Геннадий Кернес как зеркало харьковской контрреволюции

1926

После более чем уверенной победы «зеленой команды» в Харькове и стране в целом, складывалось впечатление, что на политиках старой закалки можно ставить аккуратный крестик. Но последние исследования общественного мнения показывают, что действующий городской голова Геннадий Кернес более-менее уверенно удерживает позиции.

Согласно данным центра «Социальный мониторинг», 73% опрошенных харьковчан оценивают работу мэра Геннадия Кернеса положительно. Негативно работу Кернеса оценивают 23% респондентов (8% отрицательно, 15% – скорее отрицательно), еще 5% затруднились с ответом.

Если бы в ближайшее воскресенье дело дошло до походов к избирательным урнам, то за мэра свои голоса отдали бы 50% участников опроса.

Для сравнения упомянем еще несколько персоналий, которых исследователи указали в качестве персоналий, способных побороться за мэрское кресло.

Бывшего губернатора Юлию Светличную готовы поддержать 14%.

Народного депутата Александра Фельдмана – 8%.

Бизнесмена Александра Ярославского – 6%.

Возможно, стоило бы в список потенциальных кандидатов включить и действующего губернатора Алексея Кучера (губернаторская должность – более чем почетна, но достаточно шаткая, вылететь с нее можно в любой момент, а мэрство – это худо-бедно, пять лет начальственного статуса) или обезличенного кандидата под ником «Некто от слуги народа» (просто, чтобы проверить, насколько эта схема работает спустя четыре месяца после парламентской досрочки). Но если исследователи этого не сделали, у них были по этому поводу свои суждения. В принципе, уже сегодня можно предположить, что вау-эффект от присутствия в бюллетенях на выборах 2020 года кандидатов от провластной партии будет минимальным (возможно, на уровне 8%, как у предшественников, или немногим ниже).

Если первая пятилетка Кернеса прошла под знаком проведения в городе матчей Евро-2012, под которое были заточены практически все благоустроительные усилия, то вторая пятилетка была не настолько яркой, если оценивать ее по количеству и масштабам реализованных городских проектов. Даже открытие последней на сегодняшний день станции метро «Победа» (несмотря на акцентированные попытки прибывшего на открытие пятого президента стукнуть себя кулаком в грудь) скорее рассматривается как отголосок «прежних времен».

Город провел пятилетку достаточно скромно, без особо выдающихся жилищно-коммунальных и благоустроительных подвигов. Результаты масштабной реконструкции сада Шевченко, способные вызвать слезу умиления у командировочного или иного гостя Первой столицы, у местного контингента скорее вызывает неоднозначные чувства.

Реакция номер один: да-с, прикольненько, но сколько бюджетных денег вбухано во всю эту фонтанщину?

Реакция номер два: испортили Каскад, а это символ города (во всяком случае, к нему многие привыкли и испытывают скорее неприятные ощущения  от безвозвратной потери).

Реакция номер три (присущая обитателям окраин): в центре по пять раз тротуарную плитку перекладывают, а у нас – сплошные колдобины и инфраструктурный апокалипсис (для примера, бывший парк Артема, расположенный в относительно густонаселенном районе, вызывает, как сказали бы во времена золотого века поэзии, сплин и хандру).

Если в деле непомерного роста тарифов еще можно перевести стрелки на центральные органы власти («А чё мы-то, а то они-то» (с)), то ответственность за кое-какие проблемки с наземным транспортом – это всецело приобретение местной власти.

Жители отдельных частей Салтовки не первый год страдают от недостаточно эффективного транспортного сообщения с центральной частью города, из-за чего называют свой спальный район «краем мира» (вместо слова «край» зачастую употребляется иное понятие, но его произнесение вслух не является допустимым в приличной компании).

Конфликт с несколькими сотнями предпринимателей Барабашовского рынка из-за планов строительства дороги чуть ли не на месте торговых рядов хоть и не наносит решающего электорального удара по городскому голове, однако осадочек оставляет. А локальные неудачи в фехтовании с местным радикальным активом (вряд ли пользующимся высоким уровнем популярности) по поводу памятника на площади Свободы или же наименования бывшего проспекта Жукова, ныне Григоренко, способны породить среди почтеннейшей публики социальную апатию, пускающую корни везде, где возникают хоть какие-то намеки на двоевластие («вы пока разберитесь между собой, а потом к нам приходите»).

Даже тот факт, что в конце ноября не во всех зданиях достаточно хорошо функционирует отопление, воспринимается двояко. Свежо сверх меры – это минус, но при современных тарифах излишняя прохлада представляется вполне терпимой. Минимизация тарифной нагрузки даже таким способом для большинства населения города – какой-никакой плюс.

Несомненным плюсом мэра Кернеса является отсутствие ярко выраженных косяков, что по нынешним меркам может расцениваться как большой успех. Для сравнения в столице государства за последние пять лет дождь стал синонимом наводнения, снег – синонимом завалов, а мост – синонимом провала (даже Пятигорского, который, по версии Великого комбинатора, следовало ремонтировать, чтобы не сильно проваливался, а гораздо более глубокого). Попытка же реализовать какой-нибудь более сложный проект, нежели укладка тротуарной плитки, обернулась громким скандалом. Призванный стать едва ли не восьмым чудом Киева стеклянный мост треснул в день открытия. (И даже при этом Виталий Кличко безусловный лидер электоральных симпатий).

Попробуем предположить, что высокий уровень доверия к Кернесу является ничем иным как проявлением постреволюционного синдрома ожидания худшего от любых перемен, под каким бы соусом они не подавались. Но подобное общественно-политическое ретроградство вряд ли стоит ставить в вину электоральным массам, которых представители управленческого класса последовательно приучали к тому, что все последующее непременно становится хуже предыдущего.

Пятый президент, несмотря на весь пафос его надрывно-захлебывающейся риторики (вполне уместной на провинциальной театральной сцене, но анахроничной на сцене политической), не достиг более высоких социально-экономических показателей, нежели четвертый, правительство Яценюка не внесло никаких изменений в жизнь налогоплательщиков, кроме повышения тарифов, кабинет Гройсмана отличился по большей части тем же, «команда Зе» пока входит в отечественную политическую историю максимально грязными скандалами, нежели высокоэффективной управленческой деятельностью.

А поэтому среднестатистический горожанин на данный момент пребывает в полнейшей уверенности, что главное при такой жизни – не делать резких движений. Вода худо-бедно по трубе течет, мусор вывозится, лампочка в доме горит. А ежедневные песни о том, что «суровые годы уходят, но грядущие за ними времена будут еще труднее» воспринимаются на ура далеко не всеми. Все-таки культурная столица – в ходу совершенно иное музыкальное творчество.

Дмитрий Михайлов