом и человек творческой профессии в частности я имею массу вопросов к Кириленко. Все они связаны с его профессиональной бездеятельностью, и первый среди них – почему ты не в соцсетях, Гюльчатай. Ведь Кириленко по роду деятельности должен как никакой другой министр коммуницировать с вверенным ему сегментом населения. Дневать и ночевать в фейсбуках, благодарить подсказчиков в твиттере, сидеть в переходе метро с уличными музыкантами, искать в серых декорациях рабочих окраин место для графиттчиков и лазить по недостроям в поиске открытых площадок для контемпорари-арта. А Кириленко вместо этого отгораживается таким же совковым пиарщиком (хотя откуда, казалось бы, девушка – моя сверстница – успела постичь догматы пропаганды a la газета «Известия»), который пишет: у Кириленко более 40 тысяч подписчиков, это хорошая аудитория, не лезьте сюда со своими советами. И банит украинскую поэтессу Олену Герасимюк за шутливое предложение пойти к ним на полставки SMM-щиком. Минкульт. Банит. Поэтессу. Поэтессу, Карл!

После этого факта добавить к истории более нечего. Просто помните, что закрытость и недоступность властей – это первый признак авторитарного государства. Примеров вокруг так много, что я удивляюсь как их обилие не пугает вас перспективой некроза поздних брежневских времен. Вы правда этого хотите?

И не забывайте: каждый раз когда вы пишете в соцсетях «министр, хватит сидеть в соцсетях», Министерство культуры отправляет в бан очередного художника или артиста.

Александр Костенко