Кого накажет строгий Трамп?

2467

Вместо эпиграфа.

На улице Гороховой ажиотаж…

(Почти народная песня)

 

Несмотря на чрезвычайные дипломатические усилия, потраченные командой Петра Порошенко на то, чтобы добиться аудиенции у Дональда Трампа, сердечной дружбы между хозяевами помещения на Банковой и Белого дома пока не получилось.

О том, что ярко выраженные и нарочито демонстративные антисимпатии к Дональду Трампу еще якобы аукнутся представителям официального Киева стали поговаривать едва ли не на следующий день после оглашения результатов последних президентских выборов в Соединенных Штатах. Прислушивание провластно-околовластной группы к сердцебиению стратегического партнера оказалось настолько тщательным, что пара твиттов известного пристрастием к генерации кратких месседжей Дональда Трампа вызвали в среде экспертного сообщества бурление повидл на уровне никак не менее 9 баллов.

Зачем-то называя самоё себя в третьем лице, главный сотрудник Белого дома написал буквально следующее:

«Украинские попытки саботировать кампанию Трампа тихо работали, чтобы продвинуть Клинтон». Итак, где расследование, генеральный прокурор?»

Прежде всего, следовало бы внести уточнения в терминологию, так как очевидно, что «украинские попытки» могут касаться лишь ограниченного круга лиц, имеющих к украинскому социуму и его интересам примерно такое же отношение, как балалаечник Клим Чугункин к разрекламированной действующим президентом Венской опере. То бишь, косвенное.

Уточнение номер два – к «украинскими попытками тихо работать по продвижению Клинтон» вряд ли стоит относить мегаактивную деятельность по созданию медиа-грохота, развернутую рядом сетевых персонажей от экс-премьеров до универсальных экспертов. Так что лихорадочное затирание условно критических постов в момент оглашения итогов американской президентской гонки было скорее попыткой, сидя в бункере из бетона, подстраховаться еще и шапочкой из фольги. Скорее всего, и сам новоизбранный, и первые лица его команды имеют крайне смутное представление о существовании в украинском сегменте Фейсбука неких «популярных блогеров» даже с министерскими портфелями и депутатскими мандатами.

На данном этапе Трамп проявил озабоченность «делом Манафорта», действительно доставившем ему кое-каких хлопот на пути к вершинам власти. В микроблоге он разместил ссылку на публикацию журналиста телеканала Fox News Шона Хэннити, в которой шла речь о том, что во время выборов представители штаба Клинтон якобы встречались с сотрудникам посольства Украины и представителями украинского правительства для обсуждения поиска компрометирующей информации на главу предвыборного штаба Трампа Пола Манафорта.

Фамилия Манафорта, консультировавшего в свое время команду разжалованного из президентов Януковича, всплыла в мае 2016-го после опубликования фрагментов из так называемой «черной бухгалтерии» Партии регионов. На основании данных оной «ч/б» были сделаны предположения о получении Манафортом более 12 миллионов долларов неучтенки за, соответственно, неустановленные услуги.

Манафортгейт мог испортить всю малину кандидату от республиканцев. И даже аварийный сброс балласта (в августе, за два с половиной месяца до выборов, Манафорт был уволен) мог бы не спасти ситуацию, если бы тоска и уныние, в которые начали вгонять электоральные массы демократы, не оказались столь велики.

Если учесть, что Трамп действительно способен настолько тщательно запоминать причиненные ему неудобства, как о том рассказывают, то оргвыводы вроде бы должны последовать. Но пока трудно предположить, какие именно. Отправка в угол на гречку и горох нардепа Лещенко, активно приписывавшего себе славу эпического героя, разогнавшего историю с Манафортом по просторам информационного пространства, не состоится, ибо в команде Трампа вряд ли найдется человек, способный ответить патрону на вопрос: «А кто это?»

В списке более-менее наглядных действий просматривается, пожалуй, только один пункт – администрация президента США может не поддержать на предстоящих выборах Петра Порошенко. Но на последнего может вполне распространиться правило, сформулированное Делано Франклином Рузвельтом в 1939 году на примере никарагуанского лидера Анастасио Самосы, что дает кое-какие гарантии продолжения творческой карьеры. В конце концов, политика именно тем и отличается от детсадовской песочницы, что в ней рулят выгода и интересы, а не затаенные обидки.

Тем не менее, кое-какие выводы можно сделать даже из твиттер-увлечения мистера Дональда.

Что же показала феноменально оперативная, хоть местами и нервная реакция на пост главы Соединенных Штатов?

Первое. Что субъектность официального Киева является крайне ограниченной. Иначе МИД мог бы попросить официальных разъяснений, а не пытаться достучаться до заявителя через твиттер в стиле «не виноватая я, он сам пришел». Смятение в хозяйстве Павла Климкина, очевидно, было настоль велико, что райтеры даже не взяли на себя ответственность за составление оригинальных формулировок.

“Ответственно заявляем: Правительство Украины не помогало ни одному из кандидатов на выборах-2016. Мы благодарны США за двухпартийную поддержку Украины”, - сообщил МИД, аккуратно скопипастив заявление главы государства от ноября 2016-го, о наличии той же двухпартийной поддержки.

Второе. Что тезис Великого комбинатора «заграница нам поможет» выполняет стержневую функцию в создании информационных продуктов. Отсюда и достаточно болезненная реакция на любые попытки данный стержень подвергнуть деформации.

Третье. Что или встреча Петра Порошенко с Трампом за исключением фотосесси оказалась мало результативной, или же Трампу не сумели четко сформулировать, с кем именно он встречался и фотографировался не протяжении четверти часа.

И - третье с половиной. Выступление главы США, если следовать «закону рождения новостей для отвлечения от новостей», крайне удачно вписалось в актуальную повестку дня, задвинув на второй план сообщения, например, о ликвидации «Антонова» или днепровской бойне.

Дмитрий Михайлов