Итоги года

3299


В это время, в конце декабря, принято их подводить. Не отступлю от этой традиции и я, стараясь упомянуть только о существенном и анализируя тенденции, которые продолжатся в 2016 году.

Война на Востоке и изменения в Конституцию

Связь этих двух тем очевидна. Принятие изменений в Конституцию по статусу Донбасса и по «децентрализации» (которая таковой не является, ибо предполагает усиление власти главы государства) – не гарантирует прекращение войны и отсутствие новых смертей. Непринятие – всецело гарантирует эскалацию боевых действий.

Конфликт то замирает, то разрастается. 22 декабря специальный представитель ОБСЕ в трехсторонней контактной группе по урегулированию ситуации на Донбассе Мартин Сайдик заявил, что минские соглашения будут иметь силу и в 2016 году.

Сейчас мяч на поле Порошенко и его, вместе с Яценюком, парламентской коалиции. Украина должна выполнить условия по внесению изменений в Конституцию по децентрализации, по статусу Донбасса и по амнистии лиц, принимавших и, надо полагать, принимающих участие в конфликте.

Перспективы этого туманны.

Согласно информации от 18 декабря информационного агентства «РБК-Украина», в администрации президента и в Конституционной комиссии хотят при втором голосовании конституционных изменений по децентрализации выбросить из уже проголосованного в первом чтении текста пункт о Донбассе. Цитируют Игоря Кононенко, депутата Порошенко, по словам которого его перенесут в проект изменений в Конституцию по судебной реформе.

Такой сценарий мне кажется правдоподобным по такой причине. Он позволяет Порошенко «тянуть время». Попытаться выбрать такой политический момент, при котором будут сведены к минимуму возможности теракта, подобного тому, который произошел под зданием парламента 31 августа, когда гранатой были убиты четыре военнослужащих Нацгвардии.

В неповторение теракта я не верю. Слишком далеко все зашло, слишком накалены эмоции людей из «Свободы», из «Правого сектора» и их «родственных организаций».

Еще меньше шансов для принятия закона об амнистии. 16 декабря сайт Радио «Свобода» процитировал слова Сайдика о том, что «координатор от ОБСЕ в рабочей подгруппе по политическим вопросам трехсторонней контактной группы подготовил неофициальный рабочий документ по вопросам амнистии на основании письменных предложений сторон. Этот документ будет обсуждаться в январе следующего года». И слова Ирины Геращенко, уполномоченного Порошенко по урегулированию ситуации в Донбассе, что «решение по этому поводу будет принимать только парламент Украины».

Я не вижу шансов для решения, которое устроит обе стороны конфликта. Пределы компромисса для Киева обозначил 5 октября Климкин, министр иностранных дел, заявивший  в программе Андрея Куликова «Свобода слова» на телеканале ICTV: «амнистия -  не политический, а правовой процесс. Если хочешь, чтобы тебя амнистировали, то пишешь заявление, идешь в прокуратуру - украинскую прокуратуру, которая работает по украинским законам".

Такая постановка вопроса наверняка не устроит тех, кто станет настаивать, что вопрос амнистии должен быть урегулирован законом Украины, аналогичным тому, который подписал Турчинов в статусе и.о. Президента  21 февраля 2014 года. Он освободил от уголовной и от административной ответственности «лиц, которые были участниками массовых акций протеста, начавшихся 21 ноября 2013 года». Массовыми акциями протеста были названы события в столице Украины, среди которых - убийства 19 сотрудников МВД.

Сейчас не принято об этом говорить, но в процессе обсуждения новой амнистии неизбежно со всей остротой вновь будут дебатироваться вопросы, кому нужна эта война, за что погибли люди.

Можно предположить, что при финальном голосовании изменений в Конституцию, как и тогда, когда 16 июля «децентрализацию» голосовали в первый раз, в зале будут присутствовать представители Запада. Ибо Украина находится в ситуации, когда над нами осуществляется

Внешнее управление

Итоги года по этой теме мы встречаем выводами от 24 декабря Совета по международным отношениям, влиятельного американского аналитического центра, снизившего оценку приоритетности войны в Украине для угроз внешней политики США на 2016 год. Это означает, что возникли вызовы поважнее. Среди них называют войну в Сирии, нестабильность в Египте и в Афганистане, дальнейшее дробление Ирака.

