Кого уволят после взрывов под Винницей

1789

Времена, когда благородные люди, волей судеб оказавшиеся на ответственных постах, в случае жестоких косяков пускали себе пулю в лоб, давно миновали. Посажения на кол также давно вышли из моды. И, тем не менее, кое-какие формальные представления о дисциплинарной ответственности даже во времена, когда, казалось бы, кроме автоответчиков вообще никто ни за что не отвечает, остались.

Взрыв на 48-м арсенале под Винницей, произошедший вечером 26 сентября, – уже третий аналогичный катаклизм на территории страны только в 2017 году (за последнее годы подобных эпизодов насчитается не менее десятка, но это дело – прошлое).

Напомним, что в ночь на 23 марта взорвались склады боеприпасов под Балаклеей в Харьковской области.

И уж совсем вот-вот - 22 сентября в Донецкой области возле Мариуполя загорелся склад боеприпасов, произошло несколько взрывов.

Как утверждают британские ученые, первый раз – случайность, второй раз – совпадение, третий раз – система.

После винницкого происшествия правила хорошего управленческого тона предписывают кого-нибудь отправить в отставку с занимаемой должности. Не то чтобы это как-то изменило существующее положение вещей, но перед ширнармассом, тонко чувствующим все нюансы социальной несправедливости, было бы не столь неудобно.

Прежде всего, сразу же оговоримся, что сколь усердно кто бы то ни было не импичментовал с вилами наперевес и без оных, увольнять Петра Алексеевича с должности президента нельзя. Во-первых, у него вчера был день рожденья. Во-вторых, он прорубил окно в Европу. В-третьих, у него есть еще масса заслуг, внятная формулировка которых на современном этапе вызывает некоторые затруднения, но по всему видно, что человек заслуженный. Да и процедура увольнения настолько сложна и заковыриста, что гораздо проще упразднить сам пост. (Собрали два раза по триста голосов в установленном действующим законодательством порядке и – шабаш).

Версия “беспилотник-рука-и-след” указывает на то, что на роль “жертвы обстоятельств” более всего подходит руководитель службы безопасности, той самой, которая едва ли не ежедневно предотвращает нечто наподобие терактов, но пока терпит сокрушительные поражения на тех участках, где для врага должен быть установлен самый жесточайший No pasarán. Но впоследствии может выясниться, что беспилотника никто не видел, а бабахнуло от того, что то ли солдат курил, то ли офицеры со спичками баловались, то ли окрестные крестьяне шину жгли, и искра залетела, то ли отсырело все, то ли напротив – пересохло, то ли еще что-нибудь. А человека назад уже не вернешь, потому что на его месте уже сидит “ио”.

Можно, конечно, уволить министра обороны, однако и в этом случае количество союзов “но” превышает допустимые нормы. Во-первых, Степан Тимофеевич Полторак – заслуженный человек. Во-вторых, он уже четвертый министр обороны постдиктаторского периода, то есть люди на данной должности приживаются крайне тяжело, и не факт, что министр обороны номер пять будет более органично сочетаться с окружающей действительностью.

Также в Украине есть заведенная три с половиной года назад традиция во всех непонятных ситуациях требовать увольнения Авакова, но, учитывая его феноменальную непотопляемость, занятие это, в принципе, бесперспективное.

Идеальной мишенью для шишек всех пород и калибров считалась Валерия Гонтарева в ее бытность главой Нацбанка, хотя даже если бы она продолжала свое существование в медиапространстве, вряд ли смогла бы чем-то помочь.

Можно, конечно же, уволить начальника склада. Тем более что при отсутствии самого склада подобная должность теряет всякий смысл. По поскольку его персона абсолютно неизвестна широкой зрительско-читательской аудитории, эффект от подобной акции будет минимальным.

Идеальным вариантом для околопрезидентской команды было бы повторное выдворение Михеила Саакашвили, пребывающего на территории страны на основаниях, которые никто из представителей властных институтов не в состоянии сформулировать. Данную акцию можно было бы провести по линии усиления бдительности на фоне повышенной опасности террористических угроз. Но, очевидно, даже для сколь-нибудь плотного прессинга политических оппонентов у провластного блока не хватает ни сил, ни концентрации внимания.

Поэтому наиболее разумным будет, выдав на-гора пару-тройку жестких заявлений, перейти в режим ожидания. Как показывал опыт предыдущих взрывов, информационная напряженность даже вокруг самых громких происшествий имеет свойства рассасываться без постороннего вмешательства.

Дмитрий Михайлов