Годовщину инаугурации отметили гей-парадом и третьим майданом

2189

Вместо эпиграфа. Сначала намечались торжества. Потом аресты. Потом решили совместить.

 «Год прошел, как сон пустой», - писал поэт. И вот гарант снова на трибуне Рады, снова зачитал пламенную речь о судьбах отечества.

Годовщину инаугурации пятого президента решили отмечать без особого размаха, по принципу «кто помнит, сами придут». К тому же министр финансов госпожа Яресько появилась в эфире с двумя настораживающими посланиями. Одно - глубоко пессимистическое: денег на индексацию пенсий и зарплат нет и в ближайшее время не будет. Второе – так сразу и не поймешь, но, похоже, тоже безрадостное: украинцы не почувствуют последствий дефолта. То есть все будет плохо, и это плохо. Но народ этого не почувствует. При наличии специального риторического таланта это можно даже отнести в разряд «досягнення», но, как говорил персонаж одного одесского анекдота, осадочек-то остался.  И как специально, заявления делаются накануне годовщины, что явно не добавило праздничного настроения.

Народным депутатам на малый юбилей президент подготовил скромный (время в стране непростое – пояснозатяжное и зубостискательное) подарок: флешки со своей отчетной речью. Целый рад аналитиков усмотрели в этом значительный шаг вперед, поскольку «папередник» действовал по старинке, тиражируя свои послания типографским способом. Отечественные математики тут же подсчитали приблизительный бюджет подарка – порядка 85 тыс грн. (средняя флешка с брелочком потянет гривен на 200, депутатов у нас 422. Остается только умножить). Конечно, можно было сэкономить и кинуть текстовку с картинками на мыло. Но с другой стороны, что такое 85 тысяч? Ну, можно выплатить месячную зарплату 40 учителям, выплатить пенсии 60 старушкам, заказать 20 бутылок вина в приличном ресторане… И все.

Послание Раде, зачитанное за три дня до памятной даты (ну, чтобы не портить законодателям выходные) фактически стало римейком инаугурационной речи годичной давности. Во-первых, выступление-то было неплохое, а с хитовыми вещами раскрученные исполнители могут гастролировать годами. Во-вторых, практически все вопросы, озвученные год назад – борьба с коррупцией, децентрализация, улучшение инвестклимата, разрешение военно-политического кризиса - по-прежнему остаются в разряде «планы на будущее».

Что появилось нового? Гарант изрядно прибавил в актерском мастерстве, хотя порой и переигрывал с пафосом. Глагол президентских спичей райтеры с каждым разом пытаются сделать все более зажигательным; правда, местами в творческих исканиях заходят столь далеко, что ставят заказчика на грань оговорок по Фрейду. Казалось бы – прекрасная находка сравнение реформатора с кулинаром: «Если представить себя шеф-поваром, то можно сказать, что половина блюд уже в печи. Для некоторых подходит тесто, для иных собраны все необходимые ингредиенты». Просто чеховская школа литературных сравнений. Подкузьмила фраза «Есть такие блюда, что мы даже не знали их рецепты». На общечеловеческом языке это звучит так: «Сами не ведаем, что творим».

Но в зале ляп мало кто заметил. Сорвав аплодисменты средней степени бурности, глава державы поехал трудиться дальше на благо народа. Встретился с премьером Японии (кстати, в послании визит випа из Страны Восходящего солнца был также представлен как несомненное достижение, раньше-то нас из-за границы только перелетные птицы посещали) и в рамках реализации фундаментальных установок внешней политики страны попросил у него отмену визового режима. Да, Япония – это не ЕС, и чтобы купить билет до Токио, например, простой киевской училке надо не есть, не пить, не умываться, копить полгода. Но, как любил говаривать Лаврентий Палыч Берия, попытка – не пытка.

Затем гарант попробовал раскрутить на безвизовье канадского премьера и вроде даже последовали заявления о наметившихся перспективах. То есть пока тоже без подвижек.

Оставалась одна надежда на демонстрацию стремительного прорыва Украины в западную цивилизацию – «Марш равенства», именуемый в простонародье гей-парадом, который организаторы решили провести непременно в канун президентской годовщины. Петру Алексеевичу даже пришлось публично озвучивать свою позицию относительно коллективного хождения представителей сексуальных меньшинств по улицам столицы.