Означает ли это, что Украина уходит из числа приоритетов американской политики?

Отнюдь. Изменение политики США в отношении выборов возможно, но только после 8 ноября 2016 года, даты 58-х выборов Президента США. И не факт, что эти изменения произойдут. Пока же живем в ситуации, когда транши МВФ заменили собой экономику Украины, спасают страну от дефолта, а правительство Яценюка играет декоративную роль передатчика сигналов из Вашингтона в Верховную Раду.

Что и произошло, например, 23 декабря в телефонном разговоре Лью, министра финансов США, с Яценюком, целью которого было выдать сообщение Минфина Украины о том, что американский политики «подчеркнул срочность выполнения Украиной обязательств перед МВФ и риски подрыва критически важной международной поддержки, если Рада отложит эту работу».

У внешнего управления Украиной - три уровня. Первый – вице-президент США, посетивший Киев недавно. Второй - группа послов стран «большой семерки», регулярно комментирующая действия украинских формально властей и направляющая действия многочисленного штата лиц. Третий – те, кто в оперативном режиме управляет отдельными сферами украинской политики. Неполный перечень: Яресько в Минфине, Сакварелидзе в Генпрокуратуре, Углава – в Антикоррупционном бюро, Абрамавичус – в Минэкономике.

Возникает вопрос: а каким образом обычных украинцев касается внешнее управление?

Я приведу только один пример. Он, пожалуй, самый опасный. 7 декабря Порошенко заявил о «готовности Украины оказывать максимальную поддержку коалиционным силам в Сирии». Его слова, не имели, разумеется, никакого отношения к Байдену, находившемуся в то время в Киеве. Несколько раньше, а именно 25 ноября, медиа-структура ИГИЛ, которая называется «Al-Hayat Media», поместила Украину в анти-игиловскую коалицию.

Мы не знаем, чем именно Украина будет оказывать «максимальную поддержку коалиционным силам в Сирии». Для чего и для кого используют наших людей и нашу территорию. Это тюрьмы для людей ИГИЛ на территории Украины, где у этих физических лиц, в отличие от территории США, нет вообще никаких гражданских прав? Это склады с оружием для коалиции? Это базы дозаправки?

Но мы осознаем, что в ИГИЛ работают не глухие, и они тоже зафиксировали слова Порошенко.

ИГИЛ уже применял свои специфические методы против мирных людей на курортах Туниса. Прошу прощения у туристических операторов, но гражданам Украины все же лучше воздержаться от поездок на морские курорты стран, где может работать Исламское государство. Ведь если Украина будет оказывать «максимальную поддержку коалиционным силам в Сирии», то логично предположить, что ее граждане перемещены в список целей тех, кто воюет против коалиции. Как говорится, ничего личного, просто геополитика.

Ситуация в экономике

Здесь уместен великий поляк Станислав Ежи Лец: «когда я думал, что уже достиг самого дна, снизу постучали».

24 декабря «Европейская правда», подраздел «Украинской правды», опубликовала, как следует из контекста статьи, засекреченную статистику Госкомстата по итогам трех кварталов 2015 года. В двух украинских областях, Харьковской и Сумской, растет доля экспорта в СНГ, и теперь в РФ продают больше половины производимого в этих регионах. Но и в других регионах немало делают продукции для России и СНГ. В Запорожской – 38%, в Николаевской - 35%, в Кировоградской - 23%, в Хмельницкой - 43%, в Черниговской - 40%. По мнению автора публикации, украинские производители сумели приспособиться к российским ограничениям, найдя новые пути на рынки РФ и СНГ, например, через Беларусь. Осуществляется фиктивный экспорт на неконтролируемые Киевом территории транзитом через РФ, что в налоговых накладных подают, как экспорт в РФ, или другие страны СНГ. Плюс, произошло падение на 35% украинского экспорта в ЕС, о чем сказал 16 сентября тот же Абромавичус.

С 1 января 2016 года мы начнем просыпаться в новой реальности, когда торговые операции с Россией должны быть фактически прерваны, а зона свободной торговли с ЕС должна как бы заработать.

