Харьков и военное положение. Как это было

1296

26 декабря глава государства объявил об окончании военного положения в десяти областях, в число которых вошла и Харьковская область. Военное положение длилось месяц. Однако, даже такого отрезка времени не хватило, чтобы жители региона смогли ответить на вопрос: «Что это было?»

Попытаемся восполнить данный пробел с минимумом комментариев и максимумом фактажа.

26 ноября. Президент подписал указ о введении военного положения. Отсчет «життя по-новому» на отдельно взятом временном отрезке стартовал.

27 ноября. Представители ХОГА и военный комиссар Юрий Калгушкин проведи брифинг для представителей СМИ. Магистральное словосочетание «боевая готовность» было сопровождено заявлением «город и вся область в целом будет жить спокойно, размеренно - так же, как жила Харьковщина до сих пор». Это с первого дня поставило под некоторое сомнение введения «вэ-пэ» (если ничего не меняется, то в чем смысл мероприятия?).

Военком сообщил, что ему уже поступило 200 звонков от военнообязанных.

Сомнения в необходимости военного положения усилила губернатор Светличная, сообщив, что «транспорт, в том числе железнодорожный, аэропорт, заведения общественного питания и торговли работают в штатном режиме. Никакие меры, которые будут ограничивать конституционные права жителей региона, предприниматься не будут».

Если пролистать действующий закон «О правовом режиме военного положения», то можно заметить, что «вэ-пэ» вводится именно тогда, когда возникает острая необходимость перевода предприятий на нештатный режим работы и ограничения конституционных прав и свобод (реквизиции имущества, трудовая повинность, отмена выборов, введение военной цензуры и так далее).

Но в целом было выбрано совершенно грамотное направление информационного потока в русле формулировки «ситуация стабильная и контролируемая» - беспроигрышной во всех случаях, когда сказать, в принципе, нечего.

Горсовет в лице вице-мэра Игоря Терехова ограничился предложением не поддаваться панике и не создавать ажиотаж.

30 ноября, когда оттягивать проведение хоть каких-нибудь мероприятий стало не комильфо, собрался региональный совет обороны. Но в оценке уровня полезности военного положения ничего не изменилось.

«Жизнь в регионе будет идти своим чередом», - сообщила госпожа губернатор, сделав ударение на отсутствии каких-либо изменений.

Начала вырисовываться достаточно любопытная логическая цепь «жизнь шла своим чередом – ввели военное положение – жизнь продолжила идти своим чередом». Извечный вопрос первостоличной интеллигенции «Чтобы что?» повис в воздухе без ответа. 

1 декабря. Руководство ХОГА и силовых структур региона приняло участие в координационном совещании под председательством командующего войсками объединенного командования «Восток».

Далее – «языком плаката»: «Подводя итоги совещания, генерал-лейтенант Александр Красноок отметил, что в Харьковской и Запорожской областях ситуация стабильная и управляемая. Проведение совещания позволило «сверить часы» и усилить координацию между военными и гражданскими органами власти».

Можно сказать, что ничто не мешало сверке часов и без режима военного положения. Но, очевидно, сам факт его наличия играл мобилизующую роль (Как говорил один из персонажей ставшего уже классикой драматического произведения: «Гвардию построить на национальной площади. Форма одежды – парадная. Синие мундиры с золотой оторочкой. Рукав - вшивной. Лацканы – широкие. Талия на десять сантиметров ниже, чем в мирное время… То есть выше…»)

3 декабря. Первую команду из 150 резервистов направили на сборы в ВСУ на 15 дней. Возможно ли было собрать полтораста человек в регионе с населением 2,7 миллиона человек – вопрос риторический. Но традиционно «вэ-пэ» вводится для тотальной мобилизации.

Представитель областного управления Нацпола Сергей Бирбасов отрапортовал об усилении патрулирования Харькова и городов региона. Но как показывает опыт усиленного патрулирования во время массовых акций и народных гуляний, подобные вопросы вполне решаемы и без чрезвычайного режима.

Возобновили работу стационарные блокпосты, которые были созданы в 2014 году (за четыре с половиной года до введения военного положения).

4 и 5 декабря. Прошли командно-штабные тренировки по территориальной обороне. Но различного рода тренинги и учения проводятся регулярно, следовательно, для их организации введение военного положения отнюдь не является обязательным.

10 декабря. Военком Калгушкин сообщил, что для участия в армейских сборах привлечено 500 резервистов. Понятие «военные сборы» существует не одно десятилетие еще со времен совка. Проводились оные в те далекие поры не по две недели, а по два-три месяца, не от случая к случаю, а ежегодно. Считалось, что вводить каждый раз военное положение по такому заурядному поводу – бумаги не напасешься.

15 декабря. На дежурном заседании совета обороны региона подтвердили, что ситуация в регионе стабильная. На тренировочном центре политеха провели учения с участием нескольких единиц гусеничной техники.

18 декабря. Юлия Светличная посетила Харьковский специальный учебно-воспитательный комплекс, где вместе с воспитанниками учреждения приготовила печенье «Праздничные николайчики» для участников ООС. Мероприятие, несомненно, тоже военное. Хотя вполне реализуемое и за рамками «вэ-пэ».

На этом мобилизационная активность в общем и целом была исчерпана. Единственное мероприятие, которое бы не состоялось без введения военного положения - это перенос матча Лиги чемпионов между "Шахтером" и французским "Лионом" из Харькова в Киев. 

По мере истечения срока военного положения начал не только спадать прилив медийного энтузиазма, наблюдавшийся в первые дни, но и стираться из массового сознания заявленные причины столь экстраординарного мероприятия.

26 ноября главнокомандующий, выступая в Раде, в качестве casus belli предложил законодателям рассматривать инцидент в районе Керченского пролива, где российские пограничники задержали три плавсредства украинских ВМС и 24 члена экипажей.

Главком дополнил картину окружающую действительности, сообщив о концентрации вооруженных сил противника на границах.

Спустя месяц ни одна из целей введения военного положения так и не была достигнута: плавсредства не возвращены, служащие ВМС не освобождены, данные об отводе войск противника от границ в информационное пространство не поступали. Но поскольку даже Верховная Рада отнеслась к внешним угрозам формально и разошлась на каникулы до истечения военного положения, чего по соответствующему закону делать не имела права, продолжать мобилизационные усилия в специальном правовом режиме не было решительно никакого смысла. Поэтому было предложено считать, что – далее цитата - «введение военного положения было своевременным и необходимым, и, как показал последний месяц - эффективным шагом».

Екатерина Павловская