И снова – банкир, или Яценюк как орудие политического троллинга

2380

Вместо эпиграфа.

«Я в жизни повидал уже немало,

я был и саранчой, и Петросяном…»

(Семен Слепаков, сборная Пятигорска, КВН, 2004 год)

 

Он прибежал, взволнован крайне, и сообщеньем всех потряс... Серия ФБ-постов в исполнении креативного продюсера департамента журналистских расследований телеканала «1+1» Александра Дубинского о неминуемой отставке в режиме «вот-вот» главы Нацбанка Гонтаревой способна скорее вызвать у широкого круга читателей реакцию одного классического персонажа: «Шо, опять?» По количеству пережитых акций политического экзорцизма с главным банкиром страны готов соревноваться разве что последний из камикадзе - министр внутренних дел. С другой стороны, груз негатива, накопленного Гонтаревой за время пребывания на ответственном посту, давно набрал такую массу, под гнетом которой пузырь стабильности может лопнуть в любую секунду. Этапы изгнания Гонтаревой из храма финансов и дежурный набор претензий мы детально рассматривали в предыдущем материале - «Самое слабое звено».

В соответствии с интернет-слухами, еще 21 февраля глава НБУ собрала правление и объявила об отставке. Отсутствие официальных подтверждений, тем не менее, не отменяют необходимости экстренно приступить к процедуре обсуждения преемников.

Творческое развитие темы в исполнении политолога Вадима Карасева вплотную придвинула жаждущую сенсаций аудиторию к ответу на вопрос: «Имья, шештра, имья?»

Описание и выдающихся качеств, и мотивации претендента политолог вместил в одну реплику:

«Для того чтобы просто не быть в запасе, а человек он молодой, активный, квалифицированный, он может после скандалов, которые гуляют вокруг Гонтаревой, занять эту должность».

Для идентификации претендента не понадобится даже трех попыток. Все настолько при деле, что на скамейке запасных нынче не густо: Кравчук и Яценюк. Из оных лишь второй более-менее подходит под определение «молодой, активный».

После премьерского поста должность главбанкира – шаг вниз по карьерной лестнице. Но в биографии претендента бывали моменты, когда ему приходилось дожидаться лучших времен на скромном стульчике замглавы областной администрации. Извилистость карьерного пути – а за последние полтора десятка лет экс-премьер кем только не был – подчеркивает феноменальную способность отдельно взятого политического организма вмонтироваться в любое начальственное кресло. В конце концов, молодой-активный успел побывать и министром экономики, и министром иностранных дел, и спикером парламента, и кандидатом в президенты, и главой правительства. В прежние времена листающие страницы трудовой книжки сотрудники отделов кадров говаривали: штампа негде ставить. Имея в виду, конечно, широкий диапазон талантов.

Ни на одном посту в особо успешных реформах Яценюк замечен не был. А сопоставление результатов его деятельности в премьерском кабинете со слухами о назначении на место Гонтаревой породили в среде сетевых острословов слоган «От правительства-камикадзе к нацбанку-самострелу». Но отнюдь не вопрос компетенции в современной политической драме является сюжетообразующим (как показывает опыт подотдела очистки, если система работает, ею может управлять даже гомункул).

За год, прошедший после отставки, экс-премьер настолько удачно вписался в категорию «отработанный политический материал», что составители новостных лент практически позабыли о его существовании. Более-менее различимые контуры экса на информационном полотне проступали лишь дважды. Один раз бывший премьер промчался по сетевым просторам в оранжевой майке лидера и черных трусах в качестве участника акции «Вашингтон – город бегунов». Второй – якобы скупив на маямских берегах 24 виллы (что, скорее всего, было попыткой бросить тень на арсень, поскольку на премьерский оклад можно приобрести лишь 24 брезентовых палатки).

Прерывание заслуженного отдыха (если таковое состоится) могло бы быть обусловлено несколькими причинами.

Ситуативный союз экс-премьера с ныне действующим президентом стал бы эффектной точкой в истории проекта под вывеской «Народный фронт», политическое будущее участников которого будет зависеть от умения переобуваться в полете. (Репутационные потери, понесенные практически всеми публичными персонами «эн-эфа» как бы намекают на то, что лучше держаться от данного политбренда подальше.) Но обмен целого Нацбанка на некоторую частичку партии с кефирным рейтингом в один процент мог бы состояться лишь по совету друзей, к мнению которых невозможно не прислушаться, или уж при крайне шатком положении пропрезидентской партии.

Вариант номер два – новая попытка укрепления коалиции за счет реализации слухов о присоединении к большинству радикальной партии, которой придется выделять в «кормление» удел не ниже спикерского, а этот пост ныне входит в квоту «эн-эфа». Поскольку безвозмездное отжатие портфеля обязательно вызовет эксцесс недопонимания со стороны тактических партнеров, в качестве компенсатора может быть использована должность главы НБУ.

И наконец, третий вариант – наиболее реалистичный. Славное имя Арсения Петровича используется лишь в качестве инструмента толстого политического троллинга. Ибо нет ничего более неприятного для управленческого кадра, как сообщения о его скорой отставке, да еще и с поименованием персоны, предназначенной для заполнения святоместных пустот.

Дмитрий Михайлов