Что это означает для нас, обычных украинцев?

Во-первых, я верю в креативность украинских производителей, в их чувство юмора и умение придумывать схемы нелегального экспорта туда, куда легальный уже невозможен. Верю в осознание ими своих возможностей, а также в то, что спасая свои рабочие места, они не дадут окончательно «загнуться» украинской экономики, независимо от политики.

Но просочиться через новый железный занавес с Россией смогут, скажем так, мелкие независимые подрядчики.

2 декабря в Сумах на сессии горсовета рассматривалась ситуация на НПО им.Фрунзе. Руководство завода просило поддержать обращение к Порошенко и к Яценюку о предоставлении госзаказов предприятию. Завод - на грани остановки. Количество работающих сокращено в четыре (!) раза. 80% поставок шло на Россию и СНГ, все прекратилось. Выпускаемая НПО продукция в ЕС не нужна, она давно была бы там, если бы покупали.

Я слабо представляю себе контрабандистскую схему, при которой поршневые компрессоры из НПО им.Фрунзе перевозятся в чемодане с двойным дном.

Во-вторых, я помню, как 25 сентября 2013 года, выступая в Гарвардском клубе Нью-Йорка, Президент Виктор Янукович назвал цифры, в которых конкретизировалась зона свободной торговли Украины и ЕС. Это увеличение европейского рынка почти на 7%.

Да, это было сказано во времена, когда доллар стоил пошлых восемь гривен, а покупательная способность украинцев несколько отличалась в большую сторону от нынешней, когда многие уже выбирают, на что тратить деньги, на еду или лекарства. Но открытие украинского рынка наверняка не обеспечит финансовый минус Евросоюзу.

И мы-то с Вами четко помним принцип: «если у кого-то что-то прибыло, то где-то у кого-то что-то убыло». Как аукнется украинским производителям открытие отечественного рынка при закрытии российского?

Никто сейчас не может дать детальный ответ на этот вопрос. Но могу гарантировать, что к сентябрю, когда имеющие деньги и уже по этой причине достаточно счастливые обладатели украинских биометрических паспортов ощутят прелести безвизового режима с ЕС, Украина получит полную картину, какие наши предприятия выживают, а какие, увы, нет. 

Внутренняя политика

 Здесь все просто, если исходить из исторического заявления Порошенко от 7 декабря: «время выборов прошло. Впереди у нас четыре года без выборов».

Сказано вполне понятно. Некоторые люди говорят, что досрочные выборы в парламент могут спровоцировать, например, платежки за жилищно-коммунальные услуги, но я не наблюдаю готовности украинцев протестовать. Не вызывают такой готовности и все производные от роста стоимости энергоносителей – подорожание всего, в первую очередь продуктов питания и лекарств.

Среди последних политических трендов, в силу минимализации политических рейтингов Порошенко и Яценюка, представляет интерес новое движение Саакашвили, которому пока не придают характер партии. С ним тоже связывают возможность досрочных парламентских выборов. И в это слабо верится, ибо выборы надо объявлять. А по какой причине в этом может быть заинтересован Порошенко?

А в остальном - все хорошо.

Когда в части страны - война с неопределенными перспективами, а инвестиции не идут, когда подорожания стали нормой, как и повышения налогов, вводится государственное финансирование партий и проводится массовая декоммунизация с выбросом на переименования никому не нужных денег.

Все хорошо, ибо в стране, где уже ладан дышит на экономику, запускаются все новые госорганы, призванные бороться с коррупцией. И никак не могут ее победить.

Все просто замечательно, ибо на смену популисту Яценюку, требовавшего от Николая Азарова снизить тарифы на электрику и газ, готовится популист Саакашвили. А за ним образовалась очередь из следующего поколения наследников Юлии Тимошенко и Олега Ляшко. Все великолепно в стране, в которой среди ночи голосуют государственный бюджет, где половину доходов предусматривается получить за счет внешних заимствований. Это 203 млрд. грн., т.е. примерно каждая вторая гривна.

Но мы же не будем ставить меркантильный вопрос, когда и кто будет отдавать деньги?

С Новым годом, дорогие товарищи. О новом счастье для нас уже героически позаботились.

Вячеслав Пиховшек