Какой-то президент ненастоящий

1937

Вместо эпиграфа

«А у вас нет такого же, но с перламутровыми пуговицами?»

(х/ф «Бриллиантовая рука», 1969 год)

 

Процесс внесения изменений в Основной Закон настолько тернист и хлопотен, что любые вопросы, связанные с ним, по большей части носят характер риторический. Изобретение «новых, истинно народных, глубоко антикоррупционных и научно обоснованных конституций», чем грешат кому ни попадя, от бывших премьеров до будущих командоров армии всегалактических сил, представляется делом бесперспективным. Однако, наблюдение за всплесками творческой активности весьма небезынтересно. Рассуждения на тему основного закона можно рассматривать в качестве лакмусовой бумажки, определяющей уровень нетрадиционности политической ориентации. Иными словами, покажите нам ваш проект конституции – и мы скажем, «за большевиков вы али за коммунистов».

Пока мирные граждане готовились к мини-отпуску, приуроченному к одному из основных государствообразующих праздников, лучшие умы отечества напрягались по поводу усовершенствования еще не усовершенствованного. Наибольшую обеспокоенность «конституционных реформаторов» вызвали роль и место президента в политической системе координат.

По версии экс-премьера Яценюка, полномочия гаранта следовало аккуратно оптимизировать в сторону уменьшения.

Президенту стоит оставить всю вертикаль назначений в ВСУ, ведущие позиции в СНБО и внешней политике, исключив для него возможность влияния на деятельность органов исполнительной власти и независимых регуляторов. Несколько напоминает дележ репы между мужиком и медведем, где лесному богатырю доставались вершки, то есть ботва, а обладающему очень хитрой нижней частью спины мужичку – корешки, то есть репа.

Премьер пока еще действующий, Гройсман, свое видение политического будущего страны изложил в более щадящем для претендента на второй срок варианте: надо расширить полномочия премьера. Вроде, такая версия не несет для главнокомандующего никаких угроз. Но люди, хоть сколь-нибудь знакомые с законами бытия, отлично понимают, что, ежели где чего прибудет, то где-то чего-то убудет.

Оба проекта – крайне далекие от реализации в ближайшие годы – демонстрируют весьма недружественные позиции авторов по отношению к претенденту на второй срок, а, следовательно, и не будут поддерживать его кандидатуру.

«Реформаторский плевок» может быть направлен и в спину лидирующей в президентском рейтинге Тимошенко, что для действующего гаранта еще более травматично.

Некоторым утешением для последнего является то, что враждебные инициативы исходят от крайне низкорейтинговых политиков, практически не имеющих шансов пробиться в главнокомандующие в текущем столетии. Главным подтверждением тому можно считать тот факт, что и самим премьерам в собственное президентское будущее верится с трудом.

То противник, то соратник действующей власти радикал Ляшко решил состроить гаранту тролл-фейс с кардинально иным выражением. Полномочия президента следует расширить настолько, что и никакие премьеры более не понадобятся. (Для усиления восприятия можно было бы припомнить, что в Соединенных Штатах должности премьера не существует. Но, очевидно, параллель между двумя геополитическими центрами показалась несколько надуманной).

Дабы не быть заподозренным в чрезмерных симпатиях к первому лицу, Олег Валерьевич тут же примерил новый мундир главнокомандующего на себя.

«После избрания меня президентом Украины я железной рукой объединю и сошью страну, чтобы сделать ее сильной и богатой», - сообщил френдам в фейсбучике главный радикал с той уверенностью в интонации, которая присуща лихим кавалеристам, рвущимся в атаку на деревянных лошадках-качалках.

Объемом президентских полномочий на современном этапе доволен лишь сам носитель, констатировавший данный факт в стиле песни известного поэта-десятника Семена Слепакова: «Но девчонки просили за час ровно столько же, сколько сейчас».

«Как бы тяжело ни было отвечать на беспрецедентные по своей сложности внешние и внутренние вызовы, ни разу не попросил о расширении полномочий», - сообщил главнокомандующий электоральным массам, обозначив еще одну позицию, которая может пополнить набор магистральных предвыборных тезисов. Да, никаких подвижек к выходу из социально-экономического развала не происходит, но ведь и расширения полномочий не требует, что само по себе является мощным достижением.

История с ограничением президентских полномочий, не имеющая никаких шансов на реализацию без согласия лица, которое занимает данный пост (так как нет в стране силы, способной собрать 300 депутатских голосов), работает скорее в качестве забористого троллинга претендента на второй срок. Но и она при наличии развитой политической гибкости может сыграть в пользу ныне действующего. В определенный момент в котел предвыборных дебатов может быть вброшен тезис о бессмысленности замены мыла на шило с параллельным предложением оставить мыло на месте, но с ограниченными полномочиями. Причем, на практике эти самые полномочия могут ровным счетом никак не пострадать. В системах, не обремененных формальными условностями, полномочия расширяются не на бумаге, а по факту, явочным порядком. «Дорогой Леонид Ильич», занимая вполне скромную государственную должность председателя Верховного Совета (аналог современного Парубия) обладал чрезвычайно широкими полномочиями. Вне всякого сомнения, все политические параллели хромают на обе ноги. Но сказки для того и придумывают, чтобы они служили наглядным уроком для добрых молодцев. Как мог бы сказать товарищ Джабраил, окажись он в современных реалиях (и не в нашем районе), главное, чтобы все выглядело натурально. Кандидаты будут изгаляться, хорохориться, призывать высшие силы, кричать, что будут жаловаться в Брюссель. Не обращайте внимания. Это старинный красивый обычай.

Екатерина Павловская