Харьковский губернатор против «инфекционки», или Чемпионат по переводу стрелок

1096

Старинная врачебная поговорка гласит: пандемия покажет, кто есть who.

Нашествие коронавируса продемонстрировало полнейшее несовпадение взглядов управленческого класса и медработников на готовность медицинской отрасли к вызовам.

Чиновники с честными глазами и твердостью в голосе декламируют заявления о том, что медицинские заведения обеспечены всем необходимым для противодействия коронавирусу. Медперсонал, не способный к осознанию столь высокого уровня обеспеченности, выходит на протестные акции. Наглядной иллюстрацией подобного несовпадения взглядов можно считать непростые взаимоотношения Харьковской областной администрации и Областной инфекционной больницы.

На стороне первых – демонстративная уверенность в победе правого дела. На стороне вторых – статистические данные. Каждый пятый заболевший коронавирусом – медик. Очевидно же, что в «датском королевстве» что-то не совсем так. Или совсем не так.

Харьковская область на общем фоне ничем особенным не выделяется. С начала пандемии в регионе заразились не менее 208 медиков. Это более 22% всех случаев заболевания коронавирусом в регионе.

Только в Харьковской областной инфекционной больнице, по последним данным, заразились 27 врачей.

И это – лишь часть проблемы. Скандал, разгоревшийся в регионе из-за гибели в областной «инфекционке» пациента в начале мая, стал совершенно прозрачным намеком на то, что и пациентов лечить особо нечем. Родственники погибшего распространили информацию о том, что ежедневные расходы на приобретение лекарств доходили до 2-4 тысяч гривен.

Перевод стрелок и «испорченный телефон» - из разряда наиболее эффективных технологий замыливания абсолютно любых проблем. Судя по информационной «перестрелке» в электронных медиа и Сети харьковского губернатора Алексея Кучера с главным врачом областной инфекционной больницы Павлом Нартовым, именно они и были взяты на вооружение.

Деньги на борьбу с вирусом вроде выделяются. Этого в «инфекционке» не отрицают.

По данным главврача, распространенным через СМИ, больница получила 1,9 миллиона гривен из областного бюджета.

А затем еще 1,8 миллиона гривен из того же источника.

И-и-и?

Для интересующейся проблематикой общественности эти цифры не говорят ровным счетом ни о чем, так как необходима как минимум экспертная оценка – много это или мало. Число «миллион» могло еще шокировать кого-то в прошлом веке. Сегодня премьер Шмыгаль (можно было бы сказать «с барского плеча», но в демократическом сообществе все равны) наделяет миллионом каждого пенсионера, повествуя о пользе накопительной пенсионной системы. Но это – к слову.

Главврач Нартов сообщает, что купили антибактериальные препараты, диагностические системы, средства индивидуальной защиты, кислород… И деньги как бы закончились.

Если ранее использовали 2-4 баллона кислорода в месяц, то теперь в иной день – по 90 баллонов.

Дополнительно выделенные 826 тысяч гривен, по данным того же источника, ушли на приобретение 6 тысяч флаконов антибактериальных препаратов.

По информации директора департамента здравоохранения Харьковской ОГА Вадима Иванникова, в медучреждение было направлено 17 миллионов гривен.

На что главврач отвечает: «17 миллионов ​​- это имеется в виду все вообще. Те аппараты ИВЛ, которые к нам зашли, они же имеют свою стоимость, они не бесплатно к нам заходят. Средства индивидуальной защиты к нам заходят, имеют определенную стоимость. Переносные рентгенаппараты, много еще мы получили в реанимационные отделения мониторов, шприцевых насосов...»

Предоставить публичный отчет о полученных деньгах и их освоении совершенно нетрудно. Данные эти не могут являться закрытыми априори, так как закупки должны производиться публично через систему ProZorro. Это могло бы снять практически все мнимые или обоснованные подозрения.

Почему этого не делается? Вопрос в первую очередь к губернатору и руководству облздрава. В этом могли бы быть заинтересованы и медицинские учреждения. Но если этого не делается, можно предположить, что все участники скандальной истории заинтересованы в обратном.

Более четкий акцент в медучреждении делают на дефиците персонала. В частности, должно быть 95 медсестер, работает 76. Не хватает 10 анестезиологов (это данные главврача «инфекционки», распространенные через средства массовой информации).

Эта проблема не решится в ближайшее время даже при увеличении заработных плат (хотя, судя по отзывам о начале второго этапа медицинской реформы, стоит ожидать как раз сокращения и зарплат, и персонала).

Но вот заявление руководителя медучреждения о том, что «количество больных огромное» нуждается в конкретизации. Огромное – это сколько? Ни в делопроизводстве, ни в статистике нет такого понятия как «огромное». Существуют лишь конкретные числовые показатели.

В конце марта областные власти рапортовали, что в регионе для госпитализации больных коронавирусом определено 17 больниц.

Предусмотрено 805 инфекционных койко-мест и 128 аппаратов искусственной вентиляции легких. По последним данным, в регионе с начала пандемии заразилось 946 человек. По общеукраинской статистике, госпитализируется примерно 40%. Применительно к Харьковскому региону – это около 370 человек (впрочем, департамент здравоохранения может ежедневно публиковать и более точные данные). Это означает, что или ни о какой перегрузке медучреждений не может идти и речи, или областные власти просто пускали пыль в глаза, рассказывая два месяца назад об уровне готовности региона.

Относительно нелепая ситуация сложилась и в сфере коммуникации между медиками и областными властями. Губернатор сообщает: если медики испытывают в чем-то недостаток, то они могут обращаться к региональным властям. Глава «инфекционки», со своей стороны, заявляет, что его обращения по вопросам обеспечения медучреждения регулярно поступают в департамент здравоохранения ХОГА.

Совершенно очевидно, что кто-то либо вводит (непреднамеренно, конечно, а случайно) общественность в заблуждение, либо не владеет оперативной информацией.

Установить это тоже проще простого, так как все, что касается бюджетных денег, априори должно подтверждаться документально. В данном вопросе также не может быть никаких разночтений.

Открытость и прозрачность (на уровне числовых показателей, а не общих мест), о которой столько любят рассуждать современные представители управленческого класса, могла бы, если не исключить, то в значительной степени минимизировать уровень скандализации околокоронавирусной тематики. Практика намеков, полутонов, недосказанности, столь ценимая в драматическом искусстве, применительно к медицинской и управленческой сферам  могут породить у налогоплательщиков впечатление, что их просто пытаются обмануть за их же собственные деньги.

По итогам же проверки, которая была проведена в медучреждении, губернатор пришел к универсальному выводу: виноваты обе стороны – и больница, и облздрав. Чтобы никому обидно не было.

Виноватость всех, как правило, указывает на то, что держать ответ – предметно и конкретно – по сути, некому.  Тем более что и главврач больницы, и глава облздрава ушли на больничный.

Заявление же главы региона о привлечении к ответственности руководителя департамента здравоохранения и его зама вряд ли должно вводить кого-то в заблуждение. Ответственность бывает разная – от лишения свободы до дисциплинарной. Устное замечание – это тоже привлечение к ответственности. Не исключено, что этим столь громкое и скандальное дело и завершится.

Екатерина Павловская