Харьков - в положении. Президентский экспромт

2474

Харьков зацепило. В течении ближайшего месяца - с 28 ноября по 27 декабря - жители Первой столицы будут пребывать в непривычном для себя за последние лет 75 состоянии военного положения. Изначально предполагалось распространить систему ограничительных мероприятий на всю территорию страны. Но по итогу продолжительных дебатов вызрело решение предоставить такое удовольствие лишь избранным.

Впрочем, обо всем по порядку.

В последний год рейтинг действующего президента Порошенко был настолько низок, что отдельные представители экспертного сообщества начали поговаривать об отмене выборов в качестве единственного варианта сохранения вышеозначенной персоны на вышеозначенном посту. В частности, отмена или перенос выборов достигались введением военного положения. 

Подобный вариант развития политического процесса 5 июля нынешнего года описывала лидирующая пока в президентских рейтингах Юлия Тимошенко

Далее цитата: «Петр Порошенко думает реализовать в Украине. Он хочет, в принципе, чтобы выборы президента не проводить. Сейчас начался глубокий переговорный процесс с теми, кто как бы возглавляет "ЛНР-ДНР", то есть, по сути, с людьми, которые сегодня оккупировали часть Украины. Порошенко хочет инициировать начало войны. Он хочет, чтобы были захвачены территории дополнительно Украины. Он хочет, чтобы все горело. На этом он хочет вводить военное положение и не проводить выборы в принципе».

Однако подобный план представлялся настолько примитивным, одномерным и ходульным, что его задействование рассматривалось как невероятное.

Сам Порошенко еще в сентябре сообщал о том, что введение военного положения не состоится, ибо ценности демократии не должны пострадать:

"Это для меня было очень непростым решением, принять его и защитить перед парламентом, о том, что нет, мы не будем вводить военное положение, поскольку ценности демократии для нас не менее важны, чем ценности суверенитета. Я доверяю украинской нации и народу, что мы сможем пройти военные испытания без введения ограничений демократии".

Но в том и состоит искусство современного политика, чтобы предпринимать действия, вызывающие крайнюю степень недоумение, а, следовательно, максимально неожиданные как для политических оппонентов, так и для электоральных масс.

Поводом для возвращения к теме «вэ-пэ» стал инцидент в районе Керченского залива, где военно-морскими силами РФ были задержаны три плавсредства и 24 служащих ВМС Украины. Посовещавшись в ночном режиме, который призван был подчеркнуть остроту момента – если люди не спят, значит что-то случилось – с членами совета нацбезопасности, главнокомандующий издал указ о введении военного положения на всей территории страны сроком на 60 дней.

Вопросы «А где же вы раньше были?», посыпавшиеся со всех сторон, в том числе и от трио ранее действовавших президентов, на инициаторов введения военного положения быстро утратили остроту и актуальность, столкнувшись с железно-логичным резоном: «Так раньше такого не было». И действительно, столкновений украинских судов с российскими раньше не было. Все было, а такого не было. Так что здесь крыть решительно нечем.

Дело оставалось за парламентом, который в течение 48 часов должен был утвердить данный документ или же отклонить его.

Часть Рады, предположительно, не желавшая доставлять удовольствие ныне действующему гаранту, но параллельно пытавшаяся избежать обвинений в недостаточном уровне патриотичности, попыталась занять позицию впереди паровоза. Расчет на неприемлемые на сегодняшний день для провластной группировки предложения – разрыв дипломатических отношений, торговых связей и транспортного сообщения с РФ – в значительной мере себя оправдал. Инициатор процесса, стремящийся продавить тему военного положения во что бы то ни стало, начал резко идти на попятную. Сначала скинули срок – с 60-ти до 30-ти дней. Затем прозвучало уверение, что постановление об утверждении указа о «вэ-пэ» будет приниматься параллельно с постановлением о назначении президентских выборов на 31 марта, чтобы отнять главный аргумент – военное положение вводится для отмены выборов – у мрачных скептиков, постоянно подозревающих главнокомандующих в худшем.

