Хитрый план Гройсмана

3397


Пока наиболее политически продвинутая часть социума комментила возвращение Надежды Савченко, попутно отмечая вторую годовщину последних президентских выборов, реформы в стране не останавливались ни на минуту.

 Обсуждение Нацсоветом реформ Плана приоритетных шагов правительства на 2016 год стало четким сигналом, что помимо приведения тарифов в соответствие полного несоответствия с платежеспособностью населения и учреждения черносотенного движения действующий Кабмин занимается и иной актуальной деятельностью.

Появление нового пошагового плана спустя более месяца после того, как 14 апреля Рада утвердила программу премьера Гройсмана, фактически обеспечив последнего годичным иммунитетом, свидетельствует не столько о хаотичности действия парламентско-правительственной команды, сколько о высокой степени безграничного доверия к новому Кабмину со стороны большинства законодателей. А наличие фактора, который поэт определил словосочетанием «планов громадье», выполняет функцию основного инструмента создания индустриального грохота.

Володькина тысяча

Сохранение доминирующей программной установки «за все хорошее против всего плохого» в сочетании с ширящейся антипопулистской кампанией определяет направление вектора действий правящего Кабмина в сторону обеспечений высокого уровня жизни людей, но через такие дебри и ухабы, что мало никому не покажется. (Как учил полумифический доктор Пипюлькин, неважно, поможет лечение или нет, но оно должно быть максимально отвратительным, чтобы ни у кого не возникало желания болеть.)

Чрезвычайная простота проекта призвана сделать его поистине народным. По заверениям премьера Гройсмана, перед его Кабмином стоят пять приоритетных задач:

  1. макроэкономиеская стабилизация,
  2. повышение качества государственного управления,
  3. установление верховенства права,
  4. возобновление безопасности граждан,
  5. создание условий для развития бизнеса.

Тезис о необходимости привлечения к управлению государством работниц общепита остался в проклятом прошлом, но для формулировки, пожалуй, только первого пункта потребуется университетский уровень знаний, необходимый для употребления термина «макроэкономческий». Остальные позиции не вызывают ни малейших затруднений. Любой человек со средним образованием (а в нашей стране любой – это человек со средним образованием) на вопрос «Как оно все должно быть устроено?» ответит: «Чтобы чиновники нормальные были и не воровали (пункт 2), чтобы менты – извиняемся за сленг, но из народной песни слов не выкинешь – не беспредельничали (пункт 3), чтобы по улицам можно было нормально ходить (пункт 4) и чтобы заработать можно было (пункт 5)».

Простота и неопровержимость тезисов, положенных премьером в основу характеристики плана приоритетных шагов, страхует его от экивоков оголтелых критиков, популистской оппозиции и прочих недоброжелателей. И здесь потребуются некоторые примеры из презентации премьером правительственной программы.

Цитата номер один: «Невозможно развивать страну, когда мы имеем нестабильную банковскую систему, когда мы имеем непонятные инфляционные процессы, когда мы имеем слабую, зарегулированную, закрытую экономику, неэффективное управление государственными предприятиями, когда мы имеем достаточно высокий уровень коррупции и невысокое доверие к судебной системе».

Как говаривал классик, учение Маркса всесильно, потому что оно верно. Против прозы бытия не попрешь. Любому подмосковному ежу понятно, что невозможно купить булочку, имея в кошельке ноль денег, невозможно пошить брюки, имея отрез на шорты, невозможно вкручивать лампочку, имея табуретку с двумя ножками, и так далее. Все логично, комар носа не подточит.

А что нужно для того чтобы невозможное стало возможным?

Цитата номер два: «Украине нужна ответственная, публичная, прозрачная и профессиональная власть».

В эпоху соцреализма подобные изречения вывешивали в многолюдных местах, дабы каждый мог прикоснуться к золотым россыпям неопровержимых истин типа «Экономика должна быть экономной».

Любопытно было бы ознакомиться со стенограммой дискуссии (состоявшейся в одной из параллельных реальностей), в ходе которой выкристаллизовался данный мегатезис. Вымышленную часть повествования даем курсивом.

