Гибридный оскал парламентаризма

1228

Закон о местных выборах, с трепетом ожидаемый всеми, оказался круто замешанным коктейлем, в котором не разобрать ни одного ингредиента. Понятна только цель – чтобы крепче шибало по мозгам всем и, в первую очередь, избирателям.

Десятки политологов уже вторые сутки «ищут и не могут найти» здравый смысл в принятой гибридной системе. Все едины только в одном мнении: закон был принят как политико-правовое решение. Для тех, кто в танке (а «в танке» в данном случае оказалось повальное большинство), дорогая редакция поясняет: политико-правовое решение – то решение, в котором политическая целесообразность берет верх над правовой доминантой.

Здесь не будет длинных аналитических разборов статей закона – этим безуспешно занимаются специалисты, которые затрудняются перевести Закон о местных выборах на общечеловеческий язык. Здесь будет попытка понять, кому и для чего пригодится та или иная норма закона 25 октября. Впрочем, разночтений в кандидатурах выгодополучателей тоже нет. Закон о выборах принят во имя, для и с целью обеспечения собственных интересов правящей партии. Ну, и немножечко бонусов коалиционным партнерам.

Итак. Местные выборы в Украине будут проходить по так называемой гибридной системе, в которой объединены часть мажоритарной и часть пропорциональной системы. Если вы хотите сломать глаза – бегите и читайте пояснения в законе. В бюллетене указаны названия местных организаций партий и фамилия кандидата, выдвинутого соответствующей местной организацией партии  в округе. Голос избирателя считается одновременно голосом и за местную организацию, и за кандидата, выдвинутого ею в этом территориальном округе. Итоги голосования за партию определяют количество полученных ею мандатов. А обладателями их, в первую очередь, становятся те партийцы, которые получили максимальное количество голосов в округах, а уже потом — «списочники». При этом фактический победитель голосования в округе может не стать депутатом, если выдвинувшая его партия не заручилась должной поддержкой избирателей. Если вы никогда не пробовали чесать левое ухо правой рукой из-за спины – 25 октября вам предоставится такая возможность. Гарантированным будет и непонимание процедуры со стороны пожилого электората, что обещает массовую фальсификацию бюллетеней, вбросы, суды, опротестования результатов, вот это все. Ребусы, головоломки, шарады – отныне все в одном избирательном бюллетене.

Далее. Легким движением руки блоки превращаются, блоки превращаются… хотя даже если они и превратятся во что-то, к выборам все равно допущены не будут: избирательные блоки исключены из выборного процесса новым законом. С одной стороны, это здраво – ранее перед выборами партии-сателлиты и микропартии (которые в политологической среде уже окрестили мелкочленами) сливались, нимало не беспокоясь о соответствии общего вектора предвыборным программам каждой отдельной партии. С другой стороны, для действительно новых людей, не примкнувших к партиям-гигантам, это крест на прохождение в Верховную Раду – 5% -ный барьер остается, невзирая на баталии по поводу его снижения.

Кроме того, к выборам не допускаются партии, зарегистрированные менее чем 365 дней назад либо переименованные менее чем полгода назад. Изящный ход, который позволяет Порошенко и его динозаврам не допустить к власти молодых, да борзых – типа партии «Укроп», чьи топы рубятся с президентом, не жалея слов в фейсбуке. А как Коломойский думал – на гоп-стопе взять монстров парламентаризма? Зря Игорь Валерьевич не ходил в политику раньше; пока он протягивал концы в госкорпорации, другие бизнесмены поднаторели в выборном законодательстве, и теперь выясняется, что для обуздания строптивого олигарха с его ЧВК не нужно громких войн и Джозефа Байдена, а достаточно лишь уменьшить срок регистрации политической силы. Незамысловато и красиво, как муха в искусственном янтаре. И так же дешево.

Гендерная квота – еще одна норма, не понятая народом, но принятая парламентом оптом. Поскольку об этой «европейской традиции» у нас еще ничего неизвестно, эксперты высказываются аккуратно, а именно – предполагают, что в погоне за соблюдением закона в политпартии войдет треть жен и любовниц депутатов. По крайней мере, если и обойдется без любовниц, то качественный состав законодателей вряд ли будет улучшен таким искусственным образом – в Украине все еще очень мало женщин, готовых и одновременно способных ходить в большую политику. Впрочем, эта квота – не самое страшное, что может произойти с украинским парламентом. Как известно, на десять девчонок по статистике один гей, три импотента, пара алкоголиков, один разведенный и два нормальных, но оба грузины и оба не в парламенте.

Еще один удар по бывшей регионаловской гвардии – выборы в два тура мэров городов, чье население превышает 90 тысяч человек. То есть, всех областных центров исключая Ужгород. Особую надежду на эту норму возлагают в Харькове, где демократические силы уже полтора года (плюс еще пять лет до этого) не могут предоставить реальную альтернативу городскому голове Геннадию Кернесу. Теперь, видится демсилам, не нужно заморачиваться с объединением электоральных групп под одного своего кандидата – законодательство практически гарантирует победу во втором туре того, кто в первом будет дышать в спину Кернесу, хоть даже и с разрывом в полсотни процентов. Победа демократии, не вставая с печи. Впрочем, Кернес наверняка запасся планом и на этот случай, поэтому для Харькова время офигительных историй наступит по окончании первого тура – Кернес умеет извлекать выгоду даже из поражений.

Капелька либерализма в выборный коктейль: в новом законе предусмотрена возможность отзыва депутата. Для этого необходимо собрать голоса по округу и передать их в территориальный избирком. Однако возможность – не процедура, а посему партия может кандидата заменить, а может просто рассмотреть петицию граждан и посочувствовать. Выразить опасения, как это сейчас называется.

В целом же, не устают подчеркивать эксперты, новый закон является сложноподчиненной системой противовесов и балансиров, призванной сохранить шаткие позиции провластных партий, которым в загривок дышит Оппозиционный блок. При этом ОБ взращивает свои рейтинги не на собственных фактических достижениях, а на просчетах нынешней власти – солдат, как говорится, спит, а служба идет. Заигрывания Блока Петра Порошенко с мэром Харькова, в частности, указывают на опасения партии власти, что Оппозиционный блок снова возьмет реванш на этом традиционно базовом для себя регионе. Поэтому все действия сейчас направлены на то, чтобы распылить монолитный электорат бывшей Партии регионов, а заодно не пропустить новые партии из старых товарищей в парламентские стены. При этом и БПП, и Народный фронт, и даже РПЛ уверяют, что не настаивают на ограничении новых партий в выборах.

Не настаивают, разумеется, оно само настаивается, сохраняя монополию уже существующих гигантов на парламентаризм по-украински. Непонятно, зачем тратить такие деньги на выборы, если они не меняют ни качественного состава, ни количественного соотношения, ни процедур, с помощью которых украинцы могли бы влиять на политику государства, но только учащаются и учащаются, сокращая интервал сначала с четырех лет до двух, а теперь и вовсе до года.

День бы простоять да ночь продержаться – всего-то пару лет, до внесения в Конституцию изменений относительно децентрализации. В этом вся суть и задача гибридных выборов 2015 года. А пока украинцы разбираются в хитросплетениях юридических формулировок, где-то в кулуарах Рады вовсю кипят договорняки и многоходовки. Украина в очередной раз со вздохом опускается наземь и в преддверии октября начинает приподнимать подол юбки.

Александр Костенко