Главные мифы о продаже земли. Ликбез для безземельных "крестьян"

1089

Чем ближе Верховная Рада подбирается к отмене моратория на продажу земли, тем активнее в информационном пространстве распространяются тематические заявлений, с заниженной политической ответственностью.

Сторонники продажи земли пытаются обнадежить население рассказами о том, что риски минимальны, а выгоды будут, если не огромны, то ощутимы. Противники отмены моратория по большей части пытаются эксплуатировать тему "продажи родины", что может иметь некоторое манипулятивное влияние на электоральные массы в условиях активизации бытового патриотизма.

При рассмотрении данной системы противоречий с позиций "здравого смысла и жизненной опытности", как говаривал профессор Преображенский, и привлечении некоторых числовых показателей доводы и первых, и вторых оказываются крайне зыбкими.

Миф 1: Продадут "и Днипро, и кручи"

Некоторые противники рынка земли игнорируют тот факт, что отмена моратория на продажу касается лишь земель сельскохозяйственного назначения. А это (если кто не боится "многацифар"):

  • пашня – 32,54 млн га;
  • пастбища - 5,43 млн га;
  • сенокосы - 2,4 млн га;
  • многолетние насаждения - 892,4 тыс. га;
  • залежные земли - 233,7 тыс. га;
  • другие сельскохозяйственные земли - 1,22 млн га.

Ни леса, ни горы, ни овраги, ни территории населенных пунктов, ни тем более водные ресурсы к данной теме не имеют никакого отношения.

Но следует заметить, что общий объем сельхозугодий – 42,7 млн гектаров, а территория украинского государства с Крымской АР, Донецкой и Луганской областями (от юрисдикции над которыми никто не отказывался) – 64 млн гектаров.

То есть теоретически объектом купли продажи может стать 2/3 территории страны (Украина – край благоприятный для земледелия; например, у "северного соседа" для ведения агробизнеса пригодны около 7% территории).

Миф 2: Народ останется без земли

Статистические данные показывают, что большая часть населения страны и сегодня не имеет в собственности земли сельскохозяйственного назначения.

Земельные паи – участки от 2 до 7 гектаров в различных регионах – достались только бывшим колхозникам.

Миф 3: Продадут родину

Прежде всего, следует ответить на вопрос: кто же именно будет распродавать родину?

В период развала колхозов земли сельскохозяйственного назначения были розданы бывшим колхозникам, которые получили земельные участки – паи – в размере от 2 до 7 гектаров в зависимости от размеров колхозов.

На данный момент в стране приблизительно 6,9 миллионов пайщиков. Согласно данным последних выборов, было зарегистрировано около 60 миллионов избирателей. То есть более 23 миллионов остальных взрослых жителей страны - 73% населения - в посильной "продаже родины" принять участие не смогут, в виду отсутствия у них земли в собственности (дачные участки, участки под застройками и тому подобное в данном случае не рассматриваются, так как, напоминаем, речь идет только о земле сельскохозяйственного назначения).

В собственности пайщиков находится более 30 миллионов гектаров из 42,7 миллионов гектаров всех сельхозземель (порядка 12 миллионов гектаров – в собственности государства).

Именно эти 6,9 миллионов пайщиков получат возможность "продавать родину" (по факту в их руках почти половина родины). Не инопланетяне, не чиновники из министерств, не работники ЖЭКов, не кто-то еще, а именно эти 6,9 миллионов пайщиков.

Если кто-то выступает категорическим противником "продажи родины", он ее может лично и не продавать (если, конечно, у него есть что продавать, в принципе).

Миф 4 – сюжетообразующий: землю скупят иностранцы

Одной из самых главных страшилок, развенчанию которой посвятил свое последнее заявление (названное СМИ "громким") президент Зеленский, - землю скупят иностранцы. Глава государства обещает закрепление в законодательстве тормозных механизмов, хотя любой мало-мальски грамотный человек прекрасно понимает, что практически нет таких законов, которые нельзя было бы обойти законным способом.

Вопросы следует ставить несколько иначе: иностранцы скупят землю, и-и-и? Что дальше? Съедят большими ложками? Вывезут в чемоданах? Какая разница пайщику, кто купит его пай: Сидор Сидоренко или Франсуа Перен? Доказал ли отечественный землепользователь свою более высокую эффективность, чем землепользователи за рубежом? По факту – пока нет.