Гарант, возможно, настолько волновался, что начал комментарий с декларации своей принадлежности к христианскому вероисповеданию, хотя христианство к движению ЛГБТ имеет примерно такое же отношение, как листопадный кустарник семейства Адоксовых к дальнему родственнику из столицы Украины. То есть косвенное. Оснований для препятствий параду президент не усмотрел, хотя тут же сделал ударение на том, что сам принимать участие в нем не будет. У наблюдавших за публичной активностью пятого гаранта мог бы сразу родиться вопрос: «А, собственно, почему? А как же вот это «Je suis - …»?» Но, видимо, украинские политики еще не настолько европейцы.

Праздника толерантности тоже не получилось. Парадить нетрадиционалам в Киеве оказалось настолько опасно, что шествие из 300 участников (как говаривал классик, слишком узок круг этих революционеров) охраняли 2000 сотрудников МВД.

Одна из сводок с места событий звучала примерно так: «Во время драки радикалов с геями пострадали милиционеры». Похоже на реплику из выступления нон-гратного чуть ли не во всем мире писателя Задорнова. Впрочем, в стране, где нардеп с зарплатой в 5000 гривен заказывает в кабаке флакон вина за 3600, возможно все.

К слову, субботние потасовки на марше явились достаточно яркой иллюстрацией к поговорке: там, где некоторые бьют друг другу лица, умные люди зарабатывают деньги.

К примеру, ежегодный доход от гей-парада в Торонто составляет 130 млн долларов, в Новом Орлеане — свыше 160-ти, в Сан-Паулу — 190-ти. Можно не воспринимать как руководство к действию, достаточно занести в рубрику «А знаете ли вы, что?..»

Продлившийся не более часа парад, тем не менее, в информпространстве сумел отодвинуть на второй план ряд акций, которые также вполне можно было бы включить в график празднования годовщины.

В Киеве и Львове президента «поздравили» достаточно массовые движи под лозунгами «Владу у відставку», «За что стоял майдан?» и, в конце концов, «Где Европа?» А наименее толерантные участники акций даже разместили на плакатах рядом с фамилией представителей правящих элит неприличное слово - то самое, за которое Дещица стал чрезвычайным и полномочным послов в Польше. Во Львове протестные выступления слегка приправили сепаратистским душком, выдвинув требования предоставления Галичине особого статуса.

Ну и как финал пьесы Театра Реализма и Адекватности - в воскресенье активисты начали строить майдан 3.0. Успели поставить всего пять палаток. Требовали президента и премьера на вече. Но поскольку на дворе-то не март 14-го, явления элит народу не состоялось. Жизнь третьего майдана была скоротечной, как у бабочки-однодневки. Установка Мальчиша-Кибальчиша день простоять, да ночь продержаться, была выполнена только наполовину. Ночью неизвестные в балаклавах снесли палатки. И уже в одной из снесенных палаток выехавшие на место происшествия правоохранители обнаружили бутылку из-под алкоголя и шприц в качестве символов того, что майдан не настоящий, а праздничный. Поскольку там, где праздник, там и алкоголь, а там, где алкоголь, там и вред здоровью, а, следовательно, может понадобиться медицинская помощь.

В целом годовщина удалась. А набор праздничных мероприятий можно сделать традиционным. На вторую годовщину, например, гарант выступит с уже проверенной речью «Як би ми вас не врятували, то було б шось страшнее, але весь світ за нас і от-от ми вже почнем реформи». Депутатам свой спич раздаст на планшетах (и это будет решительным шагом вперед). А потом поедет договариваться о безвизовом режиме с вождями племени Чирикауа. В Киеве националисты подерутся с геями и милицией (может, к тому времени уже и с полицией), только не диким способом, а в рамках каких-нибудь спортивных соревнований. Не успевшие съехать на заработки в ЕС и прочие сопредельные территории жители лучших регионов страны проведут митинг под лозунгом «Ёперный театр, да в этой стране реально хоть кто-то помнит, за что стоял майдан?» А на самом майдане работники коммунальных служб организованно установят палатки, а по завершению праздника так же организованно их уберут.

Андрей Кравченко