Наконец, перед самым голосованием глава государства сделал еще один шаг назад, казавшийся после истерично-пламенных речей спикеров пассионарного толка в пользу «вэ-пэ» совершенно излишним: ввести положение не на всей территории страны, а кое-где. Под поражение в правах и свободах попали 10 регионов, признанных «танкоопасными направлениями»: Винницкая, Луганская, Николаевская, Одесская, Сумская, Харьковская, Черниговская, Херсонская, Запорожская, донецкая области и внутренние воды Азово-Керченской акватории. Видимо, перечень регионов был для главнокомандующего настолько не принципиален, что в него не была включена Автономная республика Крым, которая по факту и является наиболее проблемной территорией страны.

Действуя по методу «шаг вперед, три шага назад» инициаторы введения «вэ-пэ» окончательно запутали экспертное сообщество, застывшее с разведенными в сторону руками и немым вопросом: «Шо цэ було?»

То, что введение военного положение ровным счетом никак не повлияет на решение собственно военных задач, по факту максимально красноречиво подтвердил начальник генштаба Муженко, не придумавший лучшей темы для выступления перед парламентариями помимо пересказа событий в районе Керченского пролива, которые и без того достаточно подробно были уже расписаны в средствах массового оповещения.

Здесь бы, по логике вещей, в гуще законотворческой массы должен был бы родиться поражающий своей конкретикой вопрос: «А есть ли у вас план, мистер Фикс?» Существует ли перечень мероприятий, которые могли бы хоть как-то содержательно наполнить введение военного положения помимо невнятного заверения, что генштаб всегда готов отразить любые происки коварного противника?

Исходя из того, что военное положение является инструментом, а не самоцелью, стоило бы четко сформулировать, каким именно образом с его помощью будут решаться непосредственные задачи укрепления обороноспособности. Например, как введение военного положения отразится на состоянии вооруженных сил?

Увеличится ли количество и качество военной техники? А за счет чего? А почему это невозможно без введения военного положения?

Появятся ли принципиально новые образцы вооружений? Откуда? А что мешает их появлению без введения военного положения?

Улучшится ли материальное обеспечение личного состава, условия проживания, питания, денежное довольствие, социальные гарантии? А почему данные мероприятия не могут быть проведены без введения военного положения?

Но поскольку подобные вопросы не были сформулированы, очевидно, они и не являлись принципиальными ни для сторонников военного положения, ни для ситуативных противников.

В результате 276 обладателей депутатских мандатов проголосовали за документ в обрезанном виде, более сохраняющий лицо главнокомандующего, нежели решающий общие военные задачи или даже частные политические задачи претендента на второй срок.

По факту на месяц, как минимум, была реализована идея о разделении населения страны на первый, второй и третий сорта, распространяемая мастерами агитационно-пропагандистского жанра в далеком 2004 году накануне «Помаранчевой революции». И не более. Жители 10 регионов в любой момент могут быть лишены возможности пользоваться правами и свободами в рамках целого ряда статей Конституции - 30-34, 38, 39, 41-44 и 53 – что оговаривается в третьем пункте президентского указа. Впрочем, положа руку на сердце и до введения военного положения большая часть населения имела крайне ограниченный доступ к конституционным правам, либо же игнорировала оные (к примеру, от 40 до 48% избирателей не посещают выборы, а, следовательно, ограничение на участие в выборах для них не имеет ровным счетом никакого значения).

Так что единственный итог большого политического мандража – одномоментное падение курса национальной валюты по отношению к доллару США приблизительно на полторы гривны (с 28,20 до 29,80), что в перспективе может привести к повышению цен на товары народного потребления. Но и эта визуально четко различимая перемена была встречена основной частью потребительской массы с демонстративным равнодушием. Ибо как гласит одна из наиболее популярных в последние времена народных мудростей: Хорошо не жили. Нечего и начинать.

Екатерина Павловская