Креативный план Зеленского, или Почему ничего не выйдет

1019

В одной из стран, позиционируемых в качестве стратегического партнера, есть поговорка: "Хочешь рассмешить Бога – расскажи ему о своих планах".

2 сентября в Киеве состоялось совещание с участием главы государства, руководителя правительства, спикера парламента и иных заинтересованных лиц. Собрание планировало, согласно заявлению главы государства, очертить приоритеты, поставить задачи и определить сроки их выполнения.

Очередной "уникальный шанс"

Лейтмотивом обсуждения стала реплика президента "Мы получили уникальный шанс для проведения всех необходимых реформ", которая в значительной степени указывала на присутствие политической преемственности, так как об уникальном шансе еще со времен президента Ющенко в отечественном политикуме не говорил только ленивый.

Для наглядности можно сравнить с фрагментом выступления пятого президента Петра Порошенко на первом заседании Рады восьмого созыва: "…уникальный шанс, который очень ответственный украинский народ подарил украинскому государству, впервые избрав в украинском парламенте проевропейское конституционное большинство - такие возможности не открывались перед Украиной еще никогда". 

Более замысловато, но ход мысли абсолютно идентичен.

Что уникального в "уникальном шансе"?

Быть уникальным в эпоху после постмодернизма – одна из наиболее сложных задач. Подчас невыполнимая. В частности, составители "Креативного плана Зеленского" с ней не справились.

В кратком изложении план выглядит примерно так:

- продажа земли,

- легализация игорного бизнеса,

- легализация добычи "бурштына",

- борьба с коррупцией,

- мощная боеспособная армия,

- масштабная приватизация…

Любая из перечисленных позиций озвучивалась и представителями власти, и приглашенными в студии телеканалов экспертами настолько часто, что в сравнении бородатый анекдот о Штирлице выглядит чрезвычайно бодро и свежо.

Дело менялось бы резко, если бы действительно каждое из подобных мероприятий стремительно толкало экономику вперед и содействовало расширению социальных гарантий…

Продажа земли для развития фермерства

Владимир Зеленский поручил правительству до 1 октября 2019 года разработать и внести на рассмотрение ВРУ законопроект о рынке земли сельскохозяйственного назначения, а также отменить мораторий на ее продажу.

Аргументы сторонников продажи земли ничуть не хуже аргументов противников продажи земли, однако выдвинутый президентом тезис – "Модель земельной реформы направлена ​​на развитие украинского фермерства и, прежде всего, интересов мелкого собственника" – вызывает некоторые сомнения.

Каким образом при отмене моратория на продажу земли разовьется отечественное фермерство, вряд ли даже авторам вышеизложенного тезиса известно. Очевидно, фермер купит землю и увеличит свое хозяйство? А купит он, видимо, у другого фермера, хозяйство которого уменьшится?

Максимальный эффект, который сможет получить государство и общество от данной реформы – поступления в бюджеты различных уровней, которые вряд ли будут превышать десятки (максимум, сотни) миллионов гривен в год. Для страны, нуждающейся в инвестиционных вливаниях объемами в десятки миллиардов долларов – это фактически ничто.

Даешь игорный бизнес

Как и в вопросе с продажей земли аргументы сторонников и противников легализации игорного бизнеса, скажем так, заслуживают внимания. Для 98-99% населения страны данный вопрос решается достаточно просто: "Сами не играем и вам не советуем".

Вопрос в ином. Сколько рабочих мест создаст данный сектор? Тысячу? Две? Сколько денег принесет в бюджет? Сто миллионов гривен? Двести? Вне всякого сомнения, и такие скромные средства на дороге не валяются. Но вряд ли игорный бизнес сможет стать локомотивом отечественной экономики. Максимум – паровозным гудком. А следовательно, и его ценность не настолько велика, чтобы городить вокруг него вавилоны реформаторских прожектов.

Приватизация недоприватизированного

Глава государства поручил составить список объектов, которые приватизировать ни в коему случае нельзя, все прочее – на продажу.

Ожидать, что эффект от новой приватизации будет выше приватизации 90-х годов, вряд ли приходится. Во всяком случае никто так и не удосужился сформулировать аргументы в пользу обратного, помимо невнятных рассуждений о том, что госсектор менее эффективен, нежели частный.

Однако, если немного абстрагироваться от общего теоретизирования, то можно прийти к выводу, что неэффективен отнюдь не госсектор, а лица, которые взяли на себя функции государственного управления. В связи с этим у среднестатистического налогоплательщика возникает вопрос, на который в госуправленческой среде вряд ли способны сформулировать вразумительный ответ: каким образом правящий кабинет собирается эффективно управлять всей страной, если он не способен управлять отдельным предприятием?

По факту приватизация означает лишь одно: государство, получающее от госпредприятия и прибыль (как собственник), и налоги, после продажи объекта будет получать только налоги, естественно. В лучшем случае.

В этой же связи стоит отметить, что экономическое либертарианство (подразумевающее невмешательство государства в дела экономики), которое время от времени пытается декларировать новый премьер Гончарук, является крайне устаревшей концепцией, переживавшей пик популярности на постсоветском пространстве в "лихие 90-е". Во всех развитых странах мира власть активным образом вмешивается и в экономику, и в социальную сферу, и в культуру, и в спорт, и в исторические интерпретации максимально.

И армия – в приоритете

При всем уважении к работникам военной сферы, армия в информационной сфере за последние 5 лет превратилась в гудок, в который политики разных рангов и окрасов начинают дудеть по поводу и без. Достаточно вспомнить, насколько активно армейскую тему эксплуатировал президент №5 в период предвыборной кампании, при том что отдельно взятые военнослужащие высказывали нарекания даже по поводу прочности бронежилетов, которая, исходя из агитационных рассказов о возрождении армии, должна быть абсолютно безупречной.

Президент Украины Владимир Зеленский определил среди приоритетов развитие мощной и боеспособной армии и поставил перед руководством Министерства обороны задачу разработать план обороны.

С агитационной точки зрения постановка задачи совершенно правильная, ибо как бы намекает на то, что ранее при неэффективных главнокомандующих план обороны был негодящим или вовсе отсутствовал.

Но что стоит за лозунгом "Приоритет – мощная боеспособная армия", который действующий главнокомандующий позаимствовал у предшественников, как не было ясно ранее, так не ясно и сейчас.

Как будет реализовываться приоритетность? Посредством увеличения финансирования? С помощью новых методик обучения личного состава? Насколько вырастет денежное довольствие личного состава? Начнется ли развитие конструкторских бюро? Где? Когда? Какими творческими силами?

***

Что характерно, во время совещания с участием первых лиц практически не звучали такие понятия, как промышленность, индустрия и тому подобное. В этой связи становится малопонятным, где премьер-министр Гончарук рассмотрел увеличение ВВП на 40% за пять лет, так как создание добавленной стоимости в игорном бизнесе и сфере продажи земли – крайне условно. 

В целом у стороннего наблюдателя могло сложиться впечатление, что суть нового плана состоит в отсутствии плана, что, в принципе, никого не должно вводить в паническое состояние. Условные планы предыдущих трех правительств были примерно такими же. Но никаких социально-экономических катаклизмов, которые могли бы затмить все кризисы предшествующих годов, не произошло. Как сказал один из представителей электорального актива: "Живали и похуже". Правда, и "экономических чудес" никто не дождался. Но это, как говорится, совершенно иная история.

Дмитрий Михайлов