- Может, все-таки нужна безответственная, кулуарная, мутная и непрофессиональная власть? – робко заметил министр по вопросам сомнений и тягостных раздумий.

- Ну, уж во всяком случае, прозрачной-то она точно должна быть, - заметил министр аквариумов и оконных стекол.

- И публичной! Да-да! Я настаиваю! И публичной! – резко вскочил с места глава комитета по проблемам гласности, открытости и надзора за нудистскими пляжами.

- И пусть хоть за что-то отвечает, - добавил со стены портрет великого поэта Пушкина. – Потому что я уже реально один не справляюсь.

- Ну что ж. Так и запишем, - резюмировал старший министр. – Ответственной, публичной, прозрачной и… профессиональной!

Все дружно согласились. Только министр по вопросам лабораторных исследований потребовал записать его особое мнение: чтобы главным прокурором (в качестве эксперимента, естественно) назначили какого-нибудь толкового инженера по электрической технике.

Преемственность управленческих традиций отображает курс на массовую приватизацию, являвшуюся одной из главных, но нереализованных программных установок перешедшего в категорию «папередников» Кабмина Яценюка. Для маскировки признания собственной полнейшей организационной беспомощности тоже не стали выдумывать велосипед, использовав близкий к гипотезе Яценюка тезис о том, что госсобственность является «кормушкой коррупционных кланов».

Цитата номер три: «Эффективная, прозрачная приватизация - это антикоррупционный шаг, который будет стимулировать создание рабочих мест и восстановление национальной экономики». Хотя как показывает двадцатилетняя история отечественной приватизации, сам акт передачи госпредприятий в частные руки не имеет ничего общего ни с антикоррупционными шагами, ни с созданием новых рабочих мест, ни с восстановлением национальной экономики.

Ну и, конечно, без антинаучной фантастики любая программа была бы невкусным мылом.

Цитата номер четыре: «Среди других целей правительства - увеличение прямых иностранных инвестиций и стимулирование внутреннего инвестирования. С этой целью, в частности, возможно создание индустриальных парков, которые могут быть очагами новой инвестиционной политики».

Кочующая из программы одного Кабмина в программу другого идея о создании индустриальных парков давным-давно перешла в разряд декоративного украшения. И в нынешних экономических реалиях имеет минимальные шансы для реализации (чего, видимо, и не потребуется, поскольку Джеффри Пайетт завещал двигаться по пути построения аграрной сверхдержавы). Очевидно, что прежде чем строить фабрику по производству штиблетов, следует найти страну, в которой люди ходят босиком. Не исключено, что даже в условиях жесткой битвы локтями за рынки сбыта можно отыскать пустующие ниши. Но только ткнув пальцем на карте в эту самую страну, способную стать рынком сбыта, имеет смысл затевать разговор об индустриальных парках. Осознанию космической отдаленности реализации мечты об ИП помогает сравнение отечественного экспорта в 2013 году – 85 млрд долл. и в 2015-м – порядка 45 млрд долл. А снижение покупательной способности различных категорий населения в два-три раза указывает на то, что на внутренний рынок надеяться в 2016 году не придется.

Близкой по свежести вишней на торте выглядит и рассказ о развитии транзитного потенциала, который стал производной очевидных проблем не только с политической историей, но и с географией. Основной грузопоток через Украину шел из Орды во владения Римского кесаря с окраинами и обратно. Но увлечение развитием данного направления в современных политических условия чревато обвинениями в национальной зраде. А существовавший при славных киевских князьях «Путь из варяг в греки» вряд ли подлежит восстановлению, поскольку уже и варяги не те, и греков в пункте назначения давно не водится. Разве что можно усилить тему развития сообщения «из белорусов в румыны». Но это, как говорят счетоводы, совсем другие деньги.

Ну и, наконец, из плюсов. То, что в рамках антипопулистской кампании удалось избежать каких-то строгих обязательств, является несомненным достижением авторов «приоритетных шагов». Минимизация конкретики служит прочным залогом успешного выполнения новой правительственной программы. Ибо отсутствие четко обозначенной цели – например, выплавить 100 миллионов тонн чугуна или построить 5 тысяч детских садов – априори делает любой результат положительным.

Андрей Кравченко