В конце концов, что мешало иностранцам в течение предшествующих 28 лет взять всю землю в аренду? Более того, что мешает иностранцам скупить все фабрики и заводы?

А если этого не произошло, то далеко не факт, что иностранный инвестор в ближайшее время бросит все свои насущные дела и ломанется на украинский земельный рынок. Очень может быть, что у него есть интерес к данному вопросу. Но ключевые слова здесь все-таки – "может быть".

Миф 5: Соблюдение конституции

Одним из самых недобросовестных аргументов в спорном земельном вопросе – апелляции к основному закону страны.

Мол, по конституции, земля принадлежит народу, а правом собственности народ воспользоваться не может в полной мере, так как имеет возможность владеть, пользоваться, но не имеет возможности распоряжаться, то есть продавать.

Действительно в статье 13-й говорится, что земля является "объектами права собственности Украинского народа".

Но если буквально следовать данной статье, то изначально логично было бы поставить вопрос о том, почему 77% населения оставлены без земли? Нет ли предложений организовать "черный передел" и распределить пашни-пастбища-угодья поровну? Почему конституционные права 77% населения нарушены? Что ж такое? Как же так?

А если вчитаться в 13-ю статью глубже, то оказывается, что и недра, атмосферный воздух, водные и другие природные ресурсы являются "объектами права собственности Украинского народа". Если задать членам законодательного собрания и правящего кабинета вопрос – "Как народ реализует свое право собственности?", – они, скорее всего, пустятся в пространные теоретизирования по поводу декларативности некоторых конституционных положений и тому подобное. Следует признать, что попытки обращения к Основному закону в вопросе отмены моратория на продажу земли являются, мягко говоря, не совсем честными.

Миф 6: Владельцы земли получат преимущества

Одна из активных популяризаторов идеи отмены моратория на продажу земли, член фракции "Слуга народа" на парламентском заседании 11 ноября с негодованием (во всяком случае, так показалось) сообщила о крайне невысоком уровне выгоды, которую получают владельцы паев. А именно средний размер арендной платы составляет чуть более 1600 гривен в год (133 гривны в месяц), которые зачастую выдаются не деньгами, а какими-нибудь пшеном, зерном, кукурузой.

На вполне закономерный вопрос "Доколе?", по версии правящей партии, могло бы ответить появление рынка земли. Но приступы праведного гнева мгновенно гасятся встречными вопросами: "Каким образом? Почему? С чего бы вдруг?"

Как разрешение продавать землю способствует увеличению размера арендной платы? Крестьянин придет к арендатору и скажет: "повышайте уровень оплаты, а то продам землю?" А что сегодня мешает крестьянину требовать приемлемый для него размер оплаты? Сдавать землю в аренду его никто не понуждает…

Попытки ответить на простые, но жизненные вопросы подвигают к мысли, что сдающие в аренду паи от рынка земли никаких преимуществ не получат. Максимальную выгоду может извлечь какая-либо очень пожилая пенсионерка, которой очень повезет получить предложение продать свой двухгектарный пай по 500 долларов за га. Получить 25 000 гривен уже сегодня для 75-80-летнего крестьянина будет гораздо выгоднее, чем получить те же деньги в виде арендной платы в течении 8-ми лет, которые еще надо как-то прожить.

Миф 7: продажа земли наполнит бюджеты, откроет новые возможности

Поступления от продажи земли в госбюджет-2020 не внесли. Более-менее внятных оценок размера бюджетных поступлений от рынка земли произвести Кабмину пока не досуг.

На глазок некоторые "эксперты" утверждают, что рынок земли даст рост ВВП на 1%. Закономерен вопрос: с чего бы вдруг?

Рассказы о наполнении бюджета за счет продажи земли, добычи янтаря, приватизации, легализации игорного бизнеса, проституции, легких наркотиков по большей части выглядят своеобразным вариантом маниловщины в исполнении управленческого персонала, не способного к проведению эффективного экономического регулирования и созданию благоприятного инвестиционного климата.

То, что имитация реформ – более простой путь, нежели проведение продуктивных реформ, отнюдь не новость. И если власть в очередной раз избрала именно этот вариант развития событий, к этому следует относиться с пониманием, во всех смыслах этого слова.

Дмитрий Михайлов